ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
26.1.2020
Москва
к списку
Танковый рейд по вражеским коммуникациям
С юга на север к городу Калинину тянется через леса, равнины и торфяные болота прямой, удобный тракт. Немцы используют его для подтягивания боеприпасов и резервов к городу, за который вот уже несколько дней ведут бои части командира Хоменко. В одном из районов города идут непрестанные уличные бои. Энергичные атаки наших частей немцам приходится сдерживать и в предместьях города, в ближних деревнях и селах, трижды переходивших за последние дни из рук в руки. Тракт, о котором идет речь, служит для немцев основной коммуникацией.

У танкистов части, которой командует полковник Скворцов, возник план операции, чрезвычайно характерной для боев последнего периода, когда части Красной Армии на подступах к Москве перешли к подвижной обороне и на маневр врага отвечают своим маневром, неожиданными ударами стремясь расстроить и парализовать действия наступающих вражеских войск.

Тракт находится под контролем немцев. Танкисты решили проверить силу и действенность этого контроля, проникнуть в расположение врага, совершить своего рода рейд во вражеский тыл и нарушить порядок продвижения резервов к городу Калинину.

Часть Героя Советского Союза майора Лукина скрытно сосредоточилась в лесу возле пункта И., выходящего на тракт. Несколько южнее, в пункте М., подразделением капитана Аникушкина была устроена вторая засада. Это был своеобразный заслон, прикрывающий действия основной группы.

На шоссе появилась колонна немецких войск. Двигались, повидимому, вторые эшелоны, – шла артиллерия, шли штабные машины, грузовики с боеприпасами и провиантом, легковые автомобили, крытые брезентом транспорты, мотоциклеты. Немцы приняли все меры предосторожности. Примерно через каждую машину в колонне были расставлены противотанковые пушки на случай внезапного нападения. Колонна растянулась на несколько километров.

Наши танкисты пропустили ее вперед, а затем удавили в хвост, с тыла, с юга на север, с той стороны, откуда немцы никак не ждали удара. Большие, грузные танки врезались в колонну с полного хода. Танкисты даже не вели огня из орудий, – для чего тратить снаряды, если стальная громада танка всей тяжестью обрушивается на вражеские машины, подминает их под себя, давит, ломает, разбивает в щепы и перекатывается к следующим.

Противотанковые немецкие пушки, столь предусмотрительно размешенные по всей длине колонны, не успели открыть огня и в свою очередь стали добычей наших танков. Многие из сидевших в автобусах и грузовиках не смогли выскочить на дорогу, они были раздавлены вместе с машинами.

Севернее, в пункте Е.. авангардное подразделение танкистов майора Лукина столкнулось с регулярными немецкими частями. Вспугнутые нашим смелым налетом на тракт, с ближнего аэродрома взлетели вражеские бомбардировщики. В течение двух часов они кружили над нашим отрядом, пытаясь остановить танкистов бомбами, десятками бомб, огненным ливнем взрывов. Танкисты прорвались сквозь ад, пробились к пункту П., где был расположен один из германских штабов, охранявшийся автоматчиками и мотоциклистами. Штаб был разгромлен полностью, а отряд танкистов рванулся дальше, на север, прошел с боем через села И. и Т., и проник в город Калинин.

Восемь танков проникли в этот город, восемь танков бились в тесных его улицах, разворошив врага в далеком его логове, сея панику, столь серьезную, что немцы взорвали мосты на подходах к городу с юга. Один из танков ураганом пронесся через весь город и вышел к своим частям на другом его конце.

А на тракте, где громили колонну танкисты, до сих пор лежат трупы солдат, трупы машин, разбитые немецкие пушки.

На следующий день операция продолжалась. Наши танки вступили во взаимодействие с пехотой. Пехота вела наступление на пункт Г. Танки пошли в обход, чтобы бить врага с фланга и с тыла. Отряд танкистов под командованием батальонного комиссара Закалюкина громил оборону, организованную врагом на подступах к городу. На высоте в этом пункте немцы сосредоточили сильную артиллерию. Танкисты ринулись на батареи, совершили пятнадцать заходов, разгромила штабную немецкую машину, захватила сумки с документами и знамя одной из вражеских частей.

Это была трудная, рискованная и смелая операция. Она пришлась по нраву танкистам. Пусть в боях понесены большие потери, – враг понес вдвое, втрое больший урон. Теперь на этом тракте он шагает по собственным трупам. Шагает, оглядываясь, чувствуя угрозу со всех сторон.

В этом бою действовали смелые люди. Вот один из экипажей. Его возглавил старший политрук Гнеря, комиссар отряда Героя Советского Союза капитана Агибалова. Механиком-водителем у Гнери был Ковалев, радистом Борисов, башенным стрелком Захаров. Экипаж танка состоит из четырех человек, но здесь был и пятый – боец танкист Ишенко, который ни за что не хотел оставить танк, шедший в бой, упросил товарищей взять его в операцию и в нужный момент оказался на месте, вел себя, как герой.

В пункте Н. экипаж Гнери тяжестью своего танка раздавил три противотанковых пушки, врезался в колонну грузовиков, 25 из них разбил в щепы и четыре специальных машины подмял под стальные гусеницы.

Южнее деревни Л. совсем близко к городу, экипаж Гнери выскочил со своим танком на немецкий аэродром. Появление советского танка вызвало здесь невероятный переполох. Один за другим стали подниматься в воздух бомбардировщики. Первый бомбардировщик так и не оторвался от земли, танк Гнери раздавил ему хвостовое оперение. Второй самолет выстрелом из пушки был подбит на взлете. Остальным все же удалось подняться в воздух, – ведь на аэродроме сражался только один танк. Теперь он попал в трудный переплет Вражеские бомбардировщики ревели над ним, засыпали отважных танкистов бомбами, окружили их взрывами. Прямым попаданием в танке было повреждено моторное отделение. Башню заклинило. Гнеря приказал Борисову и Ковалеву выходить и пробиваться сквозь вражеское кольцо. Два танкиста вышли и были убиты в неравном бою. В танке остались Гнеря, Захаров и Ищенко. Boeнную машину окружали фашисты. Они вопили:

– Русс, сдавайся!

Гнеря вынул из кармана кисет с табаком. Он сказал:

– Пока суть да дело, закурим, ребята. Авось не в последний раз.

Немецкие солдаты забрались на танк, было слышно, как стучат наверху их подкованные железом сапоги. Они бросили в щель зажигательное вещество, пламя хлынуло в боевое отделение. Гнеря приказал открыть нижний люк. Он спустился из танка на землю. В стороне сидел в кустах солдат с автоматом. Он не видел, как Гнеря выскользнул под машину. Гнеря прицелился из пистолета, первый раз промахнулся, вторым выстрелом уложил фашиста и скомандовал:

– Быстро с машины, за мной!

Захаров кинул с башни гранату. Группа немецких солдат попятилась.

Захаров соскочил на землю. Вслед за ним вылез из люка Ищенко, тоже с гранатой в руках. Танкисты пробивались из вражеского логова к своим, к товарищам, в часть, выходившую из боя.

Так действовали танкисты в этом бою.

Вот результаты смелого рейда по вражеским коммуникациям: уничтожено 34 вражеских орудия (из них 5 термитных), подавлено 38 танков, 170 автомобилей (из них 15 легковых с офицерами), до 20 автобусов. 28 минометов. 70 мотоциклов с коляской. 2 самолета. 2 рации, свыше 500 солдат и офицеров. Разрушена связь по тракту. Сожжено 12 цистерн с горючим. Разгромлено 3 штаба вражеских частей. Захвачен флаг 611-го немецкого артдивизиона.

Сегодня танкисты Скворцова снова в бою.

Действующая армия, 24 октября
// Известия № 251 (7627) от 25 10 1941 г.
^