На международные темы
Приближаются сроки выборов в представительные собрания в Югославии и Болгарии. Демократическая общественность этих стран ведет усиленную подготовку к избирательной кампании, которая имеет глубокое историческое значение. После долгих лет немецко-фашистского засилья, хозяйничанья продажных клик впервые только сейчас — после разгрома немецко-фашистских ставленников, изгнания их из государственных учреждений, очищения политической атмосферы — народы Югославии и Болгарии получают возможность действительно свободно намечать и выдвигать своих избранников.

Выборы в странах Юго-Восточной Европы, еще недавно лишенных даже элементарных демократических прав, — громадное событие в жизни народов этих стран. Они знаменуют вступление стран Юго-Восточной Европы в новый исторический этап, когда народы, являвшиеся в прошлом не раз предметом недостойного торга, объектом преступных сделок своих продажных правителей с немецкими, итальянскими и иными империалистами, впервые становятся хозяевами своей собственной судьбы.

Успехи демократии в странах Юго-Восточной Европы являются вместе с тем лучшей гарантией их политической самостоятельности и независимости.

Неудивительно поэтому, что осколки разбитых и уничтоженных волей народа реакционных режимов в Болгарии и Югославии все свои расчёты строят на получении поддержки из-за рубежа, от той категории людей, которая совсем не заинтересована ни в политической самостоятельности балканских странах, ни в политической стабильности в Европе вообще.

Как ни дискредитированы изобретённые еще Геббельсом «стратегические» планы провоцирования вражды между членами коалиции свободолюбивых держав, чтобы спасти фашизм от полного уничтожения, подобная «стратегия» с подозрительной точностью воспринята реакционными силами, проявляющими активность и сейчас в послевоенный период, во многих странах мира. Следуют старому геббельсовскому рецепту и реакционеры на Балканах.

Предвыборная деятельность так называемой «оппозиции» Петкова и Гиргинова в Болгарии и группки Грола в Югославии поразительно совпадают именно в этом отношении. Главным «козырем» политиканов и авантюристов, стремящихся к дискредитации демократических завоеваний народов Югославии и Болгарии, служат клеветнические утверждения, рассчитанные на то, чтобы посеять семена недоверия и вражды в отношениях между «Западом» и «Востоком».

Не может не вызвать удивления, что подобной нечистоплотной публике удается не только кое-кого разжалобить, но далее побудить иногда зарубежных государственных деятелей взять под сомнение законность волеизъявления подавляющего большинства народов балканских стран.

За последнее время некоторые реакционные журналисты берут на себя смелость «сомневаться» в «благонадежности « Югославии. Как известно, Югославия — один из самых доблестных членов Объединённых наций, отдавший немало человеческих жизней и материальных ресурсов для победы над общим врагом. Югославия поддерживает нормальные дипломатические отношения с СССР, Великобританией и Соединёнными Штатами Америки. Тем более возмутительно, что подозрительная возня югославской эмигрантской клики, группирующейся вокруг короля Петра и открыто блокирующейся с явными гитлеровскими приспешниками вроде Мачека, служит поводом для провокационных выпадов определенной части иностранной печати против Югославии и ее правительства.

Тенденциозные проекты иностранного «обследования» внутриполитического положения в балканских государствах встречают резкое осуждение со стороны прогрессивных кругов в США и в Англии. Так, например, американский радиокомментатор Уолш касаясь требований некторых официальных лиц о проведении на Балканах контролируемых выборов, указывает, что демократические выборы не означают терпимого отношения к «опасным, обанкротившимся пронацистским партиям». Касаясь положения в Румынии, Уолш заявил, что румынская «либеральная партия является одной из самых гнилых партий в Европе и она не должна получить иностранной поддержки». Такую же оценку можно дать и другой «исторической» царанистской партии, руководство которой, но словам Уолша, является продажным. «Оно заключило соглашение с фашистской железной гвардией, поддерживало участие Румынии в войне против Советского Союза и пошло на компромисс с реакцией. Серьезная опасность, — продолжает Уолш — заключается в том, что эти две партии могут перегруппироваться и стать убежищем для старых реакционеров, антисемитов, лиц, настроенных против России, и противников демократии. Эти люди даже в настоящее время пытаются внести раскол в ряды союзников, оторвать западные страны от Советского Союза».

Отмечая, что аналогичное положение наблюдается в Болгарии и в Венгрии, Уолш ставит вопрос о том, как следует интерпретировать понятие «демократические выборы»: означают такие выборы неограниченную свободу для каждой группы, включая фашистских заговорщиков и их агентуру, или же интересы демократии требуют уничтожения политических групп, стремящихся ликвидировать свободу. Богатый политический опыт, которым обладают народы, подсказывает единственно возможный правильный ответ. Нельзя допустить, чтобы фашистские заговорщики могли эксплуатировать демократические порядки для того, чтобы творить свое черное дело подрыва и подготовки ниспровержения демократии.

Странное впечатление оставляют при этом такие новоявленные «поборники демократии», как пресловутый Ялчин, который на днях договорился до того, что стал призывать союзные державы незамедлительно применить атомную бомбу против тех балканских стран, в которых, по мннению Ялчина, «недостает» демократизма. Турецкая журналистка Сабиха Сертель не без язвительности заметила: «Что будет делать уважаемый коллега Ялчин, если Америка, не дай бог, решит сбросить и на Турцию атомную «бомбу, мотивируя это тем, что в этой стране сегодня нет демократии в том виде, в каком мы желаем».

Проблема демократии и защиты ее от реакционных и фашистских сил имеет вполне конкретное содержание, поскольку существует еще немало стран, где демократия действительно нуждается в эффективной защите. В советской печати уже не раз отмечалось, что, несмотря на разгром германского и японского фашизма, в Испании, в Аргентине у власти стоят явно фашистские элементы. Недавняя отставка аргентинского вице-президента Перона, который является одним из наиболее скомпрометированных вожаков прогитлеровской милитаристской клики, по существу ничего или почти ничего не изменила в существующем в Аргентине политическом режиме, вызывающем резкие протесты со стороны широких народных масс. Похоже на то, что удаление Перона, проведенное, как подчеркивает иностранная печать, по настоянию милитаристских элементов, продиктовано лишь желанием получше замаскировать сохранение профашистских, антидемократических порядков в Аргентине. Аналогичные попытки, как известно, склонен предпринимать и фашистский диктатор Испании Франко. Правда, недавние выступления фалангистских газет с откровенными призывами к созданию «антибольшевистского» блока в Европе, даже чуть ли не во главе с Франко, полностью разоблачают фальшь недавних маневров испанских гитлеровцев, продиктованных, очевидно, страхом перед берлинскими решениями глав трех великих демократических держав.

Стремление к политической мимикрии, к приспособлению для того, чтобы спасти от разгрома фашистские кадры и сохранить за собой по возможности все наличные командные позиции, типично и для руководящих кругов разгромленной союзниками империалистической Японии.

Недавно в Японии ушло в отставку правительство явного милитариста, генерала принца Хигасикуни. Сам по себе это, несомненно, положительный факт.

Однако на смену ему пришло правительство во главе со старым политическим деятелем Японии Сидэхара, человеком который, но мнению части японской англо-американской печати, всем своим существом органически связан с империалистическим прошлым Японии. Близкие — родственные и идейные связи нынешнего японского премьера с наиболее опасными военными преступниками главарями монополистических трестов вдохновителями военной агрессии Японии — делают его фигуру явно неподходящей для того, чтобы осуществлять новую политику, политику решительного выкорчевывания японского милитаризма и фашизма. Выдвижение кабинета Сидэхара, обильно расточающего либеральную фразеологию, может иметь только один смысл — затруднить осуществление задачи полного выявления военных преступников в Японии, затормозить проведение в жизнь неотложных и обязательных демократических преобразований, распространить иллюзии о том, что руками старых безнадежно скомпрометированных политических деятелей — верных слуг японского империализма — может быть на новых началах перестроена Япония.

Японская печать сообщает, что через несколько недель предполагается назначить очередные выборы в японский парламент. Японское правительство обещает гарантировать соблюдение всех демократических свобод. Тем самым внушается представление о том, что в Японии, собственно говоря, и не обязательны какие-либо предварительные серьезные преобразования, поскольку данный государственный аппарат, не подвергшись никаким переменам, якобы способен гарантировать свободное волеизъявление японского народа.

Нет сомнения в том, что все это может порождать лишь вредные и опасные иллюзии, что отнюдь не способствует реализации условий безоговорочной капитуляции Японии в том виде, в каком они были формулированы Потсдамской декларацией от 26 июля 1945 года.

Подготовка текста: Ольга Федяева. Карточка: . Опубликовано: Пресса войны
^