С 1 мая 2018 года сайт «ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945» начал работу. Отчётный срок — 1 мая 2020 года. Что будет — см. тут. А Именно сейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами или трудом.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
26.9.2018 — Россия
вернуться к списку
Запасы сырья в фашистской Германии иссякают
Военная машина германского фашизма поглощает в огромных количествах горючее, металлы, каучук и другое стратегическое сырье. Хорошо известно, что добыча основных видов сырья и Германии и до войны далеко не покрывала нужд германской промышленности и транспорта. Даже подтасованные данные фашистской прессы (например, «Еженедельник Берлинского кон'юнктурного института», № 30, 27 июля 1938 г.) подтверждают, что перед войной сырьевой баланс Германии сводился с дефицитом в 35 проц. (в стоимостном выражении). В действительности же, эти расчеты, включавшие глину, песок, камень и прочие строительные материалы, а также удобрения, сильно приукрашивали фактическое положение; на самом деле промышленность удовлетворялась собственными ресурсами основных видов сырья не более, чем наполовину. Вместе с тем необходимо учитывать, что важен не общий средний процент покрытия потребностей, а наличие ресурсов по всем без исключения необходимым видам сырья. Когда отсутствуют горючее, каучук или алюминий, то никакой, даже самый благоприятный общий сырьевой баланс не может спасти положения. Если до сих пор дефицит сырья еще не сказывался резко на работе германской промышленности и транспорта, то теперь, после вероломного разбойничьего нападения фашизма на Советский Союз, положение в корне меняется.

Германский фашизм ранее имел возможность покрывай свой дефицит в сырье, во-первых, постепенным и весьма экономным расходованием накопленных до войны запасом, во-вторых, награбленным в оккупированных странах имуществом и, в-третьих, импортом из стран Юго-восточной и Северной Европы. Вместе с тем, фашистская Германия поддерживала производство различных заменителей и синтетического сырья (горючее, каучук, пластмассы, волокно, аммиак и др.) и усиленно мобилизовала старые металлы и различное утильсырье. При ограниченном размахе военных операций все эти источники позволяли кое-как сводить концы с концами, но, разумеется, накопленные и награбленные запасы постепенно истощались. Ухудшение положения с сырьем в Германии уже к весне 1941 г, стало явно заметным.

Важные центры добывающей, металлургической и химической промышленности на территории Германии и оккупированных ею стран находятся в сфере действий авиации; добыча сырья в этих районах уже в силу затемнения, воздушных тревог и перегрузки транспорта должна сильно упасть, не говоря уже о прямых разрушениях. Вместе с тем, перебросив свои воздушные силы на Восток, Германия обнажила индустриальные районы на Западе, которые играют крупную роль в обеспечении германской промышленности углем, коксом, металлами, синтетическим горючим и натуральной нефтью. Усиливающиеся бомбардировки английской авиацией металлургических предприятий Рурской области, нефтеперегонных заводов Гамбурга и Ганновера, нефтехранилищ в Киле, Вильгельмсгафене, Бремене и т. д. способствуют ослаблению сырьевых резервов германского фашизма.

Одновременно в развертывающихся военных операциях германская армия расходует материальные средства, горючее и сырье, при этом в таких размерах, которые далеко превосходят все прежние «нормы».

Таким образом, фашистская Германия очутилась в смертельных тисках: с одной стороны, растет потребности В стратегическом сырье, с другой – истощаются резервы, гибнут источники пополнения.

Нет надобности рассматривать положение со всеми видами сырья; достаточно взять горючее и металлы.

Потребность в горючем находится в прямой зависимости от размаха боевых операций.

За 6 недель наступления против Франции германская армия израсходовала примерно 1,5 млн. тонн горючего. Различные расчеты потребности в жидком топливе, неоднократно приводившиеся в советской прессе, дают цифру от 10 до 20 млн. тонн в год. Что же имеет фашистская Германия?

Перед войной она накопила значительные запасы нефти, которые стремилась не расходовать, пуская в ход нефтяные запасы, захваченные на оккупированных территориях.

Кроме того, Германия добывала до 1 млн. тонн натуральной нефти в год и ввозила значительное количество нефти из-за границы, в основном из Румынии. Существенную поддержку оказывало ей производство синтетического горючего из угля, теоретическую мощность которой американские специалисты определяют в 4 млн. тонн в год.

Захваченные на Западе нефтяные запасы ныне уже истрачены; собственные накопленные до войны запасы сильно поизрасходованы; заводы синтетического горючего так же, как и районы добычи натуральной нефти находятся под ударами с воздуха. Важнейший источник снабжения фашистской Германии горючим – румынская нефть – горит от бомб советской авиации.

Вместе с багровым заревом над Констанцей и Плоешти догорают все надежды фашистов на румынскую нефть. После израсходования остатков складских запасов снабжение Германии будет целиком зависеть от размеров производства синтетического горючего; последнее, даже при работе на полную мощность, не в состоянии обеспечить нужд армии, тем более оно окажется недостаточным в условиях эффективных действий авиации по этим предприятиям.

Переходя к металлам, надо заметить, что выплавка стали зависит не только от ресурсов железной руды, лома, угля и кокса, но и от наличия марганца, которым Германия не располагает в достаточном количестве; ни из Италии, ни из оккупированных стран марганца, Германия получить не может; в мирное же время она возила более 500 тыс. тонн марганцевой руды. Она не имеет также возможности хоть как-нибудь обеспечить хромом, никелем, вольфрамом и другими редкими металлами выплавку легированных сталей, необходимых для военной промышленности.

Дефицит цветных металлов еще до войны ощущался очень остро; распределение их было строго централизовано и производилось в ограниченных размерах только для нужд военной подготовки.

Уже весной 1940 г. в Германии была проведена массовая мобилизация лома цветных металлов, включая домашнюю утварь и церковные колокола. Начисто были ограблены все запасы цветных металлов и изделий из них в оккупированных странах.

Все это, однако, не разрешало вопроса: положение с цветными металлами оставалось чрезвычайно напряженным, о чем свидетельствуют многочисленные запрещения применять цветные металлы в тех случаях, когда предоставляется хотя бы условная возможность заменить их каким-либо другим материалом. В связи с этим необходимо отметить, что производство заменителей и синтетического сырья обходится очень дорого.

Положение с цветными металлами ухудшается еще и потому, что крупнейшие алюминиевые заводы фашистской Германии, медные рудники Мансфельда, свинцово-цинковые месторождения Силезии и др. подвергаются все в большей мере опасности уничтожения с воздуха.

Германия испытывает большой недостаток даже в тех видах сырья, которыми ее недра достаточно богаты. В частности, снабжение каменным углем становится все более и более затруднительным. Острая нехватка рабочей силы, страшное физическое истощение рабочих, большие перебои с транспортом, общая экономическая дезорганизация – все это влечет за собой ощутимое снижение добычи минерального сырья и в самой Германии, и на оккупированных территориях. Продолжающиеся воздушные нападения на основные районы добычи угля еще более ухудшат снабжение Германии топливом.

Сырьевые резервы фашизма еще окончательно не иссякли, но истощение их идет неуклонно, все ускоряющимися темпами.

// Красная звезда № от 12 июля 1941 г.
^