ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
26.11.2020
Москва
к списку
Рузвельт против Гитлера
Речь президента Соединенных Штатов Америки Франклина Рузвельта, произнесенная в Вашингтоне по случаю дня Военно-Морского флота, не может не привлечь к себе внимания общественного мнения всего мира. Эта речь имеет большое значение, как фактор общественно-политической жизни США, она имеет известное значение и как выражение тех основных тенденций американской внешней политики, которые направлены к укреплению антигитлеровского фронта.

Каждый, кто внимательно следит за ходом внутренней борьбы в США, знает, что эти тенденции в области внешней политики встречают довольно сильное сопротивление. Внутри страны под плащем изоляционизма сгруппировались разнородные, пестрые, но в совокупности все еще влиятельные силы, которые ставят своей задачей затормозить рост антигитлеровского движения народов и, в частности, ослабить волю американского народа к борьбе против коричневой опасности.

Рузвельт указал, кто прячется под этим плащем. Здесь действуют некоторые промышленники, для которых крупные доходы превыше всего. Их лозунг – «коммерция, как всегда». Этим лозунгом они надеются увлечь за собою более широкие деловые круги. Здесь действует также, по выражению Рузвельта, «небольшая, но опасная группа руководителей профсоюзного движения».

Все эти элементы стремятся помешать быстрому росту американской военной промышленности, развертывающейся для борьбы против гитлеризма. Они пользуются поддержкой некоторых католических кругов. Они выступают против тех, кто призывает смотреть опасности в глаза, кто призывает во всеоружии встретить эту опасность, кто понимает, что ликвидировать коричневую чуму можно только всемерным укреплением антигитлеровского фронта и широкой помощью державам, сопротивляющимся фашистской агрессии. Применяя разные аргументы, они проповедуют в США политику страуса, пытаются доказать, будто сохранить голову можно, только спрятав ее в песке.

Понятно, что за спиной изоляционистов орудуют прямые агенты Гитлера. Некоторые из них, как, например, Виганд, Линдберг, действуют настолько откровенно, так точно воспроизводят тезисы геббельсовской пропаганды, что каждому становится ясно, какова подлинная изнанка изоляционистской политики.

Рецепт изоляционистов – «политика невмешательства» в войну. Это очень похоже на рецепт того сумасшедшего, который считал, что он изобрел пилюли против землетрясения. Есть и другой рецепт – политика «локализации» европейской войны. Но уже более двадцати пяти лет тому назад Артур Никольсон, известный английский дипломат, раньше других познавший все значение германской опасности, определил, что такое политика «локализации» войны: «Державы, – говорил он, – в таком случае становятся в кружок и наблюдают, как одно государство разбойничьим образом грабит своего мирно настроенного соседа, но затем наступит день и они сами подвергнутся поочередно разбойничьему нападению. Разве можно пассивно ожидать подобную участь?»

Теперь положение создалось иное, и при этом довольно определенное. Всю свою огромную военную машину Гитлер бросил на восток, где Красная армия оказывает героическое сопротивление фашистской орде. Но одновременно Гитлер угрожает и США отделением от Европы. В Атлантическом океане он топит американские корабли и совсем на-днях его морские пираты торпедировали американский корабль «Кирни». «Гитлеровские торпеды, – заявил Рузвельт, – были направлены против каждого американца, как бы далеко от моря, танков и пушек он ни находился».

Какую цель в данном случае преследует Гитлер, который своей безумной политикой «тотальной» экспансии умудрился восстановить против Германии весь мир? Повидимому, и в безумии имеется своя логика. Ведя грандиозную, напряженную и изнурительную войну против СССР, Гитлер, одержимый сумасбродным планом подчинить себе все страны всех континентов, одновременно политически и стратегически готовится к нападению и на страны Нового света.

Однако с каждым из своих противников он хочет справиться поодиночке, в порядке локализованной войны. Воюя с одной державой, он стремится нейтрализовать другие, чтобы, когда наступит день, броситься и на них. При этом он пользуется методом диверсия и устрашения. Такова политика Гитлера и в отношении США.

«Гитлер, – заявил Рузвельт, – этой тактикой хочет запугать американский народ, он хочет заставить нас робко отступить... Если бы наша национальная политика базировалась на боязн6и перестрелки, то всем нашим судам и судам близким нашей республике пришлось бы оставаться в гаванях. Нашему военному флоту пришлось бы рабски следовать тому, что диктует Гитлер. Гитлер диктовал бы нашему флоту время, когда он может действовать, и определял бы то, что, по его мнению, является военной зоной. Естественно, мы отвергли это абсурдное и оскорбительное предложение. Мы отвергли это предложение ради собственных интересов».

Разумеется, это понимание собственных интересов перед лицом захватнической, агрессивной политики фашистской Германии является главным стимулом включения США в антигитлеровский фронт.

Последнее время Рузвельт не раз давал возможность убедиться, что он обладает первоклассной политической информацией. На сей раз он привел новые данные, изобличающие агрессивные планы Гитлера относительно Америки. Речь идет о создании «нового порядка» в Западном полушарии. Гитлер намерен, оказывается, по своему усмотрению перекроить политическую карту Южной и Центральной Америки, намерен создать там пять вассальных государств, своего рода новые протектораты. Особое внимание Гитлера привлекает Панамская республика и великий жизненно важный для США путь – Панамский канал. Все это гитлеровская Германия хочет подчинить своему контролю.

Речь Рузвельта, заключающая в себе разоблачение захватнических планов Гитлера, имеет особое значение теперь, когда весь мир с затаенным дыханием следит за ожесточенной битвой на огромном фронте от Ледовитого океана до Черного моря. Ясно, что исход грандиозного сражения между Красной армией и фашистской ордой имеет непосредственное отношение к вопросу о том, удастся ли Гитлеру непосредственно приступить к осуществлению своих захватнических планов против США и других американских республик.

Рузвельт призывает осознать глубину опасности коричневой чумы и «не жить в темноте подобно самодовольным кротам». Не в отстранении от борьбы, а в об'единенных энергичных усилиях народов – залог победы над гитлеризмом. В своей речи Рузвельт определил место и задачи США в антигитлеровском фронте при современных условиях: «Будем производить и отправлять с каждым днем больше и больше вооружения для людей, сражающихся на действительном фронте – это наша первая задача». Он заявил, что США не могут потерпеть, чтобы морские пираты мешали осуществлению воли американского народа. Как отмечает английская пресса, это является напоминанием о необходимости отмены запрещения американским кораблям заходить в порты воюющих держав.

В настоящее время людьми, борющимися на передовых позициях антигитлеровского фронта, являются воины Красной армии. Рузвельт говорил о значении материальной помощи Красной армии в соответствии с возрастающими потребностями войны. Это диктуется интересами США, над горизонтом которых вплотную нависла опасность империалистической экспансии гитлеровской Германии. Поэтому прав американский президент, когда он говорит, что первая цель обороны США состоит в том, чтобы теперь остановить Гитлера, теперь заставить его перейти к обороне, – это будет началом конца гитлеровской диктатуры, которая может держаться только при условии новых и новых захватов и завоеваний. Опыт первой мировой войны показал, как гибельно для Германии приостановление ее продвижения на фронтах. Еще более гибельно это для гитлеровской военной машины в современной войне.

Выступление Рузвельта имеет значение еще и потому, что оно напоминает о приказе американскому флоту стрелять по вражеским кораблям. Относится ли это только к флоту Атлантического океана или также к флоту, курсирующему на широких просторах других океанов, – покажет будущее. Однако ясно одно – речь Рузвельта является новым выражением решимости США сопротивляться гитлеровской агрессии. «Наш флот готов к бою», – заявил Рузвельт.

В настоящий момент США еще не стоят на пороге формального вступления в войну, но, как правильно отмечает лондонское радио, речь Рузвельта может оказаться как бы прелюдией к разрыву дипломатических отношений между США и фашистской Германией. Когда и при каких обстоятельствах это случится – трудно сказать. Продолжающийся морской разбой гитлеровских пиратов может ускорить ход событий.

Отсутствие обычных дипломатических препирательств между Берлином и Вашингтоном никого не может ввести в заблуждение. Как отметил Хэлл, государственный секретарь США, это об'ясняется тем, что по мнению американского правительства, дипломатические ноты пиратам посылать бесполезно. Бешеная кампания, которую вся немецко-фашистская пресса ведет против США и лично против Рузвельта, является показателем подлинных политических планов Гитлера. Она говорит больше, чем любая дипломатическая нота.

Гитлеровская клика явно нервничает. Берлинские заправилы понимают, какое впечатление на население Германии, изнуренное бесконечной войной, произведет известие, что американский народ еще более активно включается в борьбу против палача народов Гитлера. Берлинские заправилы понимают, что укрепление могущественной антигитлеровской коалиции трех великих держав – СССР, Великобритании и США – окончательно подрывает все их расчеты. Но, как ни неистовствует гитлеровская клика, она не в силах помешать этому.

^