ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
СССР
15.4.2021
Россия
к списку
Как отражаются наши удары на состоянии гитлеровской армии
Одно за другим проваливались обещания, проходили торжественно возвещаемые немецко-фашистским командованием сроки очередного «окончательного уничтожения» Красной Армии. На снежных равнинах и холмах Подмосковья, в бескрайних приазовских степях на Юго-Западном фронте намечается начало разгрома гитлеровских орд, закат немецко-фашистского хозяйничанья в Европе.

Как же отражается этот провал планов Гитлера на состоянии немецкой армии?

В результате огромных потерь германской армии за последние месяцы значительно изменяется ее состав. За 5 месяцев войны против СССР германская армия потеряла около 6 миллионов человек убитыми, ранеными и пленными. Это означает, что в каждом полку, в каждой роте, находящихся на фронте, убыло с начала войны, во всяком случае, более половины прежнего состава.

Это подтверждается показаниями пленных и письмами солдат. Многие из них дают подробные данные о гораздо более высоких потерях, особенно в пехотных частях.

Ефрейтор Михель Гаст, взятый в плен 25 ноября на одном из участков Западного фронта, сообщил, что в начале войны против СССР в его роте было 180 человек. В ходе войны рота получила пополнение в 20 человек. Однако в середине ноября в роте осталось только 48 человек. В том числе 15 человек остались без оружия.

Таким образом, потери восполняются новыми пополнениями только частично. Но при этом новое пополнение, по единодушным заявлениям пленных, не только не повышает, но во многих случаях снижает боеспособность частей.

Матерый фашистский бандит Генрих Педер, убитый на одном из участков Западного фронта, пишет в неотправленном письме: «За последнее время нашу доблестную часть пополняют желторотыми слюнтяями, кривыми, хромыми и прогнившими инвалидами. Если так будет продолжаться и дальше, то воевать будет некому».

Во всех показаниях пленных отмечается, что на фронт приходит большое количество стариков и инвалидов, вплоть до одноглазых, людей с перебитыми руками, горбатых и т. п. Большая часть пополнения является по существу необученной.

Большое значение для изменений политико-морального состояния германской армии имеет вызванное колоссальны потерями повышение возрастного состава германской армии. Подготовляя войну за мировое господство германского фашизма, Гитлер полагался в первую очередь на разнузданное и развращенное поколение молодежи, сложившейся после фашистского переворота. Большая часть этой молодежи никогда и нигде не работала. Попав после отупляющей гитлеровской школы в ряды многомиллионной армии безработных, эта молодежь была всосана в армию. Ей дали право безнаказанно грабить, насиловать, убивать мирных жителей. Гитлеровское командование систематически воспитывало и поощряло самые низменные инстинкты этих наемников. Их систематически отучали думать, давили каждый проблеск мысли, отупляли и оглупляли барабанным боем геббельсовской пропаганды.

Такова эта омерзительная «гитлеровская молодежь», эти одетые в форму выдрессированные «арийские» орангутанги, вооруженные автоматическим оружием. Разнузданная молодежь пополняла кадровые части гитлеровской армии, отряды «СС», «СА», бронетанковые дивизии, отчасти кадры летчиков, автоматчиков и т. д. В значительной части они уничтожены на полях сражений в Советском Союзе. Как показывают опросы пленных, даже дивизии «СС», состоявшие прежде из отборных гитлеровских головорезов, пополняются в настоящее время судетскими немцами, австрийцами и т. д. На смену кадровым солдатам, перемолотым в боях на Восточном фронте, идут своего рода «эрзацы», лишенные боевого духа.

Пехотные части пополняются в основном старшим поколением, выросшим и сложившимся задолго до захвата власти фашистами. Это имеет большое значение для назревания перелома в настроении и политико-моральном состоянии гитлеровской армии. Старшее поколение много пережило и испытало. Как ни отучали его думать в течение почти десятка лет, нельзя целиком вычеркнуть жизненный опыт миллионов людей.

Проблески мысли этого поколения весьма характерно отражены в показаниях вышеупомянутого ефрейтора Михеля Гаста. Он работал до войны рабочим-обойщиком в Людвигсгафене. Гаст представляет средний возраст, не переживший первой мировой войны. Однако он пережил денежную инфляцию в 1923 году, затем годы безработицы, когда он, как и тысячи других, исколесил всю Германию в тщетных поисках заработка. Затем пришла нацистская власть. Гаст никогда не был в партиях. Он – политически отсталый, совершенно несознательный человек. Однако он быстро почувствовал на своей спине и безудержный террор фашистских молодчиков, и растущие с каждым годом вычеты из зарплаты на мнимые «социальные мероприятия». Как он говорит в своих показаниях, трудповинность, концентрационные лагери, бесчинства фашистских молодчиков, наконец, война разрушили семью и все то, что средний человек привык считать «нормальной жизнью». И он заявляет: «Хотел бы я посмотреть на того, кто пережил то, что я, и был бы доволен гитлеровской властью. Нет! С нашим поколением Гитлер не навоюется».

Гаст, как и все другие германские пленные, сообщает о совершенно недостаточном и нерегулярном питании. Жиры солдаты получают лишь раз в 5–6 дней по 40 гр. на человека. Люди отощали, обовшивели. Начались жестокие русские морозы, а солдаты получили только перчатки, и совершенно негреющие наушники. Громадные потери и резкое качественное ухудшение пополнения привели к тому, что, по словам Гаста, их дивизия стала совершенно небоеспособной.

Особенно ухудшилось настроение солдат после боев на подступах к Москве. Солдаты ясно видят, что октябрьское обращение Гитлера и приложенное к нему обращение генерала Бок, твердившего (в который раз!), что артиллерия и самолеты русских уничтожены, оказались очередной ложью.

Характерным отражением резкого ухудшения настроения и политико-морального состояния германских солдат является тот факт, что хваленая дисциплина германской армии, основанная на палочной муштре и зверских наказаниях за малейшие проступки, начинает кое-где сдавать.

Появляются случаи коллективной сдача в плен целых групп германских солдат. Так, на Калининском фронте нам сдался в плен взвод немецкой пехоты в полном составе с ручным оружием и двумя орудиями полевой артиллерии. Однако такие случаи еще редки. Дисциплина гитлеровских армий постепенно расшатывается, но еще не расшатана.

Немецкие солдаты хотят конца войны. Им говорили, что они возьмут Москву и война будет окончена или, во всяком случае, прервана, а солдаты получат отпуск или будут жить в Москве в тепле и чистоте. Но в последние дни германские солдаты убедились, что попытки наступать несут им верную гибель.

Мощные удары Красной Аравии по войскам немецких захватчиков в декабре произвели на моральное состояние гитлеровской армии потрясающее впечатление.

Германские солдаты на своей спине ощущают всю мощь Красной Армии, воочию видят всю лживость хвастливых заявлений и обещаний своего командования. Рушатся их последние надежды на скорый конец войны.

Впереди еще больший холод, голод и неминуемая смерть среди русских снегов.

В настроениях все более широкой массы солдат происходит глубокий надлом. Их письма домой за первую половину декабря полны безнадежного отчаяния, тупой апатии и глубокой безысходности. Появляются и первые (только лишь первые) трещины хваленой дисциплины германской армии.

Этот надлом – лишь только начало. Чем сильнее будут удары Красной Армии, чем дальше будут откатываться войска германских захватчиков, преследуемые и уничтожаемые Красной Армией и партизанами, тем быстрее этот надлом превратится в разложение, развал хваленой гитлеровской грабь-армии.

^