Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
7.12.2019 — Россия
вернуться к списку
Дневник немецкого солдата Карла Нойссера
Публикуемый ниже дневник Карла Нойссера, солдата 1 взвода 5 роты 3 батальона 132 пехотного полка немецко-фашистской армии, найден на поле боя. Этот документ чрезвычайно показателен. Он говорит об огромных потерях, которые несут фашисты на советской земле. Весь он пронизан усталостью немецкого солдата от войны. В каждой строке дневника чувствуется, как страшна для фашистов все возрастающая сила отпора Красной армии.

23.10.40 г. Мы выехали с восточного вокзала в Сеницу. Там нас одели и в 9 часов утра мы поехали во Францию в Ля-Рошель.

7.12.40 г. Уже почти два месяца, как я из дому. Какое однообразие. От горя идешь в кабак или в кино. Все-таки лучше в кабак, наливаешься, потом засыпаешь, и тебе снятся хорошие сны. Забываешь на некоторое время кошмар, а утром опять тот же ужас действительности. Да, дорогая Роза, такова наша жизнь. Одни обогащаются и живут прекрасно, а другие – это мы, которые должны мучиться, даже жертвовать своей жизнью.

12.6.41 г. Достигли города Люблин. Расположились на отдых в 3 километрах от Люблина. Нам не разрешено писать о том, что совершаем марш и где находимся. Это строго запрещено. Двигаемся дальше по направлению к русской границе.

22.6.41 г. Вчера в 11.30 подошли к границе и заняли окопы. 3.15 наша артиллерия начала стрелять. Впереди двигаются 131 и 134 полки. Мы следуем за ними. В 9 часов они прорвали передний край противника. Интересно, что дальше будет? 131 и 134 полки уже имеют потери. Над нами самолеты противника.

23.6.41 г. Самолеты противника сбрасывают над нами бомбы. Дорогая Роза, наше положение становится очень серьезным. Мои плечи, покрыты ранами от ношения тяжести. В 10 часов утра наблюдаем воздушный бой между русскими бомбардировщиками и нашими истребителями. Кругом стоит неимоверный гул разрывов. Воздух наполнен шумом самолетов. Что же будет? Все время находишься в напряженном состоянии.

24.6.41 г. Сегодня достигли границы русских укреплений. Впереди шли 131 и 134 полки, мы находились непосредственно за ними. Могилы наших товарищей указывают нам дорогу. Перед укрепленной зоной русских произошло жестокое сражение.

25.6.41 г. Мы совсем впереди. Ожидаем приказ.

30.6.41 г. Был ужасный день. Мы наступали, трое убитых, много раненых.

1.7.41 г. Двигаемся дальше. Дорогая Роза, помоги нам бог, чтобы я остался невредим.

5.7.41 г. Взяли Ровно. При невыносимых лишениях двигаемся дальше.

8.7.41 г. Мы перешли старую русскую границу. Все же много наших пало в боях. Все чаще встречаются могилы наших солдат. Это – кошмарная картина.

9.7.41 г. Мы достигли укреплений. Здесь погибло много солдат. В 16 часов вышли в город, где происходил сильный бой, так как русские оказывали упорное сопротивление. Город называется Новоград-Волынск. Наши солдаты рыскали по магазинам и искали всякую всячину: гитары, велосипеды, зеркала, белье и др.

10.7.41 г. Занимаем оборону, на случай атаки противника. Роза, что дальше будет, увидим. Надеюсь, что боя не будет. Роза, у меня сильно расстроился желудок от хлеба и непривычного питания.

11.7.41 г. Это самый ужасный день в моей жизни. Дьявольская игра началась тем, что артиллерия противника стала нас обстреливать. Прямое попадание. Наша кухня и все, что было вблизи нее, было уничтожено. 5 человек, обслуживающих кухню, были убиты на месте. Лошади разбежались в стороны, но в нашу боевую повозку угодил снаряд, она вспыхнула и сгорела. Haш взвод получил задачу отправиться в разведку и установить, находится ли противник в ближайшем лесу. В составе 29 человек мы отправились в путь. Я, Роза, тоже должен был пойти. Сначала все шло хорошо, но когда мы вошли в лес, мы увидели 9 русских солдат, приближающихся к нам. Наш фельдфебель сделал самую большую глупость, на какую он был способен. Он сел на велосипед и поехал навстречу русским, желая взять их в плен. Но произошел ужасный случай. С молниеносной быстротой девятка русских бросилась на землю, открыла огонь из пулеметов и автоматов по нашему отряду, который, за исключением меня и двух солдат, еще не достиг опушки леса. Мы делали вес, чтобы спасти свою жизнь. Мы стреляли из всех сил, чтобы иметь возможность отойти. Наш огонь утихал, в то время как огонь русских все усиливался. Они имели хорошие автоматические винтовки, а мы должны были перезаряжать свои после каждого выстрела.

Русские окружили нас. Мы спрятались в высокой траве. Улучив момент, мы побежали с такой быстротой, на какую только были способны. Нам троим удалось вернуться в батальон, и мы доложили, что лес занят противником. И знаешь, Роза, 14 или 15 человек не вернулись. Они погибли. Двух человек, вероятно, русские взяли в плен. Трупы двух унтер-офицеров, одного фельдфебеля и 8 солдат мы впоследствии нашли. На этот раз, Роза, меня спасло чудо. Но дьявольский танец продолжается днем и ночью.

12.7.41 г. Второй день страшного боя. Я лежу в щели и наблюдаю за противником. Мы несем большие потери. На протяжении двух дней мы питаемся только водой и хлебом, вода очень грязная, наша кухня уничтожена. Мы меняли раз пять или шесть наши позиции, так как противник обстреливает нас из самой тяжелой артиллерии.

13.7.41 г. Третий день боя. Мы еще лежим в своих щелях. Временами русские предпринимают атаки. От 3-го взвода, в который я вхожу, осталось только 5 или 6 человек, остальные убиты или ранены. Нас распределили в 1-м и 2-м взводе нашей роты, которые также сильно уменьшились. Роза, к сожалению, невозможно тебе писать, ибо ни одно письмо не отсылается.

Русская артиллерия нас сильно обстреливает. С 11.30 вокруг нас настоящая пляска ведьм. Когда мы выберемся отсюда? Уже 5 часов, но нет никакого отдыха. Я вернулся с наблюдательного пункта. Русские опять атакуют нас. Наше наступление превратилось в оборону. Ночью еще хуже, чем днем, ибо противника можно узнать только совсем близко. Наше счастье, что теперь полнолуние.

Роза, я чувствую себя очень скверно, так как все друзья, с которыми я вначале служил, или ранены, или же убиты. Только я один из всех друзей нахожусь здесь. С Рудольфом я не встречаюсь, он находится далеко позади и подвергся бы большой опасности при попытке пробраться к нам. Вчера снаряд опять попал в нашу повозку, причем был снова тяжело ранен наш солдат. От постоянного артиллерийского огня, под которым мы находимся, мы все нажили нервные болезни, и к тому же еще нет приличной пищи. Четверть хлеба на целый день, грязная вода, Я говорю тебе – беда. Роза, я ем сырой горох, который здесь в большом количестве на необ'ятных полях.

14.7.41 г. Нет никакого улучшения. Теперь 9.30 вечера. Я пережил несколько горьких часов. Полных два часа обстреливала нас артиллерия противника, и снаряд за снарядом ложился возле моей щели, то в 10 метрах, то в 50 метрах и даже в 8 метрах. Если бы я не выкопал такой глубокой щели, мне было бы очень плохо. Да, здесь, веришь, что тебе наступил бы конец. Но как это кончится? Мы должны еще отразить атаку русских, а я уже боюсь завтрашнего утра. Все сегодня против нас, даже погода, ибо сильная гроза вокруг нас. Днем жара, а ночью мы мерзнем, так как отсутствуют шинели, они частично сгорели вместе с повозками.

15.7.41 г. Нет никакого облегчения. Опять бои и артиллерийский обстрел. Наши нервы совсем расстроились. 16.7.41 г. Вечером мы должны быта дозором осмотреть гигантский лес, так как нас обстреляли партизаны. Они очень опасны.

19.7.41 г. Противник нас опять обстреливает. Мы снова копаем глубокие щели, но ужасный грохот изнурил всех. Кроме того мы со вчерашнего вечера не получали ни кушать, ни пить. Теперь 5 часов вечера, и нет никаких перспектив на получение пищи. Когда это все кончится. Вечером нас сменили.

Дневник обрывается.

// Красная звезда № 196 (4951) от 21 августа 1941 г.
^