Суд над палачами из гитлеровского концлагеря в Бельзене
ЛЮНЕБУРГ, 1 ноября. (ТАСС). 31 октября на утреннем заседании суш закончил допрос подсудимой Лины Хемпель. Эта обвиняемая, зверствовавшая и избивавшая заключенных в лагере, сейчас перед судом льет слезы, хнычет.

После выступления польского юриста Едрцеевича суд приступил к допросу подсудимой польки Станиславы Старостой: Эта подсудимая, стенографистка по профессии, по ее словам, во время захвате Польши гитлеровскими войсками в 1940 году была приговорена военным судом к смертной казни, но затем смешная казнь была заменена ей пожизненным заключением.

С 1942 года Староская работала в лагере Освенцим. Здесь она, как знающая.немецкий язык, была назначена старостой барака, а затем старостой всего лагеря.

В лице Старостой перед судом предстал один из тех преступников, которые ведут двойную игру. Староская пытала, убивала и предавала заключенных. Это было нужно ей для смягчения приговора, вынесенного ей гитлеровцами. Она прикидывалась «другом» заключенных, но лишь для того, чтобы удобнее продавать их. И на суде эта подсудимая избрала особый способ защиты, отличный от других обвиняемых.

Староская не отрицает многих уличающих ее фактов, выдвинутых свидетелями обвинения, но, оперируя этими фактами, она пытается создать миф о том, что якобы истинной целью ее деятельности было — жертвовать жизнями отдельных люден с тем, чтобы спасти жизнь многим заключенным.

По словам подсудимой, она якобы, доставала для одних заключенных обувь, для других писала письма и передавала их из лагеря и т. д. Однако показания свидетелей обвинения убедительно опровергают эту уловку Старостой.

На допросе Старостой выясняется, что из лагеря Освенцим для работ на фабрики и заводы Германии за несколько лет было отобрано до 1 2 0 ,тыс. заключенных всех национальностей. Отбирались самые крепкие и здоровые. Через некоторое время они1 возвращались в лагерь в состоянии полного истощения. На место возвратившихся посылались новые здоровые заключенные, а прибывшие уничтожались.

Прокурор полковник Бэкхауз залает вопрос: «Верно ли, что в Освенцим прибывали целые поезда, которые привозили с фабрик и заводов Германии живые скелеты?

«Да, — отвечает Староская, — и этих людей отправляли прямо в газовые камеры»,

«Верно ли, — продолжает допрос прокурор, — что в Германии существовала система — выжать из заключенных всю их физическую силу, а потом уничтожить?» «Да, — говорит подсудимая, — это была система».

Ряд свидетелей обвинения уличил Староскую в доносах на заключенных, в раскрытии подпольной лагерной организации взаимопомощи и в получении за это поощрений от эсэсовских палачей. Свидетели обвиняют Староскую также в том, что она погружала головы женщин в специальный раствор якобы для уничтожения вшивости и держала так свои жертвы до тех пор, пока те не задыхались.

В конце допроса прокурор делает вывод, что подсудимая Староская, как староста лагеря, оказывала активное содействие политическому отделу гестапо в лагере, делала доносы на заключенных, побоями принуждала их к «признанию» и т. д.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^