Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
22.10.2019 — Россия
вернуться к списку
Три крылатых воина
Люди из звена Забелина всегда ценили фактор времени, быстроты и натиска. Грозный час боевых испытаний наступил на рассвете 22 июня. Вот когда пригодилось умение использовать доли секунды, умение молниеносно оторвать машины от земли и взмыть в воздух. Они отыскали друг друга в поднебесье – веселый, худощавый Чулков, плотный; коренастый Липилин и спокойный, решительный командир звена Забелин.

В мгновенье они построились и стали обшаривать каждое облачко, за которым мог притаиться враг с паучьей свастикой. И когда из облаков вынырнули фашисты – три бомбардировщика, – звено наших истребителей ринулось им навстречу. Их опередил командир эскадрильи лейтенант Кукушкин. Он сделал разворот и, молниеносно зайдя хвост фашистской машине, вонзил в нее сноп трассирующих пуль.

«Вот как это делается!» – улыбнулся Чулков. И, с той же быстротой, с какой эта мысль вспыхнула в его сознании, летчик скользнул в хвост второму фашистскому бомбардировщику и, не давая ему опомниться, короткими точными очередями поджег вражескую машину. Боевой разворот, сноп пуль, дым и огонь, охвативший фашистскую машину, – все это произошло молниеносно. Обернувшись, Чулков увидел Забелина и Липилина, в секунды боя охранявших хвост его машины. Они помахали ему крыльями в знак дружбы, приветствия и одобрения. Чулков ответил им тем же приветствием. Когда на земле, разгоряченные боем, они вышли из машин, Чулков сказал, что только им, товарищам, он обязан своим успешным боевым крещением, что первая сбитая фашистская машина войдет в общий счет звена.

В этот час, когда отечество в опасности, все должны быть ближе к партии Ленина–Сталина! И три товарища единодушно решили – их место в рядах большевиков, в боевых рядах людей, не знающих страха в борьбе, готовых до конца сражаться с врагом нашей родины. И они вынесли для себя еще одно решение: боевым делом они докажут свою преданность партии. Пусть вместе с обычными партийными рекомендациями послужат и рекомендации, завоеванные в бою, – сбитые машины фашистских людоедов и извергов.

Поведение трех товарищей в воздушных боях определялось правилом: ищи врага, а найдя – бесстрашно атакуй, уничтожай его! 3 июля, патрулируя в воздухе, они обнаружили 6 вражеских бомбардировщиков, шедших с грузом бомб. Первое задание, которое звено поставило перед собой, – расколоть плотный строй фашистских стервятников – было выполнено блестяще. Три советских летчика пошли в лобовую атаку. Они составляли одну грозную волю. С неумолимой беспощадностью три стальные птицы надвигались на фашистских бомбардировщиков. Звено Забелина метило в центр фашистской своры. Дистанция между советскими и фашистскими машинами все уменьшалась. Все ближе и ближе надвигались три скоростные птицы, несущие смерть фашистским стервятникам. И нервы германских летчиков сдали. Головная фашистская машина не выдержала этой стремительной, ураганной атаки, на которую способны только советские летчики. Она в ужасе рванулась в сторону и своим паническим бегством разбила плотный строй бомбардировщиков.

«Ваша песенка спета», – закричал в возбуждении Липилин. Он вырвался вперед. Его прикрыл Забелин. Липилин мог не оглядываться. Казалось, не только летчики, но и машины понимали малейшее движение друг друга.

Спокойно и методически Липилин уничтожил вражеского стрелка-радиста, затем штурмана, а, когда фашистские пулеметы навсегда смолкли, Липилин зашел с боку и пронзил машину ливнем пуль. «Юнкерс-88» рухнул в реку, а остальные бомбардировщики, сбросив груз бомб в болото, бросились наутек.

С каждым новым воздушным боем созревало боевое мастерство трех товарищей, крепло их мужество, летная военная хитрость. Все за одного, один за всех, – таков был неписанный боевой девиз звена. В сражениях, в разведках они постигали искусство молниеносных атак, подкрепляемых большевистским законом о взаимной выручке. После каждого боевого полета они анализировали ход боя, свои действия, подмечали поведение врага в воздухе.

Чулков называл фашистских летчиков собаками, а их манеру сражаться – шакальей. Наши летчики убедились, что «собаки» только в тех случаях «храбры» и только тогда атакуют, когда видят свое явное преимущество – случайный перевес в количестве, выгодность позиции. Но даже и в таких случаях фашисты дерутся по-шакальи: куснут – и сразу наутек. Спайки, взаимной выручки у них нет.

От острых, наблюдательных глаз советских летчиков не укрылись различные уловки воздушных бандитов. Наши летчики разгадали один из фашистских маневров и на хитрость ответили утроенной хитростью. Однажды в бою они дали возможность немецкому истребителю выполнить свой маневр, а затем Забелин, подстерегавший бандита, уничтожил его.

Это было в тот самый памятный день, когда на партийном бюро должен был обсуждаться вопрос о принятии в кандидаты партии Забелина, Липилина и Чулкова. Партийные рекомендации все трое уже имели. Что касается того добавочного требования, которое они сами поставили перед собой, – ко дню вступления в партию сбить минимум по одной фашистской машине, – то и оно было уже выполнено. Звено Забелина сбило и уничтожило 6 вражеских машин.

Утром звено получило боевое задание – пробиться в тыл противника, разведать расположение его сил. Пройдя заградительный огонь фашистских зениток, три летчика увидели на дороге крупную колонну вражеских мотомехчастей. Разве можно было упустить возможность молниеносной атаки? Звено немедленно сделало первый заход и на бреющем полете обдало врагов пулеметной струей. Затем звено сделало второй заход, методически уничтожая метавшуюся в ужасе фашистскую мразь. В этот момент на звено кинулись с высоты вражьи самолеты. Один из немецких истребителей пикировал на машину Забелина. Липилин шел слева от Забелина. Он сделал молниеносный бросок вперед и с фланга прошил вражескую машину огнем трассирующих пуль. Фашистский «Мессершмитт» загорелся, а второй «Мессершмитт» кинулся в облако. «Шакал в кусты полез», – усмехнулся Забелин и, зная фашистские повадки, поймал его и бил до тех пор, пока вражеский истребитель не загорелся.

Только после этого звено продолжало свой полет и, разведав расположение частей противника, движение их главных сил, легло на обратный курс. Трем советским летчикам преградили путь 7 фашистских истребителей. Велик был соблазн сразиться, ударить по фашистским шакалам! Но было в тысячу раз важнее доставить командованию важные сведения.

Чулков решил принять на себя удар, отвлечь внимание фашистов. Он дал знать своим товарищам: «Летите дальше, за меня не беспокойтесь». Чулков ворвался в строй фашистских истребителей и, маневрируя, увлек их за собой. Фашисты увязались за ним. А этого ему только и надо было. У него была прекрасная скоростная машина, несколько пулеметов и неукротимое желание победить. Когда фашисты поняли, что советский летчик увел их в сторону и две другие краснозвездные машины исчезли, они рассвирепели. Они взяли Чулкова в огненное кольцо. У него оказалось перебитым рулевое управление, но все же он перетянул свою машину на нашу территорию и пошел бреющим полетом, используя каждую складку местности. Он скрылся от фашистских самолетов и, не имея другого выбора, посадил истребитель на просеке в лесу.

Забелин и Липилин благополучно доставили командованию сведения разведки и удостоились благодарности. Но радость летчиков была омрачена: с ними не было Чулкова. Весь день и весь вечер они всматривались в небо, ожидая появления знакомой родной птицы. Но Чулкова все не было. Друзья попросили отложить рассмотрение их заявлений о приеме в партию до следующего дня. Они надеялись, что Чулков вернется, они верили в летное искусство своего друга. И он действительно вернулся. Это случилось к концу первых суток. Чуть прихрамывая, он шел по летному полю, усталый, с горящими от возбуждения глазами. Липилин и Забелин кинулись к нему со всех ног. Они крепко обняли своего товарища и друга. Чулков взглянул на небо и медленно угрожающе сказал:

– Машину свою я перетянул... Я заставлю фашистских шакалов оплатить мой вынужденный простой!..

Втроем, тесно прижавшись друг в другу, они пошли в землянку на заседание партийного бюро. Они коротко рассказали свои биографии: Забелин – слесарь московского завода, Липилин – токарь с Урала, Чулков – сварщик с одесского завода имени Марти. К этому они добавили: общий счет сбитых звеном фашистских машин пока достигает восьми.

Трех товарищей приняли в кандидаты партии. На этом заседание бюро было неожиданно прервано сигналом боевой тревоги. Летчики кинулись по машинам. Один за другим истребители взлетали в воздух. И, патрулируя в воздухе, всматриваясь в небо, выискивая врага, три товарища, три большевика составляли одну волю, одно звено смелых соколов, не знающих страха в борьбе, готовых до последней капли крови биться с коварным, подлым врагом до полного его уничтожения.

// Красная звезда № 161 (4916) от 11 июля 1941 г.
^