ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
8.7.2020
Москва
к списку
Пять суток в осажденном танке
Вихрем промчались танки, свернув с дороги, ломая все на своем пути. Они устремились на минометы фашистов. Две батареи белофиннов умолкли одна за другой. Танки, сея смерть, неудержимо рвались вперед. Темная ночь мешала видеть просеки. Машины шли с потушенными фарами. Внезапно танк Голицына сильно накренился. Механик-водитель младший сержант Алексей Шейченко почуял неладное. Он попробовал сделать разворот, но, загребая грязь, танк закапывался гусеницами в рыхлую почву. Машина попала в болото и оседала все глубже. Раздался сильный удар. Второй, третий. По танку била вражеская артиллерия.

– Заводи, – передал по микрофону командир танка.

Мотор завыл и снова заглох. По вздрагиванию стоявшего на месте танка Шейченко понял, что слетела гусеница.

– Осмотреть машину, открыть огонь, – приказал младший лейтенант.

Едва сержант Шейченко вылез через люк водителя, его обстреляли «кукушки». Не обращая внимания на огонь, комсомолец Шейченко осматривал танк. Вражеская пуля ранила его в бок. Младший механик-водитель Иван Кудрин хотел втащить товарища в танк, но раненый сержант сказал:

– Не надо, я постараюсь пробраться к своим и сообщить о танке.

Шейченко потихоньку отполз в сторону, и вскоре его фигура растаяла в ночной темноте.

Стало тихо. Где-то в стороне громыхали танки, доносилась орудийная канонада, рвались мины.

– Машину мы не оставим, – сказал Кудрин.

Танкисты провели тревожную ночь. Хотелось спать. Есть было нечего. Решили держаться, экономить снаряды и пули, ждать помощи.

Утром осколком вражеской мины ранило радиста Скакунова. Кудрин выскочил, хотел помочь товарищу, но было уже поздно: второй миной радист был убит.

– Замечательный был товарищ, – тяжело вздохнул Кудрин и, стиснув зубы, добавил:

– Все равно не видать финнам нашей машины...

Днем танкисты решили рискнуть выйти из танка и натянуть гусеницу. Вылезли, оглянулись. Шумел лес, встревоженный ветром было сыро, холодно. Стали копать. Внезапно раздались две автоматные очереди. Лебедев и Кудрин упали. При помощи Голицына они влезли в танк и перевязали друг другу раны.

– Гады! Сейчас я с вами рассчитаюсь, – воскликнул Лебедев и, открыв люк в башне, схватился за пулемет. Но пулемет вывалился у него из рук. Лебедев повис в проходе. Заняв место командира орудия, Голицын пустил в невидимых врагов несколько осколочных снарядов. В это время вражеский снаряд разбил левый триплекс. Осколок снаряда смертельно ранил командира.

Кудрин остался один. Чтобы враг не издевался над трупом радиста, обессиленный Кудрин решил перенести труп Скакунова в машину. После долгих усилий Кудрин сумел положить товарища на танк и стал его втаскивать в люк. В этот момент его ранило в горло. Труп товарища соскользнул на землю, а Кудрин, потеряв сознание, упал.

Когда боец пришел в себя, была уже глубокая ночь. Рана ныла.

Ночью подползли фашисты, влезли на танк и предложили бойцу сдаться.

Он не отвечал.

Кудрин слабел с каждым часом. Прошло уже четверо суток. Иссякали последние силы, но слабый луч надежды на спасение еще теплился в нем. После того, что он пережил, машина стала для него живым существом.

Кто-то постучал по башне:

– Слышишь, Кудрин? Это мы, саперы. Узнаешь?

– Узнаю.

– Тогда открой быстрее.

– Вытащите танк на нашу территорию, вот тогда я открою.

Уговоры не подействовал и опять стало тихо. Саперы ушли. Утром Кудрин пытался проверить работу мотора. Пробовал его заводить, но ноги не действовали. Когда стемнело, он рискнул выйти из танка, чтобы напиться. Долго возился бесстрашный танкист, пока открыл люк. Добрался до болота, глотнул воды и стал оглядываться.

Была ночь. Тихо шумел ветер в лесу. После пяти ночей, которые Кудрин провел в душном танке, все это казалось ему новым и необычным.

Внезапно зашуршала трава. Кудрин вздрогнул. Он уже раскаивался, что так необдуманно оставил танк. Но волнение сменилось огромной радостью. Это были наши саперы. Их привел раненый Шейченко. Узнав их, танкист крикнул:

– Товарищи! Это я, Кудрин!

Танкиста унесли, возле танка выставили охранение. Машина была спасена.

Указом Президиума Верховного Совета СССР Кудрину присвоено звание Героя Советского Союза. Армия гордится мужественным бойцом.

Северный фронт, 8 декабря
^