Международное обозрение
Председатель исполкома лейбористской партии профессор Ласки в своих комментариях к окончанию сессии Совета министров иностранных дел пишет, что если считать итоги Лондонской конференции провалом, то «размеры этой неудачи были бы для нас большим ударом». Сейчас, разумеется, можно говорить об итогах сессии Совета министров иностранных дел уже без всяких «если». Мировое общественное мнение оценивает результаты сессии как серьезную и крупную неудачу и выражает в связи с этим свою тревогу и озабоченность.

На этом фоне приобретает своеобразный интерес проявляемая некоторыми зарубежными органами печати и политическими деятелями откровенная радость по поводу неудачи конференции. Аластор Форбс в лондонской «Санди диспетч» приветствует срыв сессии как «дипломатический триумф» англо-американской точки зрения.

Срыв сессии Совета министров иностранных дел, на которой была сделана попытка нарушить решение Берлинской конференции, послужил сигналом к активизации явных и тайных противников согласия и сотрудничества великих держав-победительниц в послевоенное время. Формы, в которых выражается «деятельность» этих элементов, весьма разнообразны. Но суть и цель этой деятельности едины — речь идет о том, чтобы подорвать основу сотрудничества великих держав и возвратиться к той сомнительной «морали», которая так катастрофически обанкротилась в период, предшествовавший второй мировой войне. Дело доходит до того, что один из ретивых американских корреспондентов Мэтьюз нагло объявляет политику сотрудничества трех великих держав в деле организации послевоенного мира «тоталитарной дипломатией».

Тенденцию опорочить решения и политическую линию Тегерана, Ялты, Берлина проявляет ряд английских и американских газет; «Дейли геральд», например, призывает пересмотреть эти решения и разработать новую, «единую декларацию Объединённых наций»; «Обсервер» обрушивается на решения Берлинской конференции, заявляя, будто «в действительности важные части их составлены расплывчато и могут стать объектом юридических споров». Газета призывает «начать все снова без того, чтобы быть связанными буквой потсдамского решения».

Как свидетельствует находящийся в Германии корреспондент «Нью-Йорк таймс» Даниэль, подобные настроения распространены не только среди журналистов. Характеризуя позицию многих американских военных и гражданских администраторов в Германии , Даниэль утверждает, что, по мнению этих администраторов, «Потсдамскую декларацию следует выполнять, относясь к ней не вполне серьезно», что «достаточно на словах восхвалять решения о демилитаризации Германии для того, чтобы стяжать себе бессмертную славу...» Характерно и то, что американская печать в эти дни усиленно пропагандирует взгляды некоторых экономистов, пытающихся доказать, будто экономическая программа, намеченная в Берлине, нереальна и что надо всячески расширять промышленное производство в Германии с тем, чтобы значительно поднять германский экспорт. Так обнаженные интересы монополий противопоставляются исторической программе ликвидации военно-промышленного потенциала Германии. Активизация противников мира и безопасности — убедительное доказательство того, какими опасными последствиями чреват отход от Берлинских решений, от основных принципов сотрудничества великих держав и всех свободолюбивых народов в деле полной ликвидации фашизма и обеспечения прочного мира.

Выборы в Народное Собрание Болгарии назначены, как известно, на 18 ноября. Избирательная кампания открывается сегодня. Внутриполитическая жизнь в стране бьет ключом. Всякий объективный наблюдатель не может не признать, что эта активность достигнута на основе сплочения широких слоев рабочего класса, крестьянства и интеллигенции вокруг «Отечественного Фронта», ставшего знаменем народной свободы и национально — государственной независимости страны. За последнее время база «Отечественного Фронта» расширилась и укрепилась. В его состав вошли радикальная партия, молодежная организация «Врабча», студенческая корпорация.

Но если авторитет и влияние «Отечественного Фронта» растут и укрепляются с каждым днем, то удельный вес оппозиционных группировок все больше падает. В настоящее время они представляют собой безыдейные и беспринципные реакционные группки, лишенные массовой базы. Этот идущий в стране процесс — консолидация сил болгарской демократии в рядах «Отечественного Фронта» и все углубляющееся политическое вырождение оппозиционных групп и определяют внутреннюю обстановку в Болгарии. Характерно, что почти все оппозиционные группировки не решаются раскрыть свои подлинные политические программы. Так, почти все они клятвенно заверяют, что являются сторонниками «Отечественного Фронта». На деле же их главная цель заключается в том, чтобы расколоть и обессилить «Отечественный Фронт», противопоставить и поссорить крестьян и рабочих, оторвать от народа интеллигенцию. Почти все «оппозиционеры» настойчиво заверяют, будто они считают важнейшей задачей внешней политики Болгарии укрепление братской дружбы с Советским Союзом, спасшим болгарский народ от гибели. Но эти фарисейские заверения никого не убеждают. В действительности «оппозиционеры» хотели бы заменить внешнюю политику «Отечественного Фронта» своей, реакционной внешней политикой и попытаться вновь нарушить исторические связи и дружбу народов СССР и Болгарии.

Реальный вес «оппозиции» в стране, степень ее влияния в народе таковы, что можно было бы не уделять ей особого внимания. Однако бросается в глаза одна характерная особенность. Чем больше выявляется слабость оппозиционных групп, тем громче и визгливее шумят они, тем упорнее и настойчивее взывают они о помощи извне. Болгарские оппозиционеры делают свою главную ставку не на исход выборов, а на то, чтобы добиться в результате внешнего вмешательства — осуществления своих требований. Их деятельность внутри страны, их отношение к новой власти и ее органам определяются формулой: чем хуже, тем лучше. Именно поэтому болгарские оппозиционеры стремятся сорвать привлечение новых слоев народа к активной государственно-политической деятельности и всеми возможными способами дезорганизовать внутреннюю жизнь и порядок в стране.

Антидемократическая и дезорганизаторская деятельность оппозиционеров, к сожалению, поощряется извне. В оправдание этого поощрения широко пропагандируется в зарубежной печати «теория», согласно которой главной особенностью демократии является не столько господство большинства, то есть народовластие, сколько «уважение» этим большинством любых претензий меньшинства, даже если это меньшинство выступает против интересов народа.

Следует раньше всего подчеркнуть, что даже авторы этой «теории» не могут отрицать того, что в Болгарии власть находится в руках большинства, т. с. в руках народа. Однако вместо того, чтобы проявить соответствующее уважение к этой народной власти, сторонники вышеназванной «теории» поощряют антинародную, антидемократическую деятельность ничтожного оппозиционного меньшинства.

Возникает законный вопрос: отвечает ли элементарным понятиям демократии такое положение, когда ничтожное оппозиционное меньшинство, опираясь исключительно на поддержку извне, пытается навязать свою волю народу? 0 вкусах не спорят. Можно при наличии своеобразного вкуса ориентироваться на оппозиционные группки, оторванные от народа, а не на народную власть. Можно к прихотям этого своеобразного вкуса отнести, например, выступление американского корреспондента Маркыма, который использовал оппозиционный листок «Народно земеделско знаме» для грубой, бессовестной клеветы на болгарский народ и его демократическую власть. Но разве от этого болгарская демократия перестаёт быть демократией? Конечно, нет. Болгарский народ идёт своей, им избранной дорогой, ведущей к укреплению демократии, к политическому и хозяйственному подъёму страны.

Подготовка текста: Ольга Федяева. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны
^