ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
СССР
4.3.2021
Россия
к списку
99-я Краснознаменная в боях
Чему нас учит опыт боев
Не прошло и года с тех пор, как 99-я стрелковая дивизия получила за высокую боевую выучку переходящее Красное знамя Красной армии. И вот ей пришлось лицом к лицу столкнуться с опытным и сильным врагом, до зубов вооруженным техникой.

Первым испытанием дивизии была борьба за Перемышль. Тут мы на практике убедились, что, как ни силен враг, у него много ахиллесовых пят, что его тактика рассчитана на легкую победу и что его можно, следовательно, с успехом бить. Мы обучались и закалялись для трудной борьбы – поэтому тяготы и опасности первых схваток не сломили моральных сил красноармейцев и командиров, а, наоборот, еще более сплотили дивизию. Такого упорства в бою и умения воевать враг никогда не встречал! Недаром фашисты об'явили нашу дивизию особой коммунистической.

Только неожиданностью нападения фашистов, можно об'яснить захват ими Перемышля. Части дивизии в момент удара по городу находились в лагерях. Враг воспользовался этим, чтобы выйти на шоссе Перемышль–Львов с очевидной целью отрезать группировку советских войск, действующую северо-западнее. Волна за волной бросали немцы сюда свои части. Мы получили приказ взять обратно Перемышль, сбросив тем самым неприятеля с важнейших коммуникаций. И на другой же день мы вернули город. Полк занял оборону по берегу реки Сан. Несмотря на отчаянные усилия, немцам не удавалось больше продвинуться ни на одну пядь. Мы оставили город лишь по приказу высшего командования, так как этого потребовала создавшаяся на фронте обстановка.

Что же показали и чему научили нас бой за Перемышль? Неприятель старается достичь своей цели главным образом огнем. Даже мелкие пехотные подразделения, например, рота, при наступлении поддерживаются значительными огневыми средствами. Большое значение немцы придают минометам. Особенно широко распространены у них минометы малых калибров. Враг старается создать впечатление массированного удара. Но когда огонь не помогает, и решение задачи зависит от живой силы, в лагере врага наступает растерянность. Фашистская пехота привыкла итти вперед не иначе, как под прикрытием огня и танков. Встретив организованное сопротивление и лишившись огневой и танковой поддержки, она избегает боя, предпочитая отойти.

Дальнейшие бои помогли нам еще полнее ознакомиться с тактикой немцев. Особенно поучительными были бои на участке Д–Л, где дивизия занимала оборону на фронте в двенадцать километров. 10 июля с утра враг повел наступление, которое все нарастало по мере разведки переднего края обороны. Сперва фашисты выбросили вперед небольшие разведывательные группы, состоящие из одного-двух мотоциклистов и трех-четырех машин с пехотой, вооруженной автоматами, пулеметами и минометами. При соприкосновении с нами пехота спешивалась, занимала боевой порядок и продолжала движение скачками Встретив сопротивление, разведывательная группа быстро откатывалась.

Не вскрывая системы своей обороны, мы пропускали разведывательные группы, окружали их и уничтожали. Но фашистам все же удалось нащупать наш левый фланг, соприкасавшийся с ротой соседнего соединения. Враг повел по этой роте ураганный огонь. Не выдержав огня, она отошла. Таким образом, левый фланг у местечка Д. оголился. По дороге, огибавшей Безымянную высоту, которую занимал батальон капитана Завадского, фашисты стали перебрасывать на машинах в местечко Д. 523-й пехотный полк. Заняв местечко и временные укрепления, оставленные ротой, немцы повели наступление на фланг, стремясь прорваться и зайти в тыл дивизии. Основной удар пришлось принять на себя батальону Завадского.

Батальон нес значительные потери, но героически, с беспримерным упорством сопротивлялся целому полку. А немцы подбрасывали в образовавшуюся брешь все новые силы. Оценив обстановку, я создал из резерва подвижной отряд для ликвидации прорыва. Командиром отряда назначил смелого и решительного человека капитана Дидковского. При поддержке артиллерии отряд выдвинулся вперед на машинах. Неподалеку от Безымянной высоты его заметила вражеская артиллерия. Отряд спешился и начал огибать Безымянную высоту справа. Замысел был такой: отрезать немцам единственную дорогу, ведущую к местечку Д. Почуяв опасность, фашисты обрушились на отряд огнем артиллерии и огнем пулеметов, которые находились на колокольне в местечке. Однако капитан Дидковский, связавшись с Завадским, успел указать нашей артиллерии цели, и мощным огневым налетом огневые точки в местечке были подавлены. Вражеская артиллерия тоже вынуждена была замолчать. Отряд получил возможность продолжать движение к дороге.

Выход подвижного отряда в тыл прорвавшемуся немецкому полку вызвал панику у неприятеля. Фашисты на машинах удирали из местечка. Наша артиллерия разбивала их машины на ходу. С фланга фашистов громил батальон капитана Завадского. В лоб бил немцев вышедший навстречу отряд капитана Дидковского. Так мы полностью уничтожили 523-й немецкий пехотный полк 297-й дивизии генерал-майора Пфефера.

Описанный случай не первый, когда фашисты, организуя окружение, сами попадают в расставленные ими сети. Стремясь окружить противника, они в то же время пуще огня боятся фланговых ударов и заходов в тыл. Появление в тылу даже незначительных красноармейских сил приводит врага в замешательство.

Советские пехотинцы, не раз уже подвергшись опасности окружения и с успехом выходя из немецких клещей, научились бить неприятеля теми же приемами. Наглядный пример – бой под деревней Г. Здесь подразделения полка майора Хмелина окружили и уничтожили батальон 91-го немецкого горнострелкового полка.

Обстановка сложилась так. Немцы занимали деревню, отделенную от нас лесным массивом, и стремились захватить находившуюся в наших руках дорогу. Начатое ими наступление с тактической точки зрения было совершенно безграмотным. Они пошли без разведки и без учета особенностей местности. Двигались они по открытому полю, плохо применяясь к местности что, к слову сказать, вообще характерно для фашистской пехоты.

Пока немцы, не встречая никакого сопротивления, продвигались вперед, батальон старшего лейтенанта Омельченко совершил обход справа, втянулся в лес и захватил населенный пункт Г. Ничего не подозревая, немецкий наступающий батальон приблизился к нашим линиям на расстояние 200 метров. Только тут мы открыли по нему сокрушительный огонь Большие потери наносили фашистам советские кинжальные пулеметы. Немцы бросились назад, но путь отхода оказался отрезанным. Весь наступающий батальон был перебит. Мы захватили много трофеев.

Фашистская пехота обычно наступает цепочками. Офицеры движутся сзади, подталкивая солдат, а при попытке к бегству – расстреливая их на месте. Однако порой даже страх смерти от руки офицера не может заставить немецкого пехотинца итти вперед. Такую картину пришлось наблюдать в бою у М., когда дрогнула и стала откатываться немецкая часть. Мы видели, как, истошно крича, бегали по пшеничному полю офицеры. Они подталкивали солдат вперед пистолетами, но солдаты все же разбегались.

Ночью немцы не проявляют активности. У них даже заведено определенное расписание: в 10 часов вечера они заканчивают действия и отдыхают, с тем, чтобы на утро вступить в бой со свежими силами. Может быть, им удавалось выдерживать это расписание в боях на Западе и на Балканах. Здесь же расписание сплошь и рядом срывается. Советская артиллерия нарушает их сон своим беспокоящим огнем, а стрелковые подразделения совершают довольно частые ночные налеты на неприятеля. Недавно, во время одного из таких налетов, батальон старшего лейтенанта Валеулина разгромил штаб немецкой части.

Сорок дней провела дивизия в беспрерывных боях. За это время, по твердо установленным данным, уничтожено не менее шести вражеских полков. Высокая награда правительства – орден Красного Знамени – еще больше воодушевила бойцов. Закалившись в боях и накопив богатый боевой опыт, мы еще сильнее будем громить врага. Гитлеровские бандиты еще не раз испытают на себе разящие удары 99-й Краснознаменной дивизии.

Действующая армия. (По телеграфу)
^