С 1 мая 2018 года сайт «ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945» начал работу. Отчётный срок — 1 мая 2020 года. Что будет — см. тут. А Именно сейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами или трудом.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
18.7.2018 — Россия
вернуться к списку
Они добивают раненых
Когда они появляются в воздухе, люди на земле произносят проклятия. В эти моменты люди на земле теряют ощущение боязни перед бомбами, перед пулеметными очередями, – так велика ненависть к выродкам рода человеческого, одетым в форму германской армии, так велика злоба к свастике.

В районах, близко прилегающих к линиям фронта, я видел колхозников и колхозниц, которые были не в силах сдержать душившую их ненависть к гитлеровским мерзавцам. Люди забывали об опасности, они не могли лежать на земле, они вскакивали, они готовы были броситься к фашистскому самолету и кромсать, душить, резать, рвать зубами фашистских летчиков.

Какой же человек может сохранить душевное равновесие при виде маленького ребенка, истерзанного нулями, расстрелянного е бреющего полета фашистским летчиком хладнокровно, в упор! Где же может найти человек душевные силы для того, чтобы сдержать себя, когда он видит спокойное зверское истребление людей с воздуха, стариков, старух.

Один колхозник сказал мне:

– Я раньше боялся, когда стервятники появлялись в воздухе. Теперь я не боюсь. Ничего не боюсь. Стою и думаю, как бы мне из него, из этого летчика, из живого кишки выпустить. Они летят, а у меня только злоба и никакого страха.

Такие же мысли высказал мне вчера военврач 2-го ранга Николай Ефимович Гранат. Санитарный поезд, начальником которого является тов. Гранат, был обстрелян пикирующим немецким бомбардировщиком два дня назад на перегоне между станциями Б. и В.

В глазах у тов. Граната ненависть.

– Я не могу говорить спокойно. Я думаю: ведь если бы это был не санитарный поезд, а охраняемый воинский состав, разве одиночный немецкий самолет напал бы? Нет, он побоялся бы. Он напал на нас потому, именно потому, что это был санитарный поезд, потому, что фашистских летчиков привлекала безнаказанность преступления. Он пикировал на нас, строчил из пулемета, сбросил бомбы. Тяжело ранены медсестра Елена Волкова, проводник Лосев, слесарь Корчагин. Хорошие товарищи. Волковой всего-то восемнадцать лет, а какая работница и какой человек хороший! За день до этого фашистские самолеты неподалеку от этого места охотились за тремя санитарными поездами. Много убитых.

Тов. Гранат умолкает. С минуту он думает.

– Надо, чтобы весь мир знал о преступлениях фашистов против Красного Креста. Таких преступлений не бывало в мире. Гитлеровцы совершают то, чего никогда никто не совершал в мире. Они добивают раненых. Они охотятся за санитарными поездами, они не делают разницы между военным об'ектом и госпиталем... Чудовищно!

С бреющего полета обстреливают они женщин и детей. Они выкалывают глаза пленным. Город Дорогобуж они хладнокровно уничтожили, сравняли с землей, зная, что в этом городе, кроме мирного населения, никого нет. Они потеряли облик человеческий. Они хотят испугать советский народ. Тщетно. Советский нард ненавидит их, он найдет в себе силы, чтобы разгромить врага.

Пройдут годы. Фашизма не будет. И долго будут говорить о них: они добивали раненых. Этого не простят в веках.

// Известия № от 12 октября 1941 г.
^