В подземелье фашистских преступников
Три дня перед перерывом международный суд в Нюрнберге разбирался во внутренней структуре немецко-фашистской бандитской организации. Выяснялось, какая роль в преступлениях принадлежала штурмовикам СА, разбойникам СС, полиции порядка, полиции безопасности, гестапо, специальным охранным отрядам, специальным отрядам палачей, отравителей, мастеров по газовым камерам и мастеров по душегубкам... Разобраться в этом сплетении и переплетении невозможно без диаграмм с кружочками и стрелками. В чертовском лабиринте полицейских застенков, лагерей смерти и «научных» институтов педантического умерщвления беззащитных людей сломал бы ногу сам дьявол. Здесь секрет едет на секрете и секретом погоняет. При всей своей одержимости методикой немцы, наверно, сами сбивались с толку, пытаясь определить, чем функции одного мерзавца и людоеда отличаются от функций другого мерзавца и людоеда.

В общем, злодейское сооружение напоминает муравейник или подземный лабиринт фантастических кротов. Всю Германию пронизали гитлеровцы своими ходами, всю насквозь источили, как омерзительные черви. В этом и была их дьявольская работа. Они весь мир хотели так источить, чтобы превратить все народы, все государства в труху, — так, чтобы всюду была только гниль, и на ней жирели и размножались немецко-фашистские черви.

В интересах обвинения и в интересах исторических, конечно, очень важно разобраться в том, чем отличаются штурмовики от охранников, гестаповцы от всякой другой сволочи. Но мы не ошибались, когда всех этих извергов называли гестаповцами. Это наименование приобрело наиболее зловещую популярность. Гестапо стало на деле высшим правительственным учреждением Германии. Все прочее входит в гестапо, как входят одно в другое деревянные яйца разного размера. Гестаповец — синоним гитлеровца. Раскрывая деятельность различных разбойничьих учреждений, обвинители раскрывали сущность одного и того же гитлеровца, каково бы ни было его имя и его официальное положение. Гиммлер, глава гестапо, был таким же его деятелем, как и Риббентроп, как и фон Папен, как и Шахт, хотя бы последние на скамье подсудимых теперь притворялись, что раскрытие тайн гестапо их не касается, потому что они будто бы разбойничали по другой части. Нет, если все эти подразделения фашистской организации привести к одному знаменателю, то выйдет гестапо — банда преступников, заранее освободившая себя от всех законов, от всех норм морали, чтобы выполнить преступный заговор против независимости пародов всего мира, их свободы, их чести, их жизни.

Любопытно, что фашистское подземелье по мере своего развития все больше усложнялось. Одна тайная организация непременно рождала другую, еще более тайную. Секрет гитлеровского разбоя требовал тут же сверхсекрета, а этот сверхсекроч сейчас же сверхсверхсекрета. Так вышло, и не могло выйти иначе, что немцы, любители «порядка», создали самую запутанную систему, какую-то сеть ходов, переходов, тупичков во мраке фашистского подземелья. И не успокаивались, продолжали рыть все дальше, все глубже. В основе этого фантастического размножения заговорщических гнёзд — глубочайшее взаимное недоверие. Негодяи не могли доверять друг другу. Они боялись друг друга. Они следили друг за другом. Гиммлер подчинялся Герингу, потом подчинил себе Геринга. Эти подземные фашистские гады свивались в один клубок, отвратительный и смрадный. Заговорщики против человечества, они неизбежно рождали заговорщиков в своей собственной среде. История немецко-фашистской партии открывается после прихода к власти заговором Рема и заканчивается накануне краха заговором фашистских генералов в ставке Гитлера.

На суде в Нюрнберге раскрыта далеко но вся деятельность гестаповского лабиринта. Показано только германское фашистское подземелье. Мы видим насквозь источенную Германию, видим страшные картины гестаповской кровавой работы в захваченных странах. Конечно, и этого достаточно, чтобы установить смертельную опасность гестапо для всей Европы. Фашизм — это преступная, террористическая, подпольная организация, нетерпимая ни в каком обществе. Не может быть «мирного» фашизма, не может быть фашизма без гестапо, без разрушения всего, что создало многовековой историей культуры. Гестапо — это единственная реальность в гитлеровской Германии. Все же прочее — от «правительства» до «науки» — только маскировка фашистской банды.

На скамье подсудимых ждет своей участи часть гестаповской верхушки. В концлагерях находится часть гестаповских низов: Много подземных ходов, прорытых фашистскими кротами, открыто, уничтожено. Кто скажет, сколько их еще осталось в самой Германии? Процесс в Нюрнберге еще далек от своего завершения, но уже совершенно ясно, какими последствиями угрожаем человечеству благодушное отношение к разгромленному фашизму. Картина фашистской организации, нарисованная обвинителями, говорит о том, что и поныне живет немецкое гестаповское подземелье, что роют, роют почву под людьми фашистские хищники, что подкапываются они и теперь под основы мира.

Нет, не только в каре над схваченными преступниками задача ликвидации немецкого фашизма. Должны быть вскрыты все подземные ходы, все норы и логова, вырытые гитлеровцами. Для этого по надо опускаться под землю в буквальном смысле слова, пропивать в трущобы, шарить среди уголовных элементов. Подземные ходы фашизма ведут прямехоньким путем в конторы и директорские кабинеты германских промышленных предприятий, в военные штабы, в университеты и гимназии. Обвинители в Нюрнберге положили конец фикциям. На пышной вывеске — многоэтажные названия акционерной фирмы... Вздор! Это прежде всего гестапо. Для него есть свой кружочек на подробной карте-диаграмме дьявольского лабиринта. Всего лишь главный военный немецкий штаб на мирном положении в английской оккупационной зоне... Пустое! Это ячейка гестапо со своим отдельным подземным ходом к другим гестаповским норам. Кто знает, не работают ли уже подземные гестаповские классификаторы над новыми системами, над новыми названиями применительно к новым условиям существования фашизма с побежденной Германии.

Вот о чем говорят диаграммы обвинения на Нюрнбергском процессе. Но ведь гестаповская сеть не ограничивалась Германией. Фашистские черви не останавливались ни перед какими границами. Они точили государственный строй, политическую жизнь пародов, их правы, их мораль всюду, куда могли проникнуть, Пользуясь покровительством своих друзей или беспечностью властей. Что уж говорить об Испании и Португалии, где международное преступление, за которое судят в Нюрнберге, является официальной политикой правительства. Но вот в Швеции следует один скандал за другим, и в редакции газеты «Дагспостен» открывается перед миром одно отверстие фашистского гестаповского хода, другое отверстие которого, входное, находилось, а может быть, и поныне находится в гестаповском германском подземелье. Разве не подтачивались германские черви под политику Швеции? И разве не представляют собой еще и сейчас некоторые ее газеты отвратительную фашистскую червивую труху? Поищите на диаграмме гестапо, — найдете стрелки, указывающие на Швецию; кружочки, в которые вписаны имена редакторов и политических деятелей, черпавших свое поганое вдохновение в гестаповском подземелье.

Фон Папен именовался в Турции германским послом, а здание, в котором он разрабатывал разбойничьи планы, называлось посольством. Но на диаграмме гестапо это один из важнейших кружков. Дипломатической неприкосновенностью прикрывалось разбойничье гнездо, от которого ходы шли в разные стороны, к разным норам. Мы не знаем, неизвестно, будет ли когда-нибудь подсчитано число агентов гестапо, действовавших (действующих?) в Турции под разными именами, агентов-немцев и агентов турецкого происхождения и турецкого языка. Но в каком свете встают теперь в нашей памяти грязнейшие провокации антисоветского характера, грязнейшие выходки некоторых газет и некоторых публицистов!

Разветвленная сеть гестаповской агентуры не была полным секретом для внимательных наблюдателей в разных странах. О гестаповцах, орудовавших в США, написано там много книг. Достаточно назвать переведенную па русский язык книгу Курта Рисса «Тотальный шпионаж». Но только самая малая часть гестаповской сети могла попасть в поле зрения наблюдателей. Материалы Нюрнбергского процесса показывают, как сильна была эта организация, какими средствами она пользовалась и какие нити связывали ее с другими подпольными фашистскими предприятиями.

В Англии повешены Джойс и Джон Эмери — оба работники германского гестапо в звании пропагандистов из банды Геббельса — Фриче. Кто поверит, что не было от них подземного хода к Мосли, благополучно здравствующему пропагандисту фашизма в Англии?

Гитлеровское государство это и есть гестапо — неимоверная по своей разветвленности разбойничья организация. Подсудимые пытаются и сейчас в здании суда на скамье, заменившей им прежние подмостки, разыгрывать комедию государства, правительства. Шахт изображает из себя только хозяйственника, Кейтель — только генерала, Риббентроп — только дипломата, как будто в гестаповском разбойничьем заведении действительно существовало подлинное разделение правительственных функций, будто бы министерские звания и портфели но были только различными формами бандитско-гестаповской прозодежды.

Материалы Нюрнбергского процесса убедительнейшим образом показывают, что фашизм ни в каком виде не может быть терпим в современном обществе, — ни как «государство», ни как партия, ни как политическое течение, ни как «идеология». Фашизм — это преступление международного характера, угрожающее человечеству во всех своих видах, во всех своих перевоплощениях. «Мирный» фашизм — это нелепость, это ложь, выгодная фашистам. Всякий фашизм — это гестапо, всякий фашист, где бы он ни находился, — это гестаповец, готовый совершить преступление, как только он почувствует свою безнаказанность. Поэтому фашизм должен быть искоренен всюду, как опаснейшее международное преступление. Снисхождение к «мирному» фашизму, который иной раз трется смиренно у ног победителя и по-собачьи засматривает ему в глаза, — это жестокость к честным и мирным людям, жестокость к детям всего мира, спасенным от фашистских людоедов.

Бельгийское правительство настаивает на высылке из Испании Леона Дегреля

ЛОНДОН, 30 декабря. (ТАСС). По сообщению лондонского радио, бельгийский министр иностранных дел Спаак заявил вчера в Брюсселе, -что он продолжает настаивать перед правительством Франко на высылке из Испании бывшего лидера бельгийских рексистов (фашистов) Леона Дегреля.

Предстоящий суд над австрийскими военными преступниками

ВЕНА, 30 декабря. (ТАСС). «Эстеррейхише фольксштимме» публикует подробное сообщение о предстоящих процессах главных австрийских поенных преступников, В январе начнется суд над бывшим министром финансов Неймайером, обвиняемым в государственной измене. Другое преступники предстанут перед судом в начале марта. Как сообщает газета, в Вене арестованы штурмбаннфюреры СС Иоганн Гай и Франц Кемба, являвшиеся руководящими лицами в нелегальной фашистской группе. В числе арестованных находятся также бывший вице-бургомистр Вены штандартенфюрер СС и член немецкого рейхстага Франц Рихтер и известный гестапозец Иоганн Риксингер.

В Зальцбурге задержан американскими властями бывший министр просвещения Освальд Менкин, насаждавший в Австрии фашистскую идеологию.

В Штирии составляется отдельный список военных преступников. Туда включены бывший полицей-президент Граца Руст, проводивший массовые расстрелы антифашистов, бывший инспектор «гау» Штирии штандартенфюрер СС Альфред Флейшман и другие австрийские гитлеровцы. Демократическая общественность Штирии приветствует привлечение к ответственности виновников тягчайших народных бедствий.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^