С 1 мая 2018 года сайт «ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945» начал работу. Отчётный срок — 1 мая 2020 года. Что будет — см. тут. А Именно сейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами или трудом.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
26.9.2018 — Россия
вернуться к списку
Положение крестьян в фашистской Германии
Порабощенная Гитлером, Германия насчитывает, включая страны и области, силой присоединенные к ней с 1938 г., около 4 миллионов сельских хозяйств с 11 миллионами занятых в них людей. Примерно 3 млн. из них – сельскохозяйственные рабочие, работающие на помещиков и кулаков. Но подавляющее большинство германского крестьянства – это мелкие земледельцы.

Почти по всей Западной и Южной Германии кулаки, эксплоатирующие батраков, составляют меньшинство по сравнению со всем населением. Правда, количество их увеличивается по мере приближения к северу и к востоку. Фашизм пытается опереться в деревне прежде всего на этих кулаков. Чтобы подчинить массы разбойничьей политике немецкого финансового капитала, Гитлер в числе прочих щедрых обещаний обещал и землю. Впрочем, не в самой Германии, где все лучшие земли находятся в руках крупных владельцев латифундий, прусских юнкеров или у кулаков, но на «Востоке», т.е. по ту сторону границ, за счет других народов. Фашисты называют эту разбойничью политику «борьбой за жизненное пространство». Между тем в пределах национальных границ Германии природа создала достаточно «пространства» для мелких германских крестьян. Даже фашистские статистики вынуждены признать, что каждый из 5.500 германских аристократов-помещиков владеет в среднем по 1.000 га. 16 из этих «господ» владеют 550.000 га, т.е. больше, чем было бы достаточно для прожиточного минимума приблизительно 50 тыс. трудолюбивых мелких немецких крестьянских семейств.

19 проц. всей обрабатываемой в Германии земли эти паразиты сдают в аренду мелким крестьянам и полупролетариям на ростовщических условиях. Немецкие крестьяне ежегодно выплачивают за аренду земли 300 млн. марок.

К этим барским поместьям надо добавить еще около 20.000 имений и владений юнкеров, потомков баронов и рыцарей средневековья. Эта каста прусских юнкеров существовала в течение веков за счет жесточайшей эксплоатации своих крепостных крестьян и за счет доходных высоких государственных и военных постов. Они занимают и в фашистской Германии, как о том свидетельствует хотя бы семейная хроника Риббентропа, руководящие посты в государстве. Наиболее крупные из них тесно связаны с банками и военной промышленностью.

Сейчас большинство мелких земледельцев Германии по сути дела может быть отнесено не к крестьянству, а к полупролетариату. Арендная плата, проценты, налоги (это бремя составляет до 1,5 миллиарда марок ежегодно) заставляют их, помимо работы в своем хозяйстве, выполнять постоянную работу по найму. Забота о собственном хозяйстве ложится на их жен и детей. Этим и об'ясняется то обстоятельство, что в германских крестьянских хозяйствах размером ниже 10 га 60–70 проц. постоянной рабочей силы составляют женщины. Большинство этих хозяйств обременено долгами в банках и у частных ростовщиков в сумме, далеко превышающей их стоимость.

Военные мероприятия гитлеровского правительства еще намного ухудшили положение. Резкое повышение имперских налогов с 8 миллиардов марок в 1932 г. до 23,6 миллиарда марок в 1939–40 финансовом году не в малой степени легло своей тяжестью на крестьянство. Еще в 1935 г. в крестьянских хозяйствах налоги были повышены на 30 проц. В связи с лихорадочными вооружениями с конца 1936 г. новая волна налогов залила немецкую деревню. Даже самые бедные бобыля (безземельные крестьяне, батраки, инвалиды) подвергаются поголовному обложению.

Так как общегерманский бюджет наложил лапу на прежние источники доходов провинциальных властей, последние были вынуждены повысить нередко на 800 проц. ненавистное населению так называемое «поголовное обложение». Поземельные налоги значительно увеличены. К этому присоединяются специльные военные налоги («военное обложение населения»), все время увеличивающиеся, потом – косвенные налоги на корма, на жиры, сахар, пиво, табак, спирт и сверх всего так называемые «добровольные сборы», к которым крестьяне принуждаются террористическим аппаратом фашизма. Мелкий крестьянин облагается двояко: и как крестьянин, и как наемный рабочий.

На середняцких и более зажиточных крестьянских дворах с более высоким товарным хозяйством особенно губительно сказывается, кроме налогов и всякого вида поборов, фашистский «рыночный порядок». Суть его заключается в том, что у крестьян полностью отбирается вся продукция по ценам, которые далеко не покрывают эксплоатационных расходов. Даже масло, скажем, которое произвел крестьянин, он должен полностью отдать, а для личного потребления вновь покупать его по общим нормам. Эти невыносимые условия существования делают понятным массовое бегство из деревни не только сельскохозяйственных рабочих, но и крестьян. По официальной германской статистике, за 6 лет ликвидировалось 43.000 крестьянских дворов, имевших от двух до десяти га земли. Мелкое крестьянское хозяйство бесполезно для фашистской военной машины. Поэтому оно должно по возможности скорее быть ликвидировано в пользу кулацких хозяйств. Кулацкие хозяйства к тому же должны быть фундаментом политического господства фашистов в деревне, их классовой базой. Еще в 1933 году был издан пресловутый закон о «наследственных дворах», по которому 700.000 более или менее крупных крестьянских хозяйств (а также среднего размера имений) были выделены из общей массы и наделены большими привилегиями. Одновременно они должны были нести специальные обязанности по отношению к фашистскому государству. В интересах военной экономики и фашистской классовой политики они должны были образовать кадры, на которые опиралось бы фашистское господство в деревне.

Кроме того, у восточных границ Германии перед войной было поселено около 20.000 так называемых «оборонных крестьян». В отторгнутых от Польши областях в 1940 году создано было около двенадцати тысяч таких крестьянских дворов и подготовляется переселение дальнейших десятков тысяч.

Однако все эти мероприятия фашистских бандитов еще больше сужают их социальную базу. Изгнанные из своих маломощных хозяйств, мелкие крестьяне ни психологически, ни физически не являются подходящим «военным материалом» для разбойничьей политики фашизма.

Яркий свет на физическое состояние трудящегося населения немецкой деревни пролил доклад, недавно сделанный на с'езде «имперского крестьянского сословия». По данным доклада, в одном военном округе из ста призванных крестьян и сельскохозяйственных рабочих только 68 человек оказались пригодными к военной служб». Наиболее распространенные заболевания крестьянского населения – рахит, туберкулез, ревматизм, желудочные болезни, общее истощение.

Само собой разумеется, это положение за время войны еще более ухудшилось Еще 15 февраля 1940 года Геринг вынужден был в обращении по радио признать, что множество крестьянок от истощения «буквально валятся с ног»; Быстро ухудшается также физическое состояние крестьянского населения из-за недостатка питания. С начала войны реквизирован весь урожай. Крестьянину оставили только голодную норму, которую сами фашисты признают далеко не достаточной для тяжело работающего человека. Крестьянин должен получать специальное разрешение на убой скота на своем дворе. Крестьянину разрешается сохранить для собственных нужд лишь предусмотренное нормами количество сала и мяса.

Этих эксплоатируемых, обманутых, изголодавшихся крестьян гонят теперь на войну против народов СССР. Нетрудно понять, с каким чувством идут эти люди в бой за интересы своих же поработителей. Об этих чувствах говорят все учащающиеся случаи добровольной сдачи германских солдат, их отказ воевать против Советского Союза.

// Известия № от 12 июля 1941 г.
^