ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
СССР
27.9.2021
Россия
вернуться к списку
Гитлеровских поработителей ненавидят во всем мире
Рассказ немецкого перебежчика
Действующая армия, 9 июля. (По телефону от наш. спец. корр.).

Он родился в Тюрингии. Его отец был ткач. Сам он до призыва работал в торговых фирмах, а потом стал ефрейтором германских танковых войск. Такова вкратце биография этого немецкого солдата – раба Гитлера.

Танковая дивизия сначала была на Западе. Потом ее вдруг перебросили на советскую границу.

В одной из первых операций против наших войск у фашистской танковой группы иссякло горючее. Ефрейтора послали с донесением об этом. Когда он вернулся, оказалось, что немецкие танки окружены. Он оставил мотоцикл в лесу и перешел на сторону наших войск, заявив, что не хочет воевать с Советским Союзом.

– Что побудило вас это сделать? – спросили его в штабе.

Он ответил так

– Тяжелая жизнь населения в гитлеровской Германии, террор в армии.

И потом глухо добавил:

– Гитлер расстрелял моего отца...

Этот ефрейтор побывал и в Польше, и во Франции, и в Греции – всюду, куда посылали его озверелые фашистские заправилы.

– За что мне воевать? Нас, немецких солдат, ненавидят во всем мире. На нас смотрят, как на поработителей. Разве это нам нужно? Это делается ради Гитлера и его своры.

Когда наша часть стояла в Польше, нам запрещали пить воду пз колодцев. Опасались, что озлобленные на нас поляки отравят воду.

Был в нашем полку такой случай. Неожиданно арестовали нашего унтер-офицера и дали ему шесть месяцев тюрьмы. Оказывается, парень написал домой письмо, что их плохо кормят, а письмо перехватили агенты гестапо. Солдатам грозили всеми карами, если они позволят себе что-либо подобное.

Среди наших солдат многие готовы перейти на сторону советских войск, но боятся офицеров. Когда мы ехали через Польшу, в одном воинском эшелоне солдаты распевали антивоенные песни. Я запомнил куплет, написанный мелом на стенке вагона:

Мы шагаем туда и сюда
И нет у нас больше родины...

Никто из нас не мог поверить, что Гитлер решится на такую авантюру, как война с Советским Союзом.

После первых же боев я решил перейти к вам. Поступил так, как мне подсказала совесть.

^