ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
30.3.2020
Москва
1941 20
Закон советского воина — в бою быть стойким до конца!
Советские бойцы! Крепите стойкость своей войсковой части в бою. Проявляйте смелость, хладнокровие, инициативу и сметку, презрение к смерти и готовность биться до победного конца против заклятого врага нашей родины — германского фашизма.«Красная звезда»

Передовицы

Авторские

Стихотворения

Неавторские

Военное соглашение между Верховным Главным Командованием СССР и Верховным Командованием Польши
В соответствии с Советско-Польским Соглашением от 30 июля с. г., между Верховным Главным Командованием СССР и Верховным Командованием Польши 14 августа с. г. заключено в Москве военное соглашение, подписанное со стороны СССР Уполномоченным Верховного Главного Командования СССР генерал-майором А. Василевским, со стороны Польши – Уполномоченным Верховного Командования Польши – генерал-майором С. Богуш-Шишко.

В качестве командующего польской армией на территории СССР главнокомандующий польскими вооруженными силами г. Сикорский назначил генерала Андерса. Генерал Андерс приступил к формированию польской армии.

«Известия» от 20.08.1941 г.
Геройский поступок политработника Сушко
Старший батальонный комиссар Сушко с группой бойцов подвергся внезапному нападению нескольких десятков фашистов, ехавших на машинах и мотоциклах. Невзирая на численное превосходство врага, Сушко смело вступил в бой. Первых трех солдат, которые бежали навстречу ему, комиссар убил из нагана, а машину, следовавшую за ними, подорвал гранатой.

Бойцы, увлеченные примером мужественного комиссара, со штыками и гранатами бросились на фашистов. Ожесточенная схватка продолжалась несколько минут. Горстка храбрецов захватила вражескую штабную машину с кипами оперативных документов, мотоцикл, много оружия и семнадцать пленных.

«Красная звезда» от 20.08.1941 г.
На очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов
На состоявшейся 19-го августа очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов заместитель начальника Советского Информбюро тов. Лозовский С. А. остановился на политико-моральном состоянии офицерского корпуса германской армии.

Офицерство Германии было всегда замкнутой реакционной кастой. До первой мировой войны доступ в офицерский корпус имели только лишь дворяне. Во время первой мировой войны, в связи с огромными потерями офицерского состава, офицерский корпус начал пополняться также представителями буржуазии и интеллигенции.

После разгрома Германии в первую войну и роспуска германской армии, без работы остались десятки тысяч офицеров, которые не знали ничего другого, кроме военных уставов и подтягивания нижних чинов. Из этих офицерских кругов вербовались инструкторы для многих армий и кадры для тайных террористических организаций, которые в период Веймарской республики убивали из-за угла прогрессивных государственных деятелей и революционных рабочих.

Приход Гитлера к власти сразу выдвинул проблему взаимоотношений между офицерским корпусом и национал-социалистской партией.

Ни для кого не секрет, что офицерство рейхсвера встретило Гитлера недружелюбно. Оно мирилось с Гитлером, но не признавало его. Началась ожесточенная борьба за гитлеризацию офицерского корпуса. В армию начали засылать, помимо агентов Гиммлера, все новые и новые кадры из наиболее верных членов национал-социалистской партии, штурмовых и охранных отрядов. С другой стороны, ряд генералов, наиболее упорно отстаивавших руководящую роль армии, как Шлейхер, Бредов, были расстреляны, другие были отстранены и арестованы. Поскольку армия с первых дней прихода к власти Гитлера непрерывно возрастала, – росли авиация, флот, мотомеханизированные части, – требование на офицерство также гигантски возросло. Старое офицерство не могло заполнить все вакантные места, и таким образом в офицерский корпус хлынуло значительное количество гитлеровцев.

Уже с первых дней прихода новых офицеров началась глухая и открытая борьба между старым коренным офицерством и коричневой шайкой, претендовавшей не только на политическое, но и на военное руководство армией. Борьба внутри офицерского корпуса против гестапо и национал-социализма ни на минуту не прекращалась, хотя Гитлер поставил офицерство в привилегированное положение даже в отношении к уголовному праву.

Офицерство не мирилось с тем, что армия была превращена в простое орудие гитлеровской политики. Среди офицерского корпуса имеются люди, которые понимают, что Италия не союзник, а гиря на ногах, имеются противники тройственного пакта и люди, которые понимают, что Германии не под силу завоевание всего мира.

Правда, победы Германии кружили головы не только молодому, но и старому офицерству. Казалось, что внутренняя борьба в армии утихла, и что, наконец, было создано политическое единство. На самом же деле часть офицерства с глубоким беспокойством следила за моральным разложением офицерского корпуса и болезненно переживала возросшую во всем мире ненависть к гитлеровской Германии и гитлеровской армии.

Когда Гитлер решил напасть на Советский Союз, он не хотел слышать никаких разумных советов о том, что Красная Армия – это серьезный противник. Он не хотел слушать тех, кто справедливо боялся войны на два фронта. Среди немецких генералов немало людей, которые на протяжении многих лет доказывали, что самое опасное для Германии это война на два фронта, и вдруг волею Гитлера армия брошена в новую авантюру, которая ничего кроме поражения не сулит.

Вместе с ростом затруднений и огромными потерями в офицерском корпусе вновь возросла старая традиционная ненависть против национал-социализма. К этому прибавилось еще и то, что среди известной части офицерства война с Советским Союзом очень непопулярна. Она непопулярна потому, что эти офицеры достаточно квалифицированы, чтобы отдать себе отчет в безнадежности попыток Германии подчинить себе народы Советского Союза.

В этом смысле чрезвычайно характерным документом является Открытое письмо к немецким офицерам, написанное пятью пленными немецкими офицерами – подполковником Гаушильд, капитанами Риггер, Лоевским и фон-Веншовским и старшим лейтенантом Рикс. Это письмо показывает всему миру, о чем думает та часть германского офицерства, которая не согласна с Гитлером и его бандитской политикой. Этот документ отражает внутренние колебания и разногласия в германском офицерском корпусе, мучительные поиски частью офицерства выхода из тупика. Спасение Германии – в разгроме Гитлера, вот что начинает просачиваться в сознание среднего немца. Офицерский корпус, где имеются тенденции, выраженные в этом письме, – серьезно болен, ибо в нем нет того морального и политического единства, которое является предпосылкой длительной войны и победы. Это письмо – симптом распада той военной машины, которую Гитлер создал и которую он двинул против всего человечества. Но эта машина не развалится сама по себе; она развалится от мощных ударов Красной Армии и об'единенного фронта свободолюбивых народов.

На вопрос корреспондента «Интерконтинент Ныос» г-жи Жаннет Вивер, как Вы оцениваете интервью генерала Араки, данное им представителю газеты «Кокумин», в котором он, вспоминая об оккупации Сибири японцами в 1918 году, заявил, что подобное положение могло бы опять иметь место и сейчас, и что он сожалеет, что не удалось тогда нанести смертельный удар и что все предприятие было оставлено на полпути, – т. Лозовский ответил:

Генерал Араки никогда не страдал излишней скромностью и поэтому он всегда принимал свои скудные и опасные для Японии мысли за последнее слово государственной мудрости. Исторические воспоминания генерала Араки, может быть, делают честь его памяти, но не делают чести его пониманию международной обстановки вообще и взаимоотношений между Японией и СССР, сложившихся в последний период на основе пакта о нейтралитете от 13 апреля 1941 года. Нельзя ничего иметь против исторических воспоминаний даже тогда, когда этим делом занимаются генералы и бывшие министры, но хотелось бы, чтобы высокопоставленные авторы, вспоминая о прошлом, не забывали о настоящем и будущем своей собственной страны.

«Известия» от 20.08.1941 г.
Успешные бои частей командира Конева
Здесь еще несколько часов назад находились немецкие войска. Мы стоим на бруствере вражеского окопа. Вокруг валяются трупы солдат и офицеров. Разбросаны германские винтовки, пулеметы, минометы, каски, солдатские пожитки. Накренился на бок подбитый фашистский броневик.

Бой не утихает. Немцы, сбитые со своих оборонительных позиций, пытаются укрепиться на новом рубеже. Наша артиллерия, авиация, танки и пехота преследуют фашистов по пятам, не давая им возможности опомниться от внезапного и стремительного натиска.

Мимо нас проводят двух пленных немецких офицеров. Куда девался их былой лоск и хваленая доблесть! Лица грязны, на мундирах комья земли. При выстрелах наших орудий они инстинктивно вздрагивают.

Вот уже третьи сутки части тов. Конева, ведут наступление. Враг сильно укрепился здесь, засел в блиндажах и окопах, оборудовал блокгаузы, землянки. С утра на головы фашистов обрушились тяжелые бомбы нашей авиации, снаряды советской артиллерии. Двинулась наша пехота. Немцы ответили интенсивным пулеметным и минометным огнем. Желая создать видимость большого количества огневых средств, они установили группы своих минометов на грузовиках и, часто меняя позиции, открывали массированный огонь то на одном, то на другом участке. Наши артиллеристы, разгадав хитрость врага, взяли под жестокий обстрел те места, где курсировали грузовики с минометами.

Лишь ко второй половине дня удалось выбить неприятеля с оборонительных позиций. Немцы начали поспешный отход на запад. К 20 часам бойцы Конева освободили от фашистских захватчиков пять советских населенных пунктов. Среди трофеев были взяты двадцать орудий разного калибра, два танка, три бронемашины, большое количество стрелкового вооружения

В течение всей ночи продолжались бои. Враг пытался закрепиться на новых рубежах, зарыться в землю. Огонь наших войск был так силен, что немцы не смогли этого осуществить. Советская пехота преследовала их по пятам. Батареи быстро переносили свой огонь вслед за отступающими. На одном участке группа фашистов сосредоточилась для контратаки, но эта попытка закончилась неудачей.

Большую славу в этих боях заслужили наши саперы. Под сильным огнем фашистов строили они переправу через реку. Работой руководил майор Смирнов.

Река была форсирована, и наши части перешли на противоположный берег. Разгорелся жаркий бой за высоту 208,0, господствующую над местностью. Фашисты установили здесь много огневых точек, укрепились. При взятии этой высоты отличились пулеметчики лейтенанта Бегунова. Они поддерживали наступающих метким огнем, нанося врагу тяжелый урон.

Успешно наступали бойцы командира Ефремова. Их стремительный бросок был настолько внезапным, что ошеломил ничего не подозревавших фашистов. Смелым штыковым ударом бойцы заняли деревню Б.

В глубину обороны неприятеля был вы брошен танковый десант. Подброшенная на танках пехота уничтожала своим огнем живую силу врага, вынуждал немцев к бегству, к сдаче в плен. Число немецких пленных все возрастало. Правда, два фашистских офицера погибли, уже находясь в плену. Их поразили осколки бомб, сброшенных с немецких самолетов

Пленные немецкие солдаты, только что сдавшие оружие нашим бойцам, рассказывают, что за последние три дня невозможно было высунуть носа из окопов. Так силен был огонь советской артиллерии. Многим пришлось по этой причине не есть трое суток. Мы видели, во что превратили немцы наши советские деревни за короткий срок своего хозяйничанья. Груда пепла и одиноко торчащие черные трубы, – вот все, что осталось от деревень.

Мы видели недавних обитателей сожженных немцами домов. Люди все это время скрывались в лесах и теперь с радостью встречали своих освободителей красноармейцев. Они рассказали о зверствах фашистов.

Близ деревни Лескова оказался порванным телефонный провод. За это была сожжена вся деревня, причем населению даже не разрешалось выносить вещи из домов. Колхозные амбары с хлебом немцы тотчас же опечатали и приставили к ним часовых. Днем и ночью немцы беззастенчиво грабили крестьян. Одна за другой врывались в дома пьяные орды. Они отбирали продукты, шарили по сундукам и чуланам, зверствовали, насиловали.

Эти факты быстро стали известны всем бойцам и командирам, зажгли в них еще большую ненависть к врагу.

Части командира Конева продолжают успешные бои.

«Красная звезда» от 20.08.1941 г.

Сообщения

Документы

От Советского Информбюро:

Утреннее сообщение от 20.08.1941 г.
В течение ночи на 20 августа наши войска вели бои с противником на всём фронте, особенно упорные на Новгородском и Гомельском направлениях.
Посты воздушного наблюдения донесли командованию Энского соединения, что группа немецких транспортных самолётов в сопровождении «Мессершмиттов» направилась к району города 0. на Юго-Западном направлении фронта. В воздух немедленно поднялось подразделение старшего лейтенанта Егорушкина. Заметив наших истребителей, вражеские самолёты разбились на две группы, и пошли в разных направлениях. Одно звено советских истребителей пошло наперерез группе, направившейся на северо-восток. Пилот младший лейтенант Лыков сбил один «Мессершмитт» и атаковал немецкий трёхмоторный самолёт «Ю-52». Подлетев к противнику сзади, тов. Лыков вывел из строя фашистского стрелка-радиста. Набрав затем высоту, тов. Лыков сверху обстрелял пилота и штурмана самолёта противника. Вражеская машина, потеряв управление, повалилась вниз. Лётчики-истребители Антоненко и Яковлев сбили два «Мессершмитта» и один «Юнкерс». Остальные самолёты первой группы обратились в бегство. Вторую группу фашистских самолётов атаковали лётчики Шульженко, Машков и Правдин. Потеряв два «Юнкерса», немцы ушли на запад. Все сбитые «Юнкерсы» несли танкетки с экипажами.

* * *

Командир Энского батальона майор Гнедин личным примером воспитывает в каждом красноармейце смелость, инициативу и смётку в борьбе против вражеских танков. «Смелому бойцу танк не страшен», - этот лозунг тов. Гнедина понят всеми бойцами батальона. Ежедневно на практике изучают они слабые стороны немецких машин и наносят врагу чувствительные потери. Патроны с бронебойными пулями, связки гранат, бутылки с горючим в умелых руках красноармейцев стали грозным оружием. За месяц боевых действий бойцы батальона майора Гнедина, уничтожили 104 немецких танка. Особенно выдаются хладнокровием, решительностью и смелостью в борьбе с танками бойцы Рузавин, Кучеренко, Болотов и Веденеев.

Красноармейцы Рузавин и Кучеренко мастерски применяют бутылки с горючей жидкостью: 10 августа они подожгли два танка, 12 августа — один танк, 13 августа — три танка, 15 августа — два танка. Замаскировавшись в окопе травой и ветками, они подпускают танк на 15-20 метров и бросают две-три бутылки на моторное отделение танка. Успешно действуют т.т. Рузавин и Кучеренко против немецких машин в лесной местности. Два танка, подбитые ими 15 августа, загорелись от бутылок, сброшенных с деревьев. Бойцы Болотов и Веденеев за месяц уничтожили 9 танков.

* * *

Группа немецких офицеров, перешедших на сторону Красной Армии, обратилась с открытым письмом ко всем офицерам германской армии.

В своём письме немецкие офицеры пишут: «Мы считаем долгом чести, будучи серьёзно озабочены будущим нашей немецкой родины, обратиться ко всем нашим товарищам и ко всем немецким офицерам всей немецкой армии. Единодушно мы пришли к убеждению, что мы, немецкие офицеры, должны сделать всё для того, чтобы отклонить от Германии крупнейшую в её истории катастрофу. Мы знали наци, как бессовестных авантюристов с тёмным прошлым. Для них Германия была просто трамплином для их личной карьеры. Нам было стыдно стоять вытянувшись перед каким-то Гитлером или Герингом. Нам становилось всё яснее, что авантюристская политика Гитлера подвергает опасности наше германское отечество. Близилась война, а у Германии не было друзей. Наци ненавидел весь мир, и эта ненависть переносилась на Германию. Союз с фашистской Италией — вот всё, чего добился Гитлер, но Италию мы достаточно хорошо знали. Чего Германия должна была, безусловно, избегать — это войны на два фронта. Государственный деятель вроде Бисмарка достиг бы этого; но Гитлер не Бисмарк, а выскочка. Вся его политика основывалась на блефе. Блефом он действовал по отношению к нам и так же хотел он действовать по отношению ко всему миру. Последствия были катастрофичны. Сейчас мы воюем и против Англии, и против России. Это подлинное безумие. В войне против России германская армия истечёт кровью. Эта война бесперспективна. Она может закончиться лишь такой катастрофой, по сравнению с которой катастрофа 1918 года — это лишь детская игра. Возможно, что Германия ещё некоторое время сможет продолжать войну, но чем дальше война будет продолжаться, тем ужаснее будет её конец. Со всей ответственностью за свои слова мы заявляем вам: лишь тогда, когда Гитлер будет свергнут, будет покончено с войной, и Германия будет спасена. За это убеждение наше мы отвечаем своим именем и своей честью немецких офицеров». Воззвание подписали: подполковник Гаушильд, капитан Лоевский, капитан Риггер, капитан фон Веншовский, старший лейтенант Рикс.

* * *

Огромные потери, которые ежедневно несут немецко-фашистские войска в ожесточённых боях с Красной Армией, заставляют гитлеровцев призывать в армию всё новые и новые сотни тысяч людей. Почти поголовные мобилизации мужского населения от 17 до 50 лет удручающе действуют на германское население. Молодые немцы Лотарингии массами дезертируют на неоккупированную территорию Франции. Фашистский заправила в Лотарингии Бюркель приказал заключить в концентрационные лагери родителей всех лотарингцев призывного возраста, выехавших в неоккупированную Францию. В Германии создаются два новых лагеря для отцов и матерей лотарингских юношей, уклонившихся от призыва в германскую армию.

* * *

Советские связисты самоотверженно помогают Красной Армии громить полчища гитлеровских людоедов. Сорок два раза выезжал со своей колонной начальник одного из линейно-технических узлов Украины т. Мех в район боёв, обеспечивая надлежащую связь командования с воинскими частями. Пробравшись через вражеские цели, тов. Мех вывез из окружённого немцами пункта В. всё ценное телефонное и телеграфное оборудование. Рабочий-связист тов. Чередниченко организовал в тылу у фашистов разведывательный отряд, доставлявший нашим частям важные сведения о враге. Начальник районной конторы связи т. Мазур разведал, где находится штаб немецкой части, и сообщил об этом нашему командованию. Штаб был разгромлен. Начальник линейного участка тов. Родионов под артиллерийским огнём врага обеспечил нашим войскам регулярную связь. Не только в прифронтовой полосе, но и в глубоком тылу патриоты-связисты работают по-военному. Хабаровский связист инженер радиоаппаратурной тов. Орлов вместе с техниками т.т. Мальцевым и Поляковым выполнили важное задание в пять дней вместо двух недель по норме. Главный инженер ремонтной конторы Московской городской телефонной сети тов. Постников за несколько дней выполнил работу, на которую до войны потребовались бы месяцы.

Вечернее сообщение от 20.08.1941 г.
В течение 20 августа наши войска вели упорные бои с противником на Кингисеппском, Новгородском, Старорусском, Гомельском и Одесском направлениях.

По уточнённым данным за 18 августа в воздушных боях сбито не 30 немецких самолётов, как указывалось ранее, а 38 самолётов.

За 19 августа в воздушных боях сбито 27 немецких самолётов. Наши потери — 8 самолётов.

Днём 20 августа на подступах к Москве нашими истребителями сбито 3 немецких самолёта-разведчика.

Смелый ночной налёт на село Т., занятое батальоном немцев, совершила небольшая группа красноармейцев во главе с лейтенантом Пастушенко. Скрытно подойдя к окраине села, бойцы уничтожили немецкий патруль. Лейтенант Пастушенко первым ворвался в село и огнём ручного пулемёта начал уничтожать выскакивавших из домов немцев. Красноармейцы открыли огонь с разных концов села и начали забрасывать врага гранатами. Немцы, решив, что они окружены крупной частью советских войск, бросились бежать, оставив на улицах села десятки убитых и раненых, много оружия и амуниции. Отважные советские бойцы уничтожили значительную часть брошенного врагом военного имущества, захватили с собой наиболее ценные трофеи и без потерь вернулись в свою часть.

* * *

На Смоленском направлении у деревни Д. немцы, укрепляя передний край своей обороны, закопали в землю 20 средних и тяжёлых танков. Наши самолёты в первый же день уничтожили 14 танков. Ночью отделение сержанта Ярова скрытно подползло к оставшимся шести танкам и забросало их гранатами и бутылками с бензином. Все немецкие машины были сожжены и взорваны.

* * *

Зенитная артиллерийская батарея лейтенанта тов. Бурьбы бдительно охраняет подступы к Ленинграду. Неоднократно фашистские лётчики пытались прорваться к городу, но всякий раз попадали под мощный огонь батареи и возвращались обратно. Против зенитной батареи фашистское командование решило бросить группу пикирующих бомбардировщиков, но неудачно. Советские зенитчики, сбив четыре немецких самолёта, рассеяли остальные вражеские машины.

* * *

Истребители авиачасти подполковника Котухина, возвращаясь на свой аэродром, заметили группу немецких бомбардировщиков. Советские лётчики быстро набрали высоту и атаковали противника. Немцы пытались уклониться от боя, но советские истребители всё же нагнали нескольких фашистов. В навязанном немцам бою наши лётчики сбили три «Юнкерса-88». Как показал спасшийся на парашюте немецкий лётчик, самолёты возвращались после неудачного налёта на Москву.

* * *

Бойцы роты старшего лейтенанта Чепракова обороняли мост через реку С. Несмотря на неоднократные налёты фашистской авиации, мост и дорога оставались невредимыми. Тогда немцы сбросили в районе моста большой отряд парашютистов с тремя танкетками. Удар фашистов приняли на себя бойцы взвода младшего лейтенанта Сучкова. Метким огнём красноармейцы подбили две танкетки и уничтожили большую часть диверсантов. В это время в тыл парашютистам ударили бойцы истребительного батальона. Немецкий десант был ликвидирован.

* * *

Самоотверженно выполняют свой долг перед родиной медицинские работники действующей Красной Армии. В дни боёв за город С. хирург тов. Гриодим пять дней бессменно работал за операционным столом. В часы непрерывного артиллерийского обстрела города тов. Гриодим сделал десятки сложных операций, спасая жизнь раненым бойцам и командирам. Врач-хирург тов. Бондаренко под огнём противника на поле боя производил лёгкие операции.

Врачам и санитарам Красной Армии помогают тысячи советских женщин-патриоток. После упорных боёв наша часть отошла из села Пешки на новые позиции. Колхозница Александра Карповна Собченко подобрала на поле боя 14 тяжело раненных красноармейцев, оказала им медицинскую помощь и хорошо укрыла от врага. Вступив в село, немцы не нашли раненых бойцов. Когда наша часть, отбросив фашистов, снова вернулась в село, Александра Карповна явилась к командиру и доложила о спасённых ею раненых бойцах. Командование объявило колхознице Собченко благодарность.

* * *

На днях партизанский отряд под командованием тов. В. успешно задержал продвижение на фронт немецких моторизованных частей и обозов. Глубокой ночью группа партизан незаметно пробралась к мосту в районе Н. и взорвала его. Другая группа партизан взорвала большой мост через реку К. Два дня фашистские сапёры наводили новые мосты. На шоссе скопились сотни автомашин, танков и мотоциклов противника. Скопление врага обнаружила наша авиация и целую ночь непрерывно бомбила вражеские машины. 14 августа бойцы отряда узнали, что в трёх соседних деревнях свирепствует немецкий карательный отряд, состоящий из 42 велосипедистов. Партизаны устроили в районе Г. засаду. Ничего не подозревавшие фашистские велосипедисты попали в ловушку и все до одного были уничтожены. Партизанский отряд под командованием тов. К., узнав, что в районе деревни П. находится склад снарядов противника, совершил на него смелый ночной налёт. Сняв часовых, партизаны обложили деревянное здание склада сухим хворостом и подожгли его.

* * *

В партизанские отряды, действующие на Юго-Западном направлении фронта, вступают лучшие представители сельской интеллигенции. Многие учителя села Б. Уманского района вступили в партизанский отряд «Советская Украина». В партизанский отряд, которым командует участковый милиционер тов. К., вступил главный врач больницы тов. Б. Недавно он вынес на плечах с поля боя начальника штаба отряда тов. Е., тяжело раненного в одном из боёв. На привалах доктор обучает партизан оказывать в бою первую медицинскую помощь. Две дочери доктора Галина и Нина Б. стали прекрасными медицинскими сестрами-партизанками. Лесничий тов. Ш., отлично зная леса своего района, проводит партизанский отряд незаметными тропами, недосягаемыми для фашистских патрулей.

* * *

Тысячи предприятий советской страны, используя внутренние ресурсы, производят собственными силами многое необходимое оборудование и инструменты. Московский автозавод имени Сталина за семь недель войны изготовил для себя 30 специальных станков, 1-й государственный подшипниковый завод имени Л. М. Кагановича — 29 сложных станков. Мастера отделения калибров т.т. Седов и Гудков восстановили 1.600 шаблонов и калибров. На заводе имени М. И. Калинина коллектив, цеха тов. Иванова изготовил протяжные станки, использовав для этого старые станины. На Ленинградском Кировском заводе станки механического участка не успевали обрабатывать детали одного важного изделия. Мастер т. Козлов и нормировщик т. Воробьёв сконструировали приспособление, которое дало возможность увеличить в десять раз выпуск деталей и освободило для других работ три станка. Начальник отдела технического контроля Куйбышевского машиностроительного завода т. Веденеев сконструировал специальный станок-полуавтомат. Инструментальщики коломенского завода имени Куйбышева восстановили на десятки тысяч рублей старых свёрл, фрез, развёрток и т. п. На Ростовском заводе сельскохозяйственного машиностроения восстановлены тысячи резцов, свёрл и другого инструмента.

Графика

Сканы газет

«Известия» № 196 (7572) от 20-08-1941
«Красная звезда» № 195 (4950) от 20-08-1941
«Бурят-Монгольская правда» № 197 (7448) от 20-08-1941
«Литературная газета» № 33 (947) от 20-08-1941
«Правда» № 230 (8638) от 20-08-1941
^