ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
СССР
3.12.2021
Россия
к списку
Герои отечественной войны
Старший лейтенант Волков

Тихий, безветренный день. Солнце пышет жаром. Небо поблекло от зноя. Над головой медленно плывут белые, как снег, облака. Ежеминутно они меняют формы, сходятся, расходятся и удаляются куда-то на восток.

Сейчас не время любоваться этим величественным движением облаков, но снизу их провожают вдаль долгими, внимательными взглядами. Точно разбойники в кустах, в завесе облаков обычно прячутся фашистские самолеты, чтобы неожиданно ринуться коршунами на добычу и трусливо улететь от преследователей. Они боятся советских орлов, от которых невозможно уйти живыми, и действуют из-за угла, как бандиты. Открытого боя они избегают. Смелые лобовые атаки советских летчиков приводят их в ужас.

А облака плывут и плывут над полями зреющей ржи, над раскинувшимся среди них аэродромом.

Издали слышится гул моторов. С каждой секундой он нарастает, и вот под облаками уже виднеется стая советских «чаек». Внизу, вскинув головы, считают самолеты: один, два, три... девять...

– Все, все – говорят друг другу летчики, и огрубелые в боях, бронзовые от загара лица озаряются радостными улыбками. «Чайки» приземляются, подруливают к линии, оставляя за собой хвосты густой клубящейся пыли.

Из одного самолета выскакивает высокий худощавый летчик и, прихрамывая, подходит к товарищам. Недавно он был ранен в левую ногу. Его отправили в госпиталь. Пролежав на койке два часа, он вернулся в часть. С тех пор он уже совершил несколько успешных полетов.

– Как дела, Волков? – окружают его друзья. Ему не дают ответить. Молодой летчик, следующий за Волковым, с гордостью сообщает:

– Только что наш командир сбил третьего «Мессершмитта». Знаете, прямо в мотор угодил.

Да, сегодня было жаркое дело. Группа самолетов во главе с Героем Советского Союза капитаном Красноюрченко отправилась в тыл врага на выполнение боевого задания. Ей удалось обнаружить крупный вражеский штаб. Под деревьями они увидели легковые машины, замаскированные ветвями, в рощице виднелись цистерны с горючим, вокруг стояло несколько танков и бронемашин, по дороге шла колонна танков и артиллерии.

Офицеры и солдаты, услышав шум моторов, стали разбегаться в стороны, но их повсюду настигали советские бомбы, которые посыпались на головы врагов. После сигнала капитана Красноюрченко бомбовый залп обрушился на цистерны, и они запылали. Танки метнулись в стороны, поднялись на дыбы кони, кверху полетели колеса орудий, отовсюду сквозь черный дым рвались языки пламени.

Старший лейтенант Волков, сбросив бомбы, стал обстреливать перетрусивших фашистов с бреющего полета. Он хорошо видел все поле боя. За кустами он заметил три легковых машины. Несколько фашистских вояк в страхе забились под них. Волков совершал один заход за другим, расстреливая врагов из пулеметов. Он изрешетил машины, уничтожая тех, кто прятался под ними.

Выбрав новую цель, он повел свою «чайку» в третий заход. Наблюдая за землей, он ни на секунду не забывал следить за зенитом. Идя в новый заход, он увидел, что к хвосту самолета его любимого командира капитана Красноюрченко пристроился «Мессершмитт-109».

– Командиру грозит опасность, – мелькнуло в мозгу, – немедленно на помощь.

Быстрый маневр снизу вверх, и Волков в хвосте вражеского истребителя. Он напрягается, как струна, нажимает на все гашетки, влагает в пулеметы всю свою волю, чтобы сберечь командира от предательски подкравшегося к нему врага.

Очередь за очередью, красная линия пуль вонзается в «Мессершмитт», и тот стремительно уходит влево. Волков направляет свою «чайку» вслед за ним, но в это время другой «Мессершмитт» бросается на него. Волков принимает атаку врага, смело идет ему в лоб. Расстояние между «чайкой» и «Мессершмиттом» сужается.

У кого нервы крепче, кто дольше выдержит? «Ни за что не сверну в сторону», – упрямо решает Волков, посылая во врага очередь за очередью. Он целит прямо в мотор, прямо в черное сердце врага.

Доли секунды кажутся часами. Еще мгновение, и самолеты столкнутся, между ними остается каких-нибудь 50 метров... «Сейчас смерть, – думает Волков. – Но вместе со мной погибнет враг, я уничтожу его своим самолетом, как снарядом».

И тут он видит, как из мотора «Мессершмитта»« показывается черный дым, и тот падает, освобождая путь советской «чайке».

Все в порядке! Волков осматривается: слева и справа от себя он видит младших лейтенантов Демича и Зозулю. Это они охраняли его в то время, когда он вел бой.

– Спасибо, товарищи, – с благодарностью шепчет Волков.

...Расставшись с друзьями, Волков идет отдыхать. Он шагает среди ржаного поля, золотящегося на солнце. Посевы кое-где помяты, потравлены. Он вспоминает сожженные врагом деревни, улицы городов, трупы женщин и детей, зверски расстрелянных из пулеметов фашистскими стервятниками. Ненависть к подлому врагу еще более кипит в его сердце. Он идет мимо командного пункта.

Получен новый приказ о вылете в бой.

– Разрешите и мне лететь, – просит он у капитана Красноюрченко.

– Но вы ведь только что вернулись.

– Я не устал.

– Нет, лучше отдыхайте.

– Товарищ капитан, прошу...

– Приказываю вам отдыхать, – строго говорит Красноюрченко и теплым взглядом провожает уходящего летчика.

Он неутомим, этот Волков. Уже в первый день войны он совершил 9 боевых вылетов с девяткой самолетов. Он гнал вероломно напавшего на советскую землю врага, гнал от наших городов, деревень, от развертывающихся советских войск, гнал и расстреливал. В первый же день войны он открыл счет сбитых им самолетов, немецких бомбардировщиков «Хейнкель-111». Волков получил задачу патрулировать город и, следуя к городу со своими орлятами, он по привычке зорко всматривался в зенит над самым городом. Он заметил фашистский самолет со свастикой па хвосте. Враг летал над городом, видимо, занятый выбором об'екта для бомбежки.

Волков повел свою стайку в атаку. После первых же его очередей фашистский стрелок прекратил огонь. Значит, он убит или тяжело ранен. Приблизившись к бомбардировщику на расстояние 150 метров, Волков стал осыпать его градом пуль. Всю силу огня он направил на баки с горючим. Наконец, вспыхнуло пламя. Бомбардировщик загорелся и стал падать.

Спадает жара. Длинные тени тянутся от деревьев по дороге. На площадке аэродрома снова клубится пыль. Группа «чаек» уходит в воздух. Среди них уходит и старший лейтенант Волков. Пожелаем же отважному летчику, как всегда, вернуться с победой!

Действующая армия. (По телеграфу).
^