Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене
ЛЮНЕБУРГ, 25 сентября. (ТАСС). В первой половине восьмого дня процесса защита выясняла подробности вчерашних показаний свидетельницы Доры Шафран.

Защитник майор Винвуд интересуется вопросом, сколько раз свидетельница наблюдала отбор в газовую камеру в Освенциме. Дора Шафран ответила: отбор производился столько раз, что трудно сказать, сколько — 10, 15 или более раз. Затем она подтвердила, что Крамер, несмотря на свой высокий пост коменданта лагеря, находил время лично упражняться в избиении узников лагеря, в том числе и женщин.

Защитник майор Мунцо особенно подробно подверг разбору показания Доры Шафран о натравливании подсудимой старухой Борман собаки на заключенную в лагере женщину, которая в результате укусов умерла. Защитник задал бесчисленные вопросы: какой масти была собака, к какой национальности принадлежала затравленная собакой женщина, на каком расстоянии от места происшествия находилась свидетельница, когда собака рвала свою жертву, не убежала ли собака из-под надзора Борман, хватала ли собака свою жертву за шею, не защищала ли Борман свою жертву, действительно ли умерла женщина в результате укусов собаки и т. д. Свидетельница обстоятельно отвечает на все вопросы майора Мунцо.

Затем защитник майор Грэнфилд спрашивает о величине палки, которой били в лагере свидетельницу. Дора Шафран отвечает, что размеров палки она не знает, но хорошо помнит ощущение от ударов этой палкой.

Отвечая на другие вопросы, Шафран рассказывает о подсудимой Ирме Г резе. Об этой эсэсовке, сидящей на скамье подсудимых в нежно-голубой кофточке, с завитыми по последней моде белокурыми волосами, свидетельница рассказывает как об одной из самых жестоких надзирательниц Освенцима, а затем Бельзена. Грезе ходила с кожаной плеткой и пистолетом и весьма искусно использовала эти орудия. После одного из отборов в газовую камеру Ирма Грезе застрелила из пистолета двух девушек, пытавшихся бежать через окно.

Крамер внимательно слушает допрос. Он делает пометки в тетради и переговаривается со своим защитником.

Во второй половине дня перед судом прошла еще одна свидетельница — польская гражданка Елена Гаммермерц, 25 лет. Она была студенткой-медичкой, когда немцы вторглись в Польшу, пыталась бежать в Венгрию, но была арестована и заключена в концентрационный лагерь в Освенциме.

Суд снова слышит имена Крамера, Клейна, Гесслера, Менгеля, Грезе, Лобауэр. И те же обвинения — отбор в газовую камеру, убийства. Гаммермерц называет суду новые имена и новые преступления. Надсмотрщик Отто Граф — убийца заключенной Марии Добровской. Гаммермерц видела 5 повешенных девушек.

Когда Красная Армия приближалась к Освенциму, говорит Гаммермерц, концентрационный лагерь начали эвакуировать. Заключенных погнали в морозы и вьюги по зимним дорогам пешком, без обуви и одежды. Отстающих убивали. Коченевшие от мороза люди гибли сотнями в день. Бельзена достигли немногие. Здесь стало ясно, что речь шла о спешном истреблении всех заключенных. Сатрапы Гиммлера уничтожали следы своих преступлений. В каждом бараке Бельзенского лагеря умирало по 80–90 человек в день. К приходу англичан все же осталось в живых несколько десятков тысяч человек. Однако спасти всех было уже невозможно. 13 тысяч умерло от истощения в Бельзене после освобождения.

Допросом Елены Гаммермерц заканчивается восьмой день процесса.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^