Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене
ЛЮНЕБУРГ, 22 сентября. (ТАСС). Пятый день процесса начался допросом Ады Бимко, свидетельницы обвинения, бывшей заключенной Бельзенского лагеря. Ада Бимко — врач, польская гражданка. Эсэсовцы арестовали се 4 августа 1943 г. и вместе с 25 тыс. евреев отправили в Освенцим.

На вокзале в Освенциме, — рассказывает Ада Бимко, — женщин с детьми сразу посадили в грузовые машины и отправили в газовые камеры, подавляющее большинство остальных несколько позже также направили в газовые камеры и лишь немногих оставили в бараках. Из 5 тысяч человек, прибывших с Бимко в одном поезде, в газовые камеры было отправлено 4.500 чел., в том числе отец, мать, брат и 6-летний сын Бимко.

Свидетельница показывает, что ее оставили работать врачом в лагерной больнице и она часто наблюдала, как производится сортировка людей. В больнице отбор людей для уничтожения производился следующим образом: больных поднимали с постели и заставляли проходить через комнату, где заседали врачи-эсэсовцы, мужчины и женщины. Слабых сразу отправляли в газовую камеру.

Прокурор спрашивает свидетельницу, кого из врачей, отбиравших заключенных для уничтожения, она знает. Ада Бимко называет имена: д-р Клейн, д-р Рот, д-р Тяло, д-р Кениг и д-р Мегель. Тогда председатель суда предлагает свидетельнице опознать среди подсудимых тех, которые «работали» в Освенциме и Бельзене. Ада Бимко медленно проходит вдоль скамьи подсудимых, внимательно всматриваясь в лица преступников, и уверенно называет: Крамер, Клейн, Фольфенрат, Вейнгартнер, Гесслер, Элерт, Гресе, Коппер, Лобауэр, Борман, Отто Вальтер и др.

Свидетельница останавливается около одного подсудимого, сидящего в первом ряду крайним справа. Это — молодой человек. На вид ему не более 25 лет. Несколько мгновений он смотрит в лицо свидетельнице, но не выдерживает и опускает голову. Свидетельница молчит. Подсудимый опускает голову еще ниже. Тогда Ада Бимко произносит:

— Я не знаю имени этого подсудимого. Он был шефом кухни женского лагеря в Бельзене. На моих глазах он двумя выстрелами в упор застрелил молодую женщину, которая хотела подобрать очистки брюквы.

Ада Бимко обращает внимание суда на подсудимую Борман. Это — старуха небольшого роста, с бегающими маленькими черными глазами. Она была надсмотрщицей и жестоко истязала заключенных. Жертвы этой старухи поступали в больницу и становились пациентами свидетельницы Бимко.

Ада Бимко показывает, что в Бельзене лагерный режим был тяжелым. Однако значительно хуже он стал после назначения комендантом лагеря Крамера. Крамер прибыл в Бельзен в декабре 1944 г., и с этих пор заключенных стали выводить в 3 ч. 30 м. утра на проверку, длившуюся 5 часов. Заключенным начали выдавать такое количество похлебки и воды, что человек медленно умирал с голода. Побои заключенных стали массовым и обычным явлением. Свидетельница видела, как Крамер лично избивал логами заключенных русских. Бельзен стал вторым Освенцимом.

Допросом Ады Бимко закончилось утреннее заседание суда. После короткого перерыва суд в полном составе выехал в Бельзенский лагерь.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^