У Луи Арагона и Эльзы Триоле
В Москве гостят французские писатели Луи Арагон и Эльза Триоле. Автор многочисленных произведений, пользующихся популярностью во Франции, Эльза Триоле в 1945 году получила премию имени Гонкуров и явилась первой женщиной, удостоенной такой награды. В числе лауреатов Гонкуровской премии такие писатели, как Анри Барбюс, Андрэ Мальро. Премия присуждена Эльзе Триоле за сборник рассказов о движении сопротивления во Франции. Некоторые из рассказов сборника печатались во время оккупации под псевдонимом; имя автора стало известно только после освобождения Франции.

Знаменитый французский писатель и поэт Лун Арагон — автор многих романов и стихов, в том числе романа «Базельские колокола», хорошо известного советскому читателю. На русский язык переведены также поэмы Арагона из его сборника «Нож в сердце». Арагон — участник обеих мировых войн, в частности, битвы под Дюнкерком. Во время немецкой оккупации оба писателя находились в подполье и активно участвовали в руководстве движением сопротивления среди интеллигенции.

С большим волнением вспоминают французские писатели об этих, полных героики и самоотверженности годах, когда французский народ боролся с немцами и вишийцами. Беседуя с сотрудником «Известий», Эльза Триоле и Луи Арагон рассказывают об отдельных эпизодах борьбы французского народа и его интеллигенции с оккупантами.

— Очень немногие представители интеллигенции, — говорит Луи Арагон, — продались немцам и Петэну. Но, надо сказать вредили они очень сильно. Мы работали в подпольной организации распространявшей свое влияние на тридцать семь департаментов юга Франции. В организацию входило пятьдесят тысяч человек — представителей интеллигентного труда: врачи, литераторы, журналисты, музыканты, учителя. юристы, ученые. У нас были самые разнообразные функции. Писатели не только писали, но доставали бумагу, налаживали типографии, развозили готовую литературу. Врачи помогали раненым партизанам, добывали лекарства. Немалую помощь движению сопротивления оказали юристы, члены организации, по нашему поручению работавшие в прокуратуре. При их содействии мы устраивали побеги политических заключенных. Когда Дарнан начал свой поход против ученых, не желавших прислуживаться оккупантам, нам удалось получить список людей, подлежащих аресту. Благодаря этому мы успели предупредить многих патриотов, на которых Дарнан занес свою кровавую лапу. Это были, а частности, внук Луи Пастера — академик Пастер Валери-Радо, академик Дебре и другие.

Немало честных французов, однако, попались в руки оккупантам, многие были замучены и казнены. Мы потеряли таких поэтов и писателей, как Сен-Поль Ру. Макс Жакоб, Жан Декур, Жан Прево, Робер Деснос.

В условиях оккупации родились так называемые национальные комитеты писателей, учителей, юристов и т. д. Ныне все эти комитеты влились в национальный союз интеллигенции. В него вошли и некоторые довоенные организации интеллигенции, в частности, ассоциации военных писателей и французская секция Пэн-клуба.

Борьба за ликвидацию последствий фашизма — одна из задач нашей организации. Мы имеем во всей стране около ста пятидесяти клубов, которые группируют вокруг себя французскую интеллигенцию и стали связующим звеном между интеллигенцией и широчайшими народными массами Франции. Устройство лекций, постановка спектаклей, показ кинофильмов — таковы формы нашей работы.

На знамени союза интеллигенции начертаны лозунги борьбы за единство французского народа. Война с фашизмом ч его наследием тесно переплетается с патриотическими идеями, корни которых уходят в далекое прошлое свободолюбивого народа Франции.

В заключение Луи Арагон и Эльза Триоле вкратце характеризуют деятельность французских писателей и поэтов.

Французская поэзия перестала быть кабинетной, она вышла на улицы и пользуется большой любовью у народа. В последнее время выдвинулся ряд молодых поэтов. Среди них Лоис Массон, Пьер Сегерс, Пьер Эммануэль, Жан Марсенак. Они пишут на патриотические темы, и в их произведениях часто встречаются слова «кровь» и «свобода». Из мастеров старшего поколения, произведения которых популярны, следует назвать Поля Элюар, Поля Жанжув и недавно умершего Поля Валери.

О популярности поэтов можно судить по тиражам. До войны нормальный тираж книг и стихов не превышал одной — двух тысяч экземпляров. Ныне тиражи значительно выросли. Эльза Триоле говорит, что книга Луи Арагона «Французская заря» вышла в количестве семидесяти тысяч экземпляров, тираж до сих пор во Франции неслыханный.

Большинство французских прозаиков последние годы молчало. Сейчас намечается некоторое оживление. Начинают выхолить новые книги. Пишут Леон Муссинак, Жан Кассу, Франсуа Мориак, Веркор и другие.

Книги советских писателей пользуются большой популярностью у французов. Большими тиражами вышли «Падение Парижа» Ильи Эренбурга. «Непокоренные» Бориса Горбатова. В театра с успехом идет «Нашествие» Леонида Леонова. В кинотеатрах демонстрируются советские фильмы.

В заключение французские писатели выразили свое восхищение Москвой.

— Я был в Москве, — говорит Луи Арагон по-русски, — девять лет назад. С тех пор она сильно изменилась — и, конечно, к лучшему!

Рассказывая о быте парижан, Луи Арагон и Эльза Триоле отмечают, что последствия войны и оккупации до сих пор дают себя чувствовать: мало топлива, отсутствует ряд продуктов...

Лун Арагон и Эльза Триоле пробудут в Москве ещё несколько дней. При участии Эльзы Триоле подготовлен перевод повести из сборника, за который она получила Гонкуровскую премию. В ряде журналов появятся стихи Луи Арагона.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^