Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
21.9.2019 — Россия
вернуться к списку
Записки румынского юнкера
Эти записки найдены у юнкера румынской офицерской школы Михаила Олтяну, командира взвода 3-го пехотного полка, убитого 23 августа 1941 года на подступах к Одессе. Записки дают яркую картину состояния румынской армии, используемой фашистской Германией в качестве пушечного мяса, и тех потерь, которые несут немецко-румынские войска в войне против СССР.

К. Симонов

18 июня 1941 г. Представился в полк.

22 июня. Начало военных действий германо-румынских войск против России.

6–7 июля. В воскресенье ночью мы перешли Прут. В с. Леушешти на берегу Прута мы немного отдыхаем и идем в наступление. Впереди нет никого, кто бы нас обеспечивал. Попадаем под артиллерийский обстрел. У нас во взводе жертвы: 1 убитый, 9 раненых, много убитых и раненых лошадей. Взводы распадаются. Взвод первой роты пропал без вести. Люди идут озабоченные и придавленные тяжестью ноши, под угрозами офицеров, которым едва удается сохранить порядок.

10 июля. Роковой день. Мы на фланге для связи. Нам приказывают занять высоту 122, ю.в. села Меришаны. Расстояние до нее – 19 км. Занимаем указанную высоту и копаем индивидуальные окопы. Через село прошли советские войска и наверное вооружили гражданское население, которое обстреляло нас из села. Один капитан в 10 м. от меня падает навзничь мертвым. Получаем приказ отступать.

11 июля. Снова получаем приказ – занять Меришаны. В селе ни одного человека, которому можно было бы довериться. Нас извещают, что под'ехало 9 машин с русскими. Сейчас же перегруппировываемся и открываем огонь. Пули свистели немилосердно. Бой продолжался 2 часа 10 мин. и закончился нашим отступлением. Два наших взвода, вклинившиеся во вражескую линию, остаются без поддержки и отступают под сильным огнем противника, а потом их атакует и гражданское население. Мы сильно поплатились: один убитый, двое тяжело раненых в противотанковом взводе; из первого и второго взводов отсутствует свыше 20 человек. Русским достались 8 автомашин. Так мы закончили первый наш бой с русскими.

12 июля. С 5 часов утра снова вступили в бой. Вражеская артиллерия обнаруживала нас и метко обстреливала. Находимся между жизнью и смертью. Силы начинают нас покидать.

13 июля. После занятия села Негля мы имели день отдыха. Но противник все время бомбит нас с самолетов и бьет из артиллерии.

14 июля. Днем я со своим взводом снова на фланге. Мы шли исключительно лесом. Прошли с трудом, но зато были укрыты от бомбардировок, которым подвергалась дивизия. Потери были колоссальные. Наконец, после дуэли между нашими и русскими танками занимаем Меришаны и Ганчешты, где противник был хорошо укреплен и хорошо нас обработал.

15 июля. Возобновляем наступление, как видно, по направлению к Бендерам. С русскими пленными обращаются по-варварски. Раздевают их и, когда раненые умоляют о помощи, их расстреливают. Никто не спасается от подобного обращения.

21 июля. Самый ужасный день. С 6 часов утра нас бьет русская артиллерия. Потом в бою. Как только снова начинаем наступать, появляется в большом количестве их авиация. Не успели мы достигнуть холмов, как артиллерия противника начала нас сильно обстреливать. Живем в вечном страхе. На каждом переходе стонут раненые. Добрались до долины. Противник, будучи хорошо организован, бьет по нас из различного вида оружия. Бой закончился для нас огромным количеством жертв. Майор – командир батальона – убит.

22 июля. Мы в резерве полка. Теперь мы осмелели – с нами немецкие танки, много кавалерии и артиллерии. Останавливаемся у входа в село Александрена (Аккерманского уезда). Лишь только входим в село, как начинают сыпаться снаряды. Из всех садов строчат пулеметы. Прямыми попаданиями убито 10 человек и много ранено. Убито много лошадей. Получаем приказ отступить.

23 июля. Снова приказ наступать. Занимаем высоту над селом Александрена. Перед атакой нас методически обстреливают. Наступаем и попадаем под интенсивный обстрел противника. Бьют из пулеметов и противотанковых орудий. Нас заметили, и мы вынуждены отступить назад, на одну из высот, где нас отмечают поразительно быстро. Обстрел продолжается полтора часа. Итоги его: 7 убитых, 13 раненых.

25 июля. Нас переводят в резерв полка.

30–31 июля. Выступаем в 4.30 в марш на 40 км., чтобы приблизиться к Днестру. Боимся перехода через Днестр. Все грустны и потеряли надежду. Проходим Бендеры

31 июля. Нас сейчас же отмечает русская артиллерия и обстреливает с присущей ей точностью. С большим страхом, кружным путем, достигаем леса. Противник бьет по шоссе. Нас отделяет от русских расстояние всего в 500–600 метров. Идем в село Калфа. За 4 км. от Днестра видна Россия – неизвестная, опасная для тех, кто собирается перейти Днестр.

1 августа. Производится исследование и зондирование реки. Офицеров, которые были переодеты в гражданские костюмы, население узнает и открывает по ним огонь. Получаем приказ о переходе Днестра. Эх, кто знает, кто останется жив при атаке этого укрепления... Солдаты ропщут. Солдаты спрашивают – что нам нужно за Днестром? Но сзади нас идут немцы. А они на такие вопросы не отвечают.

4–5–6 августа. Мы на отдыхе. Это необходимо. Только батальонный все время вызывает нас для инструктажа. Следим за информационным бюллетенем и планами казематов, которые заставляют нас призадуматься. Очень проблематично разбить сталь и бетон грудью. Скоро, видимо, будет приказ, потребуют, чтобы мы пожертвовали собой для новой цели – увеличить нашу страну за счет того, что нам никогда не принадлежало, но нам говорят, что это так полагается. Нас обстреливает артиллерия, вносящая опустошение в наши ряды и деморализующая нас.

12–13–14 августа. Где надежда, что нас сменят? Получаем приказ возобновить наступление для того, чтобы выйти впереди 3-й дивизии, которая в несколько дней была уничтожена. Отправляемся вдоль железной дороги на Одессу – главный пункт.

15–16 августа. Опять под обстрелом русских, в 600–700 м. от него. Все угнетены: нас уничтожают минами и артиллерией. Под вечер попадаем в зону ожесточенного артиллерийского обстрела. Снаряды падают возле командного пункта батальона. Мы вынуждены переменить позицию. Сворачиваем немного влево, но все же нас обстреливают.

18 августа. Роковой день батальона. В 3 часа 30 мин. пускаемся в атаку. Враг прекрасно организован, встречает нас дождем пуль. Я никогда ничего подобного не видел. Кто этого не видел, тот не может иметь представления, что это такое. Я полз исключительно на локтях. Я запомню это на всю жизнь. После контратаки в нашем батальоне осталось всего 120 человек.

19 августа. Нас перевели в резерв. В батальоне осталось только 4 офицера. Бой продолжается с ожесточением. Большевики дерутся прекрасно.

20 августа. Мы перегруппировываемся. Жалкие остатки, которые остались для перегруппировки, чтобы снова итти в огонь. Русская авиация снова появляется и строчит из пулеметов, пикируя на небольшом расстоянии.

21 августа. Продолжаем оставаться в резерве. Как только мы просыпаемся, появляется русская авиация и строчит по тыловым частям. Благодаря страшным усилиям мы продвигаемся. Прошли 14–15 км. Целую ночь продвигается наша артиллерия: это значит, что русские отступили на другую, хорошо организованную позицию. Они великолепны в разрушении и защите. Даже противотанковые рвы минированы. Мы тронулись по линии железной дороги на Одессу. Нужно было быть очень сильным, чтобы не упасть. В окопах – трупы. Русских и наших. Один на другом. Русские, как великаны. Вечером 18-го, когда нас сменяли на позициях, я узнал, что Аристотель взят в плен со всем своим взводом.

21–22 августа. Передвижение. В 3 часа двигаемся снова, чтобы зайти вперед 2-го п.п. Опять мы погибли. Авиация врага все время нас беспокоит.

23 августа. Мне дается задание защищать взвод, находящийся справа, своим взводом и пулеметным отделением у железной дороги. Сейчас же беру взвод и веду на позицию. Посылаю дозорных, как вдруг показывается русский бронепоезд. Мы находимся в 200 м. от бронепоезда. Открываю огонь, а он шлет в нас дождь пуль, которые свистят у ушей беспрерывно. У нас снова большие потери. Поезд трогается. Авиация атакует нас очень сильно. Бой продолжается впереди нас, на передовых позициях. Ждем снова нашей очереди, чтобы войти в огонь...

Одесса, 2 сентября. (От наш. спец. корр.)
// Красная звезда № от 3 сентября 1941 г.
^