ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
3.8.2020
Москва
1941 27
Место командира — там, где решается судьба боя
Под знаменем партии Ленина—Сталина мы ведем смертный бой с фашизмом. Вперед на врага, воины Красной армии! За нами 200-миллионный могучий советский народ, с нами великий Сталин!«Красная звезда»

Передовицы

Авторские

Неавторские

В Наркоминделе
25 августа Японский Посол в Москве г. Татекава сделал Народному Комиссару Иностранных Дел В. М. Молотову заявление о том, что отправка Соединенными Штатами во Владивосток купленных Советским Союзом материалов, как-то: нефти, бензина, создает для Японии весьма деликатное и затруднительное положение, поскольку эти товары проходят вблизи японской территории, ввиду чего Японское Правительство просит, чтобы Советское Правительство обратило серьезное внимание на это обстоятельство, в особенности на вопрос о путях и способах этих перевозок.

Тов. В. М. Молотов заявил Японскому Послу в Москве г-ну Татекава, что поскольку 23 августа такое же заявление Министр Иностранных Дел Японии г. Тойода сделал Послу СССР в Японии К. Сметанину, Советское Правительство поручило Послу СССР в Токио сообщить Министру Иностранных Дел г-ну Тойода следующее:

Советское Правительство не видит оснований для какого-либо беспокойства Японии в том факте, что закупаемые СССР в США товары, как-то: нефть, бензин, о которых упоминали Вы, г-н Министр, будут направляться в СССР обычным торговым путем, в том числе и через дальневосточные советские порты. Равным образом Советское Правительство не видит никаких оснований для своего беспокойства в том, что Япония завозит для своих нужд любые товары из других государств.

Советское Правительство считает необходимым в связи с этим заявить, что попытки воспрепятствовать осуществлению нормальных торговых отношений между Советским Союзом и США через дальневосточные советские порты оно не могло бы не рассматривать иначе, как недружелюбный по отношению к СССР акт.

Вместе с тем Советское Правительство подтверждает, что закупаемые Советским Союзом в США товары предназначены, прежде всего, для возросших нужд на западе СССР в связи с навязанной Советскому Союзу оборонительной войной, а также для текущих хозяйственных потребностей на Советском Дальнем Востоке

«Красная звезда» от 27.08.1941 г.
Дикая расправа немецких палачей над ранеными бойцами
Рассказ военврача 3-го ранга Г. А. Иванченко
Мне довелось видеть немало зверств немецких фашистов, от которых стынет кровь в жилах. На станции С. гитлеровцы сожгли госпиталь, в местечке Рудня они разрушили бомбами детский дом. И сейчас еще у меня перед глазами трупы семидесяти женщин и детей, залитых кровью, обезображенных, с оторванными руками. Но то, что совершили немецкие палачи над ранеными красноармейцами нашей части, не поддается описанию.

Бой начался в 5 часов утра. Наша часть, несмотря на сильный огонь врага, упорно отстаивала позиции у деревни И. Не имея помещения для госпиталя, мы перевезли раненых на опушку леса, и я приступил к операции бойца, раненого разрывной пулей. Мне помогала одна из санитарок, семнадцатилетняя Валя Бойко.

Неожиданно к опушке пробилась рота немцев и открыла по госпиталю огонь из винтовок и автоматов. Пули косили раненых, поднимавших головы с повозок. «Здесь шпиталь, шпиталь!» – громко закричал я. Фашистские негодяи отчетливо слышали мой голос, ясно видели, что это госпиталь, но и не подумали прекратить бешеную стрельбу.

Окружив повозки, немцы кинулись обыскивать раненых, выворачивали их карманы, вытаскивали деньги, часы, носовые платки – все, что попадалось. Когда солдаты закончили грабеж, офицер приказал раненым подняться и положить руки на головы. Раненый в руку красноармеец Шаламов, которому я всего за час до этого сделал операцию, не мог, конечно, поднять руки. Очкастый фашист в форме офицера с красным крестом на воротнике в упор выстрелил в Шаламова. Пуля пробила ему плечо, кровь залила всю гимнастерку. Тотчас я подбежал к бойцу и начал перевязывать его. Немецкий фельдшер ударил меня прикладом.

– Вы же фельдшер, – вскричал я вне себя от негодования, по-немецки. – Зачем вы воюете с ранеными?

Вместо ответа он еще раз ударил меня прикладом, и я упал.

К моей славной помощнице, санитарке Вале Бойко, подскочили двое солдат. Они обыскали ее и подвели к фельдшеру. Тот спросил что-то. Маленькая санитарка спокойно взглянула в перекошенное злобой лицо врага и промолчала. Фельдшер повторил вопрос: кто из раненых – командиры. Девушка отрицательно покачала головой. Тогда немец, отвратительно ругаясь, приставил винтовку к ее груди. Девушка разжала губы и плюнула мерзавцу в лицо. Немедленно раздался выстрел. Так погибла замечательная советская патриотка, чей светлый образ я навсегда сохраню в своей памяти.

Гитлеровский ублюдок в чине фельдшера продолжал издеваться над ранеными бойцами и командирами. Он ходил от повозки к повозке и прикладом избивал раненых, стараясь угодить по самому больному месту. Ударом приклада он раздробил череп тяжело раненому в голову лейтенанту Дилееву. Лежавший рядом с Дилеевым красноармеец Азимов попытался помочь лейтенанту. Фельдшер-палач в упор застрелил красноармейца.

Не знаю, сколько еще продолжалась бы дикая расправа гитлеровских головорезов над ранеными. Но тут невдалеке раздалось «ура». Группа наших бойцов подошла на выручку госпиталя. Фашисты открыли огонь из автоматов и минометов, однако долго стрелять им не пришлось. Выскочивший из-за кустов ездовый Молчанов навалился на минометчика, выхватил у него штык и всадил ему в спину. С этим же штыком отважный ездовый ринулся на офицера и заколол его. Увидя, что офицер убит, немцы поспешно подняли руки. Поднял руки и фельдшер-палач. Он упал на колени и молил о пощаде. Он был жалок и мерзок в эту минуту – убийца и трус.

Гневом и яростью наполняется мое сердце всякий раз, когда я вспоминаю об этой чудовищной расправе немецких дикарей над ранеными красноармейцами и командирами. Месть, беспощадная месть ненавистному врагу!

«Красная звезда» от 27.08.1941 г.
На очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов
На состоявшейся 26-го августа очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов заместитель начальника Советского Информбюро тов. Лозовский С. А. остановился на влиянии советской пропаганды, которая говорит германской армии и германскому тылу правду о войне, правду о положении в Германии и правду о международном положении.

За два месяца войны было издано и распространено на фронте, в близком и дальнем немецком тылу много десятков миллионов экземпляров листовок, газет и брошюр.

Опрос военнопленных показывает, что наши листовки доходят до солдат противника. На вопрос о том, читали ли они наши листовки до взятия их в плен, значительная часть опрошенных пленных отвечала утвердительно.

Листовки производят на германских солдат сильное впечатление. Даже у тех из них, кто находится в плену фашистской идеологии, листовки вызывают раздумье и колебания.

Приведя многочисленные отзывы о правдивости наших советских листовок и о влиянии распространяемой литературы на немецких солдат, тов. Лозовский указывает, что таких примеров можно привести очень много.

В чем сила советской пропаганды? Сила нашей антигитлеровской пропаганды в правде.

Слабость немецкой пропаганды в беспардонной лжи. Немецкому министерству пропаганды приходится изворачиваться и врать круглые сутки для того, чтобы убедить немецкий народ и другие народы в «великой цивилизаторской миссии» гитлеровских бандитов.

Мы в нашей пропаганде высказываем то, что есть. Немцы в своей пропаганде говорят о том, чего нет. Каждый советский гражданин знает, что он борется за правое дело. Такой уверенности нет и быть не может в Германии.

Чем больше ударов будет получать германская армия, чем больше потерь она будет нести, чем тяжелее все население Германии будет чувствовать гитлеровскую кровавую авантюру – тем быстрее пойдет разложение на фронте и в тылу германской армии, тем быстрее наступит разгром гитлеровской Германии, что является предпосылкой спасения германского народа.

«Известия» от 27.08.1941 г.
Разговор с Одессой
Беседа по радиотелефону с секретарем Одесского обкома КП(б)У тов. А. Колыбановым
Вчера редакция «Известий» связалась из Москвы по радиотелефону с Одесским областным комитетом КП(б)У. К телефону подошел секретарь обкома тов. А. Колыбанов.

Сотрудник «Известий»:

– Как живет сейчас город?

Тов. Колыбанов:

– В городе полным темпом работают заводы и фабрики. Работают не хуже, а пожалуй, лучше, чем всегда, – так велик под'ем среди трудящихся. Мужчин, ушедших на фронт, заменили женщины. В короткий срок они освоили новые для них профессии, и сейчас многие из них уже значительно перевыполняют нормы.

О наших женщинах можно говорить очень много. С неменьшими стойкостью и мужеством, чем их мужья, братья и отцы на фронте, они проявляют подлинный героизм на трудовом фронте. Имен слишком много, чтобы их сейчас перечислять.

Городской транспорт работает полностью. Трамваи и автобусы совершают свои обычные маршруты. Магазины открыты и торгуют, как всегда. Улицы Одессы оживлены.

Сотрудник «Известий»:

– Товарищ Колыбанов. Примите горячий привет от наших читателей жителям вашего города.

Тов. Колыбанов:

– Спасибо. Москвичи могут не сомневаться в нашей стойкости.

Сотрудник «Известий»:

– Расскажите о людях Одессы.

Тов. Колыбанов:

– Настроение у всех бодрое и твердое. Все направлено на то, чтобы защитить город от врага. Самоотверженно работают команды местной противовоздушной обороны. Образцы мужества и стойкости показывают ополченцы. Все население города проявляет исключительную бдительность. Наш веселый, энергичный и предприимчивый народ и в трудную минуту сохранил свой боевой дух и инициативу. Каждый вносит что-то свое в общее дело. Многие из незаметных в обычное время людей стали сейчас героями. Одесситы всегда особенно любила свой город. И сейчас, когда Одессе угрожает опасность, они все, как один, встали на ее защиту. Пример и образец показывают коммунисты и комсомольцы, они везде впереди.

«Известия» от 27.08.1941 г.
Упорство и отвага Кашечкина и артиллеристов Купцова
Около получаса расчет нашей 45-миллиметровой пушки вел бой с целой батареей немецких минометов. Несколько минометов было уничтожено, другие спешно меняли позиции. Однако силы оказались неравными, и скоро в живых остались только наводчик Кашечкин и ездовый Купцов. Едва держась на ногах от усталости, они выполняли обязанности всех номеров.

Немцы бросились в атаку. Подпустив их на 150 метров, Кашечкин произвел один за другим три выстрела. Группы фашистских солдат повалились на землю.

Тем временем подразделение, которому было придано это орудие, начало отходить на новый рубеж. Возникла угроза захвата орудия немцами. Но Купцов уже бросился к лошадям, а Кашечкин продолжал вести огонь, сдерживая натиск врага. Орудие покинуло огневую позицию, когда немцы были всего в двадцати метрах.

«Красная звезда» от 27.08.1941 г.

Сообщения

Документы

От Советского Информбюро:

Утреннее сообщение от 27.08.1941 г.
В течение ночи на 27 августа наши войска вели бои с противником на всём фронте.
Подводная лодка «Н», которой командует капитан-лейтенант Фисанович, больше двух суток находилась у берегов противника, но не встречала его кораблей. Тогда командир решил проникнуть в одну из крупных гаваней врага. В ночь на 21 августа лодка незаметно вошла в гавань. У первых двух пристаней кораблей не было. Командир лодки пошёл в глубь гавани, где у причалов стояли два транспорта, один из которых водоизмещением в 5 тысяч тонн. Выбрав больший транспорт, подводники с дистанции в полтора километра выпустили по нему торпеду. Раздался глухой взрыв. Лодка отошла и на мгновение выдвинула перископ. Командир убедился в успешности атаки. 22 августа эта же подводная лодка у входа в залив «С» потопила транспорт противника водоизмещением в 2 тыс. тонн.

* * *

Командир заградительного отряда тов. Кривошеев с группой красноармейцев устроил засаду на пути роты фашистов, прорвавшейся в деревню Я. Подпустив на 15 метров приданный роте броневик, бойцы забросали его гранатами, а затем открыли ружейный и пулемётный огонь по фашистской пехоте. Немцы пришли в замешательство. Воспользовавшись этим, отряд тов. Кривошеева бросился в штыковую атаку. Солдаты противника беспорядочной толпой побежали в лес, но лишь немногим из них удалось уйти от метких выстрелов советских бойцов. Небольшая горстка храбрецов, вооружённых винтовками и одним ручным пулемётом, разгромила роту противника. Уничтожено 70 солдат и 2 офицера, захвачены два станковых пулемёта.

* * *

Советские медицинские сестры и дружинницы самоотверженно спасают жизнь раненым бойцам и командирам Красной Армии. В бою был тяжело ранен командир подразделения тов. Катомин. Отважная дружинница т. Шарченко вынесла командира в лес. Раненого нужно было доставить в госпиталь. Белофинские «кукушки» и вражеские миномёты беспрерывно обстреливали участок, по которому надо было итти. Трое суток тов. Шарченко ползком пробиралась вместе с раненым командиром и благополучно доставила его в госпиталь.

* * *

Снайпер отряда моряков Северного флота ефрейтор Кошеленко, расположившись на сопке, прикрывал вместе с пулемётным отделением отход отряда на новые позиции. Пока пулемётное отделение вело огонь, тов. Кошеленко разложил в различных местах сопки свой запас патронов. По приказанию командира отряда пулемётчики отошли. На сопке против роты фашистов остался один снайпер. Перебегая от камня к камню, от одной кучки патронов к другой, тов. Кошеленко метким снайперским огнём бил по врагу. Два часа удерживал Кошеленко высоту, уничтожив за это время больше 30 немецких солдат. Когда кончились патроны, он присоединился к своему отряду, занявшему новый оборонительный рубеж.

* * *

Звено советских истребителей под командованием лётчика Немцевича возвращалось с разведки. В лесу около местечка Н. тов. Немцевич обнаружил на дороге большой войсковой обоз. Наши истребители немедленно атаковали вражеский обоз. С высоты 50 метров лётчики расстреливали немецких солдат и офицеров. От пуль советских истребителей взорвались четыре фургона с боеприпасами. Взрывом уничтожено более 10 фургонов с боеприпасами, продовольствием и снаряжением.

* * *

20 августа в районе Вязьмы приземлился немецкий самолёт «Мессершмитт-109». После тщательного осмотра было установлено, что машина не имеет никаких повреждений. В баках оказалось достаточно бензина. Немецкий лётчик Б. задержан местными колхозниками и доставлен в штаб Энской части. В штабе лётчик заявил, что он перелетел на сторону Красной Армии добровольно, так как не желает воевать против Советского Союза. Пленный рассказал: «В июле я прочитал несколько советских листовок и твёрдо решил перелететь на сторону Красной Армии. Некоторое время мне не удавалось этого сделать, так как я летал не один. Как только меня послали патрулировать зону за Смоленском, я получил возможность выполнить своё решение. С начала войны группа, в которой я служил, из 30 самолётов потеряла 23 машины. Часть из них сбита советскими лётчиками в воздушных боях, часть уничтожена советской авиацией на аэродромах. Солдаты боятся между собой говорить о том, когда кончится война. Но солдаты и лётчики очень устали воевать. Главная тема их разговоров и бесед — это отдых, возвращение домой. Об этом мечтают сейчас все солдаты и лётчики».

* * *

В Норвегии, несмотря на осадное положение, непрерывно усиливаются акты саботажа и диверсии. На днях произошёл большой силы взрыв в городе Троньем. На воздух взлетел склад авиабомб, который немцы пополняли в течение нескольких месяцев. Во многих местах страны горят леса. Особенно крупные пожары наблюдаются в тех районах, где германское командование построило различные секретные объекты. Взбешённые тем, что акты саботажа не прекращаются, германские оккупационные власти произвели по всей стране многочисленные аресты. Концентрационные лагери переполнены арестованными.

Вечернее сообщение от 27.08.1941 г.
В течение 27 августа наши войска вели упорные бои с противником на КИНГИСЕППСКОМ, СМОЛЕНСКОМ, ГОМЕЛЬСКОМ, ДНЕПРОПЕТРОВСКОМ и ОДЕССКОМ направлениях.

За 26 августа в воздушных боях сбито 17 немецких самолётов. Наши потери — 8 самолётов.

В упорных боях у местечка Р. на правом берегу Днепра часть подполковника Чигрина нанесла тяжёлые поражения 132 пехотной немецкой дивизии. Фашисты, продвигаясь по нескольким дорогам, пытались с марша атаковать наш оборонительный рубеж. Боевое охранение под командой лейтенанта Горбачёва, умело используя местность и огневые средства, измотало и обессилило противника до подхода его к переднему краю обороны. Командир зенитно-пулемётной роты младший лейтенант Шкляренко уничтожил огнём крупнокалиберной установки вражеский батальон, намеревавшийся начать атаку. Другому вражескому батальону удалось всё же прорваться к центру местечка. Завязался ожесточённый уличный бой. Красноармейцы обстреливали врага из окон домов, с крыш и чердаков, из подвалов и из-за баррикад. На улицах местечка валялись сотни убитых и раненых немцев. В ожидании подкреплений немцы отступили. Получив подкрепление, противник после артиллерийской и авиационной подготовки бросил в наступление несколько батальонов первого эшелона. Просачиваясь по оврагам, враг стал окружать высоты. Подполковник Чигрин создал подвижную группу под командованием лейтенанта Алёхина. Бойцы группы, обстреляв немецкие фланги миномётным и пулемётным огнём, сорвали попытку окружения. Все атаки первых батальонов 132 пехотной дивизии были отбиты. Немецкое командование бросило в бой свежий полк. Артиллерия, зенитные пулемёты и часть майора Левченко, прикрывавшие переправу, нанесли и этому полку огромные потери. За несколько дней боёв фашисты 132 пехотной дивизии похоронили более 6.000 солдат дивизии, убитых в боях у местечка Р.

* * *

Снайперы-зенитчики батальона капитана Дубравина метко сбивают фашистские самолёты. Лучший снайпер батальона ефрейтор Абрикосов своим зенитным пулемётом сбил несколько немецких самолётов. Недавно на батальон напали три вражеских самолёта. Один за другим пикировали «Юнкерсы» на место расположения батальона. Двум из них удалось уйти, третий был встречен зенитным пулемётом тов. Абрикосова и уничтожен. Это уже второй пикирующий бомбардировщик, сбитый ефрейтором. Первый он сбил в момент пикирования, второй — при выходе из пике. «Главное, - говорит тов. Абрикосов, - не теряться. При пикировании бей вражеский самолёт в голову, при выходе из пике — в хвост».

* * *

Героически борются с фашистскими оккупантами молдавские партизанские отряды. Особенно много потерь имеют германо-румынские войска в районах Котовска, Балты, Гребеники и Карманово. За последнюю неделю в этих местах партизаны истребили более 400 немецких и румынских солдат и офицеров. Партизаны подожгли и взорвали 8 складов с боеприпасами, 4 базы горючего и 7 продовольственных складов. Отбиты у фашистов 4 бронемашины, 5 грузовиков и 2 легковые машины. Кроме того, партизаны захватили 17 пулемётов, 5 лёгких орудий и более 500 винтовок.

На днях румынское командование направило две пехотные роты с целью ликвидировать партизанские отряды, действующие в зоне Думова, Ивановка и Кондратское. Узнав об этом, партизаны устроили несколько засад вдоль шоссейной дороги. Обстреляв фашистов, конные партизаны быстро скрывались. Собираясь в другом месте, они снова устраивали засаду. Пока фашистские войска дошли до Думова, они были обстреляны шесть раз и потеряли более 70 солдат. Партизанский отряд под командованием работника профсоюза общественного питания тов. П. устроил большую засаду между местечками Думово и Ивановка. Перебив около 30 румынских солдат, отряд скрылся. Румыны послали вдогонку отряду два взвода пехоты. Партизаны подстерегли румынских солдат за полотном железной дороги и всех их перебили. Потеряв в общей сложности около 200 солдат и офицеров, румынская карательная экспедиция повернула обратно. На обратном пути фашистские каратели неоднократно подвергались нападениям конных партизанских отрядов. Когда «экспедиция» вернулась в Котовск, она недосчиталась половины своего состава и 10 пулемётов.

* * *

Среди документов, найденных у убитого на Западном фронте ефрейтора 455 германского пехотного полка Макса Грона, обнаружено недописанное письмо жене Кларе. Ниже приводятся выдержки из этого письма, в котором ефрейтор рассказывает о том, какие трудности создают советские партизаны для немецко-фашистских войск, оккупировавших районы Советской Белоруссии. «Пока мы доехали до Минска, наша автоколонна останавливалась 6 раз из-за неисправностей мостов и 4 раза обстреливалась из пулемётов и винтовок. Особенно продолжительная остановка была между Слонимом и Барановичами. Здесь нас всех заставили чинить большой мост, разрушенный партизанами часа за два до нашего прибытия. Не успели мы отъехать и двух десятков километров, как началась такая пальба, что стало страшно. Это продолжалось, пока мы не выскочили из леса. Всё же на нашей машине оказалось четверо убитых и трое раненых. Бедняга Пауль погиб. Пуля попала ему в левый бок. Пожалуй, ты не говори об этом его жене. Пусть хоть некоторое время она надеется. После Минска колонна разделилась и пошла в разные стороны. Мы продолжали путь пешком. Пока мы добрались до фронта, мы не переставали воевать с этими «невидимками». Недалеко от Березино мы имели с ними форменный бой, в результате которого в нашей роте выбыло из строя 40 человек».

* * *

Ленинградские железнодорожники вместе со всеми трудящимися города Ленина проявляют величайший героизм в борьбе против немецко-фашистских полчищ. Отважные машинисты, путейцы, стрелочники, связисты самоотверженно работают под огнём вражеской артиллерии и фашистских самолётов. Машинист К. Никитин, вместе со своей женой Ольгой, ставшей в дни войны кочегаром, и помощником Н. Опечкиным вёл поезд с важным грузом к линии фронта. Вражеский лётчик обстрелял состав и ранил всех членов паровозной бригады. Несмотря на ранения, мужественные железнодорожники доставили поезд к месту назначения. Трое суток провели на паровозе машинист Василевич, его помощник Смирнов и кочегар Сабуров. Они неоднократно подвергались налётам воздушных пиратов, но, умело маневрируя, в сохранности доставили на фронт боеприпасы.

В ответ на обращение товарищей Ворошилова, Жданова и Попкова во всех коллективах железнодорожников состоялись митинги. «Я — участник революции 1905 и 1917 годов, - сказал проводник т. Егоров.- В Ленинграде я прожил 50 лет. Сейчас, когда родному городу угрожает опасность, прошу считать меня бойцом народного ополчения. С винтовкой в руках я, как и все ленинградцы, выступлю против подлого врага». Тысячи железнодорожников, вступив в отряды народного ополчения, с оружием в руках громят озверевшего врага. На Энском вагонном участке все мужчины от 18 до 50 лет ежедневно после работы обучаются военному делу. Железнодорожники Энских мастерских обязались своими силами оборудовать бронепоезд.

Графика

Сканы газет

«Известия» № 202 (7578) от 27-08-1941
«Красная звезда» № 201 (4956) от 27-08-1941
«Бурят-Монгольская правда» № 203 (7454) от 27-08-1941
«Правда» № 237 (8645) от 27-08-1941
^