По страницам журнала
Велики задачи и широки перспективы работы наших литературно-художественных журналов. Именно здесь читатель впервые знакомится с новыми произведениями советской литературы. Журнал призван заботливо организовать писательские силы, направлять их, собирать и выращивать молодые кадры литераторов, оценивать вышедшие произведения, информировать о них читателя. Здесь читатель ищет писательского отклика на проблемы наиболее злободневные, наиболее волнующие. Литературно — художественный журнал — это и воспитатель вкуса читателя.

Перед нами восьмой номер журнала «Новый мир» за этот год.

Особо следует выделить в нем повесть Бориса Леонидова «Третья палата». В центре повествования — группа офицеров, полностью или частично потерявших зрение. Автор сумел расширить свою тему и показать не только, как советский человек решает суровую проблему, поставленную перед ним жизнью, но передать величие духа советского мужественного, жизнерадостного человека, воспитанного социалистическим обществом.

Герои повести — духовно богатые люди. Всякий из них идёт своим путём; иному он дается легче, другому тяжелее. Но есть одно, что роднит всю основную группу героев повести; высокое чувство достоинства советского человека — требовательность к себе и к людям, воля к борьбе и вера в преодоление всех трудностей. Капитан Питомцев выражает общую их мысль, когда говорит: «Не о куске хлеба речь, этим нас обеспечат. Надо свое место занять на земле».

Ни один из них никогда бы не помирился с мыслью, что он может выйти из строя борцов. Они рвутся обратно на фронт.

Но не все могут мечтать о фронте. Титов и Тимченко совершенно потеряли зрение, Питомцеву грозит полная слепота. Они заново обдумывают свое «место на земле». Неукротимый Питомцев в любом положении требует от себя и от других одного: «Не сдавай, бери жизнь смелее!.. Хватай ее, косматую, за холку и седлай». В случае, если ему не придётся больше воевать, он собирается «перевернуть» завод, на котором до войны работал инженером.

У Питомцева цельная философия борьбы. Его решениями и поступками движет не просто жажда жизни, а то, что он сам называет «жаждой победы». «Я об этом много думал. Думал, когда смерть стояла рядом... Война чрезвычайно обострила чувство ответственности. Каждый в отдельности нес его в себе, и оно становилось жаждой победы». Он видит, что работы предстоит «бездна, непочатый край. Не заплаты класть, строить новое по-новому, бросок вперёд сразу на десяток лет... Люди вернутся домой с победой, с огромным опытом преодоления трудностей. Жизнь предстоит большая...» Он хочет «ринуться по-новому» в эту большую жизнь.

Тимченко по-юношески трепетно мечтает о научной работе. Он «строил жизнь по-своему, кропотливо, по деталям, точно подбирал незнакомую мелодию».

Но оба требовательны к жизни. Советский человек, в какое трудное положение ни был бы поставлен, не хочет никаких скидок — Без скидок! Таков девиз героев повести. Они были и останутся борцами, хозяевами жизни.

Слепой Титов упорно собирает полевой телефон, так как наметил для себя работу бригадира по монтажу аппаратов.

Равным образом, и родные и близкие безо всяких скидок подходят к этим людям. Речь вдет о полноценных людях, о полноценной работе, о полноценном счастье. Егорьев получает письмо из своей части. Командир поздравляет его с высокой правительственной наградой, крепко жмёт ему руку. Но тут же и наставляет его, указывает ему, какие недостатки надо преодолеть в себе, чтобы добиться еще больших успехов. Его внимание и забота взыскательны. «Я хочу, чтобы все мои подчинённые и друзья были Героями Советского Союза», — заключает он. Он не позволяет себе ограничиться утешением раненого. Он пробуждает в человеке жизненные силы, укрепляет его веру в самого себя, в свою полезность Родине, чувство борьбы, «жажду победы». Такое отношение рождено глубоким уважением к советскому человеку.

Девушка, которую любит Тимченко, не может ответить ему на любовь. И нет в ее теплом, дружеском отношении к нему ни тени жалостливости, слезливости. Она честно пишет ему обо всем, честно и открыто предлагает ему дружить, как и прежде. Он всегда будет ей лучшим другом.

Только на полное, не ущерблённое счастье имеют право эти мужественные, достойные люди. Автор смело и правдиво показал это.

У Титова иное положение по сравнению с Тимченко: у него есть семья, дети. Тимченко найдет свое счастье. Оно не там, где мерещилось в обманчивых грёзах юности. А Титов боится потерять свою уже найденную любовь. Его мучают сомнения. Как встретит его жена, слепого инвалида? Но подобно тому, как он не желает признавать себя инвалидом, он собирается заново завоевать и ее чувство. Однако он сумел уже и прежде заставить любимую женщину крепко и серьезно полюбить его. Их встреча наполняет его полным, заслуженным им счастьем.

Так же требовательно и строго относится и Питомцев к своему чувству. Он сурово проверяет себя: сможет ли он дать счастье полюбившей его женщине, заботившейся о них, заново, по специальному методу учившей их читать, а его научившей прочесть много прекрасного в ее душе. Большая заслуга автора в том, что он правдиво показал советских людей. Даже потеряв физическое зрение, герои повести превосходно видят жизнь и свое полноправное место в ней.

Не марлевая повязка на глазах страшит их. Они борются за то, чтобы не легла на глаза иная повязка, чтобы не «пришли грусть и уныние», не «легли повязкой на глаза и заслонили гордость, радость победы, всё, что было впереди». И они побеждают в борьбе.

В повести есть недостатки. Наиболее резко бросается в глаза, например, неумение автора сочетать изображение внутреннего мира героев с описанием внешней обстановки. Часто безо всякого перехода автор непосредственно после передачи ощущений и восприятия действительности слепым человеком увлекается описанием таких внешних деталей, которые могли увидеть только он, автор, и читатель и которые лежат в данный момент по существу вне его повествования.

Но эти погрешности с избытком искупаются главным: правдивым, художественно и психологически верным изображением душевной силы советских людей, их всепобеждающего желания и умения жить, быть полезными народу, любить и быть любимыми, чутко и преданно дружить, их всегда активного восприятия жизни.

Журнал может занести в свой безусловный актив эту повесть о советских людях наших дней, людях, воспитанных в борьбе и служении Родине, прошедших испытание и суровую закалку войны.

Рассказ П. Емельяновой «Весьегонские любители», который скорее можно было бы назвать очерком, представляет собой писательскую зарисовку последних предвоенных дней 1941 года. Простыми, тонко выбранными художественными средствами сумела писательница передать глубокое душевное единение русского сердца с дорогой ему природой Родины и, что особенно важно, ощущение советским человеком постоянной любовной заботы о нем, общенародной заботы, в которой выражено одно из величайших завоеваний социалистического строя, записанных в Сталинской Конституции. Показана нам одна из самых светлых сторон той творческой, свободной, радостной жизни, которую советский народ пошёл с оружием в руках защищать в 1941 году и которую отстоял и утвердил в великих битвах Отечественной войны.

Рассказ рождён серьёзной, сосредоточенной мыслью и чувством. Основной его направленности отвечают вдумчивые психологические зарисовки, акварельные пейзажи, простой и чистый язык, украшают номер журнала два рассказа уральского писателя П. Бажова «Круговой фонарь» и «Золотые дайки».

В первом из них, неприхотливом по сюжету, меткая образность, самоцветная народная русская речь служат превосходным средством для того, чтобы показать, как мудрость народа, веками воспитанная в нем приметливость, могучий его здравый смысл помогают верно увидеть, понять и оценить то светлое, новое, что несет в жизнь новый человек, коммунист.

Занимательная фабула второго рассказа подчинена раскрытию идеи о счастье, которое завоёвывается только в труде и борьбе.

Рядом с повестью Леонидова и хорошими рассказами, посвященными советским людям, весьма странно выглядят стихи Виктора Урана «Свиданье назначаю».

Написаны они от лица фронтовика, приехавшего на свиданье с любимой девушкой. «Отвалив полсотни» за «Казбек», молодой человек отправляется на место встречи. Несложности внешних проявлений чувства автор, видимо, пытается противопоставить внутренний мир своего героя. Он заставляет его «загадочно тасовать конспекты чувств» в ожидании девушки, которая должна принять у него «зачет по исполнению желанья». Дальнейшие события описаны в той же манере и на том же художественном уровне. Девушка не сразу «приняла зачет», она стала «как выдуманный сад» (?). Герой уговаривает ее «суровость» обещанием «потратить гонорары на коммерческую бомбу в шоколаде» и даже подарить девушке-саду осколочек настоящей бомбы, который лежит в его походной сумке «как черновик задуманного счастья»!?!).

Редакции следовало избавить читателя от знакомства с подобным персонажем и с «неполным собраньем отношений» его и предмета столь «сумбурных чувств». Ничего, кроме чувства недоумения, не вызывает эта неумная карикатура на советского юношу и на стихи.

Из остальных стихов надо отметить тонкие лирические миниатюры Галактиона Табидзе в переводе Георгия Цагарели. Радует, что журнал не ограничивает себя кругом столичных авторов, а начинает привлекать и таких поэтов, как весьма способный Петр Комаров с Дальнего Востока.

В номере напечатаны также продолжение нового романа Конст. Федина «Первые радости», рассказ К. Осипова о Кутузове «Смерть фельдмаршала», воспоминания В. Бонч-Бруевича «В. И. Ленин и Библиотека Академии Паук», статья писателя А. Степанова о том, как писалась книга «Порт-Артур», критические статьи о романе В. Каверина «Два капитана» и рассказах Андрея Платонова, дана довольно обширная библиография.

Как видим, материалы этого номера в целом разнообразны по темам и жанрам.

Привлечь силы писателей к отображению насущных тем наших дней, в формах романа, повести, пьесы, рассказа, очерка, поэмы, стихотворения показать людей и события эпохи, раскрыть в образах строй мыслей, глубокий и богатый душевный мир советского человека-победителя — вот благородная и ответственная цель, к которой прежде всего должен стремиться журнал. Достижение ее невозможно без повседневной борьбы за высокий уровень идейности и художественного мастерства литературы.

Подготовка текста: Ольга Федяева. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны
^