Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
18.7.2019 — Россия
вернуться к списку
Морские охотники
До войны морские охотники — быстроходные катера несли дозорную, сторожевую и пограничную службу. Они были скромны и, конечно, не блистали на рейдах. Стояли укрыто в бухточках, в укромных местах гавани. А в нужный момент вылетали, аж вода и ветер свистели за кормой.

Охотники показали свою силу, быстроту и, если хотите, универсальность еще в войну с белофиннами. Где только не были охотники! В десантах, в дозорах, конвоях, обстрелах, в погонях за подводными лодками...

Сейчас масштаб работы увеличился.

На охотниках — отборные команды: бравые, рослые ребята. Один к одному, в пригнанной флотской форме и синих беретах (бескозырки неудобны: ветер срывает).

Море и военно-морское дело экипажи охотников знают отменно. Перед самой войной заняли по боевой подготовке передовое место. С началом войны первыми ударили врага, заметив вместе с тральщиками его минные установки.

Охотники ринулись в борьбу в первую же ночь. Когда радио оповестило о начале войны, от одного к одному передалась весть: «Нападение, атаковать противника!». Ночи в Балтике стоят несказанно хорошие — белые ночи севера. Потухшие маяки. На огромном притихшем пространстве идет жестокая борьба... С обеих сторон сыплется град ударов — воздушных, торпедных, минных, промчится с белым буруном катер-охотник, а вслед за ним, как стервятник, кинется ночной, окрашенный в темноватые тона немецкий самолет «Юнкерс-88». В ночи и разыгрывается схватка.

На упругой вибрирующей палубе катера стоят пулеметчики и комендоры. Зенитные средства у них отличные. Сливается гул моторов наших и немецких.

Тот хочет «пикнуть», эти ловят момент — снизу пропороть птице пузо.

Маневр, другой. Секунда, вираж, поворот — и в какое-то мгновение охотник запускает в небо четыре-пять огненных струй. Секунда, другая... «Есть, дымит!»

Птица обвисает и валится вниз... Всплеск, круги по воде, немного пятен от бензина, масла. И все.

Равнодушная природа по-прежнему прекрасна. С берега тянет целебным хвойным запахом. Высоко-высоко идут облака. Как-то странно в этой серебристо-розовой ночи светит желтоватая луна.

Охотники идут и идут, высматривая все, что в поле зрения.

Современная война — сложная. Проверять, «прощупывать» надо буквально все.

Правила новой войны быстро постигаются нашими молодыми командирами. Они много читали о морской войне — народ военно-интеллигентный.

Гладь Балтики, то темная, то светлая, стелется на многие мили. Притаились финские шхеры. Там гнезда вражеских катеров. Встречаться с охотниками уже не любят. На днях наши налетели, прыснули из крупной автоматики — белофинны перестроились, дали дымовую завесу и, теряя строй, — наутек. Досадно.

Охотники идут, обследуя море, квадрат за квадратом. Отмечены береговые огоньки, курсы мелькнувших вдали кораблей.

— Лодка!

Катер делает легкий поворот. Молниеносные подсчеты.

Бомбы! Первая, вторая, третья... Черные тяжелые цилиндры летят вниз. Они рвутся на заданной глубине. От этих взрывов гаснут на лодке лампочки, корежится аппаратура, вминается обшивка, а при близких разрывах лодка разламывается.

Бомбы! Четвертая, пятая, шестая... Пригнувшись, охотники смотрят за поверхностью.

— Масло!

Так из очередной лодки начали вылезать внутренности. Радист ловит отчаянный, без шифра, радиопризыв лодки.

Бомбы! Еще четверть часа — и все кончено.

И снова нежная гладь моря. Тянет хвойным ароматом, солью, прибрежной йодистой прелью. Под этой гладью должны быть новые минные поля, поставленные, может быть, час назад. Глаза впиваются в прозрачную зеленоватую воду.

Еще одну минную банку обнаружили,сноровисто ее отмечают.

Охотники продолжают поход — низко, кормой уходя в воду. Подняв воротники, стоят пулеметчики и комендоры, обшаривая взглядом свои сектора неба и моря.

Где-то вдали встали к небу черные гейзеры извержений. Там наши бомбардировщики подняли на воздух очередной объект противника. Утром узнаем, какой именно.

На полчаса, четверть часа ночь делается темнее, мутнее. Вглядываться пристальнее! В эту пору противник старается успеть сделать свою операцию. Передовой пост радирует: «Три парашюта, курс...».

Ага! Парашютные мины на вероятных путях наших кораблей, в том числе возвращающихся на базу охотников. Отмечено, будут вытралены... Те, что представляют интерес, будут изучены. Техникой моряки вообще интересуются.

Охотники, меняя курсы, просматривают район за районом. Где-то зажегся подброшенный на необитаемый островок маячный огонь.

— Взять!

Ход прибавлен. Огонь (ориентир для подводной немецкой лодки) затушен. И снова вперед.

Где-то у берега бомбардировщики противника атакуют наш заградитель. Зенитки бьют. Бомбардировщик, кренясь тяжело с бомбами, «пикирует» в воду.

Вперед! Лица охотников покрыты холодными солеными брызгами. Кожа обветренная, потемневшая.

На севере световое пятно — вероятно, ракета. Видимо, наши торпедные катера кого-то застигли. Померцала ракета, и опять все по-ночному тихо. Пока ракета мерцала, разыгрался еще один эпизод морской войны, жестокий и необыкновенно скоротечный. Наши ворвались на рейд противника...

Уточненное донесение будет утром...

Действующий фронт.
// Правда № 190 (8598) от 11 июля 1941 г.
^