Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
21.9.2019 — Россия
вернуться к списку
Темное лицо фашизма
(Статья английского писателя Джона Б. Пристли)
У каждой нации есть два лица светлое лицо и темное лицо. Фашизм – это темное лицо. Фашизм обращается к дьявольскому началу в человеке: желание власти, дух мести, ненависти и жестокости. В своей поэме «Потерянный рай» наш поэт Мильтон описывает совет в аду; вы увидите там все типичные, фашистские фигуры.

Мы любили и мы все еще готовы любить светлое лицо Германии, которое говорило нам о музыке, философии, о готической романтичности, о юношах и девушках, блуждающих в зачарованных лесах. Но после прихода нацистов светлое лицо было запрятано, и вместо него мы увидели темное лицо с его нарушенными обещаниями и бесконечными обманами, с его наглыми штурмовиками, и страшным гестапо, с его обагренными кровью подвалами и лагерями пыток, с его гигантской машиной террора.

Это не подлинное политическое, экономическое и социальное движение. У него нет философии, достойной этого имени. Оно никогда не может служить основой для настоящего нового порядка. Человечество никогда не может строить на этой топи. Вот почему широкие массы никогда не поверят фашизму. Какой-то инстинкт всегда предупредит их, что ничего хорошего не может произойти из этого движения. Рабочие массы во всех странах всегда отстранялись от этого движения даже тогда, когда они не боролись с ним активно. Люди доброй воли всегда следили за его ростом с неудовольствием.

Фашист – это тип, вот почему всегда легко найти Квислингов. Врожденный фашист – это человек, которым владеют огромное честолюбие и стремление к власти и который вместе с тем не обладает способностями или талантом, позволяющими ему достичь желаемого обычным путем. Когда мы молоды, обычно в юношеские годы, мы воображаем, что пользуемся огромным успехом. В своих мечтах мы играем на сцене или поем, созидаем бессмертные произведения искусства, в нас влюбляются прекрасные женщины, мы становимся миллионерами или премьер-министрами. Позднее, если у нас есть здравый смысл, мы отбрасываем эти праздные мечты и начинаем работать, чтобы приложить к делу те способности, которыми мы обладаем, короче говоря: мы растем. Но фашист – это такой тип, который никогда не растет. Он никогда не достигает состояния ума уравновешенного и взрослого. Хотя его ум и может развиваться, но его эмоции всегда останутся незрелыми, Но, оставаясь юношей в этом смысле, он теряет невинность юноши. Он озлоблен, потому что его чудесные мечты не осуществились, он превращается в опасного неврастеника.

Все нацистские вожди кажутся мне вариациями этого типа неврастеника. Этим об'ясняется, почему вся их деятельность кажется нездоровой, извращенной, порочной. Это – люди, которые не могут выйти из своего незрелого возраста. Это – переросшие, жестокие школьники, которые сорганизовались в банду, как часто делают школьники, чтобы совершать злые дела. Если они даже ограничены какой-нибудь деревней и имеют не больше власти, чем обычный крестьянин, они все же будут стараться причинить как можно больше вреда, и все приличные люди будут смотреть на них, как на зло. Но, к несчастью дли мира, эта банда умудрилась получить контроль над сотней миллионов людей, а также над гигантской военной машиной, которая была создана, как орудие шантажа и террора. И теперь они стараются повернуть колесо истории назад, к дням Чингисхана.

Никогда еще не было в истории столь могущественного движения, которое так очевидно несло бы в себе семена своего собственного разрушения. Фашизм не может быть победоносным. Он не может иметь успеха, потому что за очевидной мощью организации, за хитростью, за обдуманной жестокостью у него нет ничего, кроме черной пустоты собственного безумия. У фашизма нет никаких элементов подлинного роста. В нем нет ничего, что могло бы удовлетворить умы и сердца обычных порядочных людей. У него могут быть последователи, и это об'ясняет Квислингов и «пятую колонну», но за ним никогда не пойдут массы честных рабочих: фашизм обращается к потерявшим совесть авантюристам, к разлагающимся богачам, к замаранным политикам и к неврастеникам. Но это прибавляет только еще больше гнили к тому, что уже сгнило. Черная пустота отчаяния и безумия, из которой несутся угрозы и вопли Гитлера, остается все той же темнотой. В этой пустой пропасти нет ни земли, ни семян. Из этой пропасти не может явиться что-либо, что растет и питает человечество. Оно может дать только разрушение, ненависть, насилие... Это – смерть, – не жизнь.

Только больной мир может родить фашизм. Это – распространяющаяся язва, которая показывает, что кровь отравлена. Поэтому перед нами стоят два долга: во-первых, как хирурги, мы должны сейчас же пресечь эту заразу, во-вторых, как врачи, мы должны излечить мир от его экономических и социальных болезней и дать ему здоровое, полноценное тело. Когда мы это сделаем, в мире не останется больше Гитлеров, Герингов и Геббельсов, – разве только в психиатрических клиниках.

(Перевод с английского)

// Известия № от 23 сентября 1941 г.
^