ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
26.11.2020
Москва
к списку
Как фашисты обращаются с пленными красноармейцами
Все растущее сопротивление Красной Армии, большие потери, понесенные германской армией, приводят в бешенство гитлеровское командование. Свою злость фашистско-немецкие изверги вымещают прежде всего на военнопленных.

Бежавший в начале октября из Шитьковского лагеря военнопленных красноармеец Андриан Геннадиевич Денисов рассказал о пребывании в плену следующее:

«Нас, 20 человек, заперли в амбар. Там было низко и душно. Стало очень тяжело дышать, мы задыхались. На утро нас погнали работать: таскать из реки бревна и устилать ими дорогу. Есть нам ничего не давали. Вечером позволили накопать немного картошки и сварить ее в консервных банках. На следующий день нас повели в деревню Мануйлово, раненых мы несли с собой. Стоявшему на дороге офицеру понравились сапоги одного бойца, и он приказал ему разуться. Забрал сапоги, а боец так и пошел босиком. В Мануйлове всех выстроили и стали опрашивать. Артиллеристов сразу же начали избивать и потом били больше, чем всех остальных. Нас гоняли на работу каждое утро. Первую неделю есть ничего не давали, только позволяли накопать в огороде немного картошки; потом стали давать с утра 150 граммов гнилого хлеба и стакан кипятку, а вечером похлебку из конины. Немец, который разливал похлебку, всегда старался плеснуть горячим на руку, а другие немцы стояли и смеялись. Били больше всего на работе. Несут трое или четверо бревно, а конвоир сзади палкой подгоняет».

В Порховском лагере пленные постоянно находятся под открытым небом. Спят они (в октябре!) на земле. Рано утром их поднимают ударами палок и дубинок и выгоняют на работу – ремонт дорог или копка картофеля. Заболевших или ослабевших забивают палками до смерти. Кормят пленных утром и вечером какой-то зеленой бурдой, называемой «супом». Хлеба и соли не дают. Как только наступает темнота, раздается предупредительный выстрел. Если костры немедленно не погашены, охрана стреляет по сидящим у костров. Во время работы охрана, состоящая из финских и немецких солдат, непрерывно подгоняет пленных плетью, не давая ни минуты передышки.

В Демянском лагере на обед дают суп из конины, а на ужин 6–7 картофелин. Если кто-либо из гражданского населения пытается подать пленным кусок хлеба – его избивают палками.

Лишенные какой бы то ни было медицинской помощи, пленные умирают от тифа, дизентерии, воспаления легких и других болезней. Конвойный может безнаказанно не только избить, но и убить любого пленного.

Бежавший из плена красноармеец Самолетов рассказал такой случай. Один пленный заболел, его знобило, и он хотел перебежать из одного конца лагеря в другой под навес возле кухни, чтобы там согреться. Как только раненый побежал по лагерю, в него выстрелили и убили наповал, двое других были при этом ранены.

Жестокое обращение с военнопленными возмущает тех немногих немецких солдат, которые еще не потеряли остатков совести.

«Однажды, – рассказывает т. Денисов, – конвоир, молодой парень, бросил пленному окурок. Это видел комендант; он вызвал сейчас же к себе конвоира, и тот вышел обратно красный-красный. После этого нам запретили даже окурки подбирать на дороге.

Как-то мы таскали бревна; один пленный татарин присел отдохнуть и стал есть картошку. Тут конвоир схватил его за бороду, стал бить, а потом заставил делать разные упражнения с лопатой, ходить по-журавлиному, прыгать вприсядку, бегать и ложиться. Тут к нам подошел один немецкий сапер, который работал поблизости. Он дал мне и еще товарищу по сигаретке и стал с нами об'ясняться при помощи жестов. Я понимаю немножко по-немецки. Он сказал, что он не немец, а австриец, показал карточку жены и детей. Потом спросил, много ли у нас немецких пленных. Я сказал, что очень много. Тогда он спросил, как с ними обращаются, и тогда я показал ему жестами, что их никто не бьет так, как нас. Тогда австриец покраснел, а потом огляделся по сторонам, вытащил из кармана нашу листовку с пропуском, показал мне, дал еще сигаретку и ушел».

Большинство немецких и финских солдат держатся с пленными жестоко. Это настоящие палачи.

Действующая армия, 30 октября
^