Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
21.10.2019 — Россия
вернуться к списку
Одесса сегодня

Надежная фирма

– Сделано в Одессе! – с гордостью сказал капитан торгового флота Гаврилов, показывая на крепко сваренную якорь-цепь своего судна.

История якорь-цепи такова. Торговый корабль получил очень ответственное задание. Курс корабля проходил в зоне обстрела вражеских батарей, установленных на берегу. Фашисты открыли по судну сильный артиллерийский огонь. Как ни умело маневрировал капитан, но враг начал пристреливаться. Снаряды ложились совсем близко – за кормой, по бортам, по носу. Одним снарядом разворотило правый клюз. Был отбит якорь с якорь-цепью.

Нужен был какой-то особенный прием, чтобы сбить пристрелку врага. И Гаврилов нашел его: он дал самый полный ход назад, выпустив через гудок пар. Фашисты приняли маневр капитана за чистую монету, думая, что корабль подбит артиллерийским огнем. Они даже не стреляли несколько минут. Потом, когда вражеские артиллеристы перешли на поражение и снаряды упали за кормой, судно на самом полном рванулось вперед. Корабль выскочил из огненного кольца и ушел из зоны обстрела фашистских батарей.

Но не только якорь-цепи отливают рабочие Одесского завода своими силами. Для кораблей, прорывавшихся сквозь огненную блокаду, нужно было отлить несколько гребных винтов, поврежденных снарядами или авиабомбами, погнутых взрывами вражеских мин.

И суда получили гребные винты. Их сделали в Одессе в рекордно короткий срок. Рабочие завода сами изготовили модели и формовку, сами производили литье. А комсомолец-формовщик Леня Лебедев поставил на винтах заводскую марку и надпись: «X.1941».

– Фирма надежная, – плавать будем хорошо! – говорят моряки кораблей, на которых установлены гребные винты выпуска Одесского завода.

Мать четырех воинов

Мы только-что прилетели в Одессу. Шли по широким и прямым улицам города, забаррикадированным на всех перекрестках. На одной из приморских улиц нам встретилась пожилая женщина в синем ватнике. Серые честные глаза русской женщины-матери смотрели на нас. На лицо ее легла усталость, но взгляд был бодрый и спокойный.

– Оттуда? – спросила женщина.

– Да, – ответил кто-то из нас.

– Сегодня?

– Сегодня.

«Оттуда» – это означало с родных советских берегов.

– Дорогие мои, устали, наверное. Идемте, я вас чайком напою.

Было жарко, пить мы действительно хотели. После полета шли отдыхать. Но у всех у нас есть матери, которых мы не видели долгое время. И, не сговариваясь, мы решили пойти пить чай к Марии Петровне Грековой.

Третий этаж. Недалеко от дома упало несколько бомб, сброшенных воздушными пиратами. В окнах нет стекол, но рамы открыты, и это скрадывает разрушение.

Видны голубые просторы моря. Октябрь. Но юг дает себя чувствовать – жарко. Мария Петровна открывает двери столовой, и мы видим пышную зелень лимонного дерева, растущего в комнате:

– Сынок мой Петя выходил. Два раза в год родит это дерево.

Пьем чай с лимоном, срезанным прямо с ветки!

Мария Петровна рассказывает о семье. Отец по нескольку дней не приходит с завода, на котором «делают все на оборону». Вчера она носила обед на всю бригаду. Так по очереди все женщины помогают мужьям и братьям, работающим на оборону.

По фотографиям знакомимся с четырьмя сыновьями Марии Петровны. Старший, Петр – командир эсминца Черноморского флота; Василий – лейтенант, летчик-истребитель, тоже черноморец; Николай – мичман, подводник, на Балтике; Федор – младший лейтенант, помощник командира батареи.

В комнате матери четырех воинов каждый из нас чувствует себя, как дома. И когда мы уходим, мать целует каждого из нас и говорит:

– До будущей встречи, сыночки дорогие.

Одесса, 8 октября. (Доставлено на самолете)
// Известия № 238 (7614) от 9 октября 1941 г.
^