ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
30.3.2020
Москва
1941 28
Активная оборона наших частей изматывает фашистов. Постоянно держи в напряжении врага, наноси ему удар за ударом!
Основа обороны каждого полка и соединения — неутомимая активность. Нельзя дожидаться того момента, когда враг ударит и оттеснит назад. Смелыми контратаками нужно прощупывать слабые места неприятеля, улучшать свои позиции и вместе с тем закалять воинов для подготовки их к наступлению.«Красная звезда»

Передовицы

Авторские

Стихотворения

Неавторские

Антифашистский митинг домохозяек города Москвы
Свыше 2.000 домохозяек гор. Москвы собралось вчера на антифашистский митинг в Колонном зале Дома Союзов.

После вступительного слова секретаря ВЦСПС тов. К. И. Николаевой на трибуну вышла стахановка Автозавода имени Сталина тов. Кузнецова. Она призывает домохозяек активно участвовать в противовоздушной обороне столицы, вступать в отряды сандружинниц, овладевать военными специальностями, заменить сыновей, братьев и мужей, ушедших на фронт, всемерно укреплять тыл.

Управляющий домом орденоносец тов. Голубева говорит:

– Фашистские налетчики пытаются нарушить нормальную жизнь нашей столицы. В один из налетов на участок нашего домоуправления было сброшено 66 зажигательных бомб. Все они были обезврежены. Наши дома мужественно защищал коллектив жильцов, об'единенный в пожарные, противохимические, санитарные команды и группы но охране порядка.

Об активности домохозяек, всемерно помогающих фронту, рассказала домохозяйка Киевского района тов. Бабич:

– Женщины Киевского района г. Москвы вносят в фонд обороны ценные вещи, золото, серебро, деньги. Пенсионерка тов. Фролова, сдавая сбереженное ею золото, заявила: «Пусть на это золото страна сделает какую-нибудь деталь самолета». Домохозяйки нашего домоуправления послали бойцам 82 комплекта подарков.

– Женщины – великая сила, – сказал товарищ Сталин. Так давайте эту силу соединим с могучей силой всех патриотов родины и нанесем сокрушительный удар по злейшему врагу человечества – гитлеризму! – закончила свое выступление тов. Бабич.

На митинге выступили медсестра тов. Буданова, получившая ранение на передовых позициях и теперь вновь возвращающаяся на фронт, Герой Советского Союза тов. Раскова и другие.

В заключение митинг послал телеграмму женщинам-домохозяйкам гор. Лондона.

В телеграмме говорится:

«Митинг женщин-домохозяек г. Москвы шлет вам, женщинам г. Лондона, свой горячий боевой привет!

Мы, женщины города Москвы, конкретными делами помогаем фронту, отдаем свои силы, весь труд на то, чтобы уничтожить германский фашизм – этого злейшего врага всего человечества, залившего кровью всю Европу, несущего народам средневековое варварство, насилие, смерть детям, старикам, женщинам, голод и разрушение.

Мы призываем вас, женщины города Лондона, активно бороться против германского фашизма, мобилизовать все свои силы на эту борьбу, крепить конкретными делами единый фронт свободолюбивых народов!

Мы призываем вас на священную борьбу за освобождение человечества от гитлеризма, за его полное уничтожение!

Мы уверены, что об'единенными силами свободолюбивых народов германский фашизм будет уничтожен!».

«Известия» от 28.09.1941 г.
Истребители танков
Танкам противника удалось прорвать оборону одного из подразделений на участке нашей дивизии. Вражеские машины и следовавшие с ними автоматчики, войдя в наш тыл, бросились в атаку на командный пункт дивизии.

При появлении танков близ командного пункта из среды бойцов, несших оборону штаба, отделилось трое красноармейцев-истребителей – тт. Сергеев, Кулаков и Осипов. Вооруженные связками гранат и бутылками с горючей смесью, они вышли вперед и притаились на пути подхода танков. Когда вражеские машины достигли рубежа, тт. Сергеев, Кулаков и Осипов бросили бутылки с горючей смесью. Пламя охватило две неприятельские машины, и это внесло замешательство в действия фашистов. Тогда трое наших храбрецов выбежали из укрытия и, припадая к земле, стали забрасывать танки связками гранат.

Вражеская танковая группа повернула обратно, оставив на поле боя два пылающих танка и несколько трупов автоматчиков. Атака была отбита.

«Красная звезда» от 28.09.1941 г.
Кавалерийская атака
Путь лежал через деревню Канава, в которой находилось несколько немецких рот. Кавалерийское подразделение Подчайного решило атаковать фашистов. Несмотря на сильный огонь неприятеля, кавалеристы стремительно ринулись, вперед и в конном строю атаковали его с флангов. В результате короткого боя было побито, потоптано и зарублено свыше 200 фашистов.
«Красная звезда» от 28.09.1941 г.
На очередной пресс-конференции иностранных корреспондентов
На состоявшейся 27 сентября пресс-конференции иностранных корреспондентов Заместитель Начальника Советского Информбюро т. С. А. Лозовский сообщил, что в ответ на запрос английской газеты «Дейли экспресс» он направил 26 сентября в эту газету следующее обращение к танкостроителям Великобритании.

«Неделя танков для Советской России является не только выражением солидарности народов СССР и Великобритании в борьбе против коричневого варварства гитлеровцев, но и отражением того факта, что Советский Союз несет на себе в настоящее время всю тяжесть борьбы против гитлеровской Германии и что все свободолюбивые народы мира должны в своих собственных интересах всячески помогать не одну, а много недель Советскому Союзу в его гигантской борьбе за свободу и независимость всех стран, ставших жертвой фашистской агрессии.

Я горячо приветствую бойцов на всех фронтах и в их числе танкостроителей, приближающих своей мужественной борьбой и самоотверженным трудом победу над врагом всего человечества – над нацизмом».

На вопросы г.г. Шапиро («Юнайтед пресс»), Магидова («Эксчейндж телеграф»), Стил («Чикаго дейли ныос»), Ловелл («Рейтер»), Джордан («Ньюс кроникл») о том, подготовлена ли конференция трех держав технически, подготовлена ли программа работ конференции, как часто будут публиковаться официальные коммюнике конференции, можно ли высказывать некоторые теоретические взгляды о работе конференции и прочее, т. Лозовский ответил, что конференция технически подготовлена, что же касается всех остальных вопросов, интересующих иностранных корреспондентов, то они подлежат компетенции делегаций трех держав, и он не считает возможным входить в их рассмотрение.

На вопрос корреспондентов г.г. Шапиро («Юнайтед пресс») и Верт («Рейтер»), происходит ли и где именно борьба за Крым, т. Лозовский ответил, что идет ожесточенная борьба за Крым и происходит она вне Крыма.

На вопрос г.г. Верт и Стил о том, верно ли сообщение немцев, что удалось продвинуться к Ленинграду, т. Лозовский ответил, что на подступах к Ленинграду происходят ожесточенные бои днем и ночью, немцы уже потеряли много десятков тысяч убитыми в этих боях, но вперед они не двигаются. Как бы ни были ожесточенны и длительны бои на подступах к Ленинграду, немцы Ленинград никогда не возьмут.

«Известия» от 28.09.1941 г.
Тираж Займа Укрепления Обороны CСCP
В Октябрьском зале Дома Союзов в Москве вчера состоялся очередной – пятнадцатый – тираж выигрышей по Займу Укрепления Обороны СССР. Было разыграно 320.650 выигрышей на сумму в 52.051.300 рублей, в том числе: 53 выигрыша по 3.000 рублей, 265 – по 1.000 рублей, 2.650 – по 500 рублей, 53.000 – по 200 рублей и 264.682 выигрыша – по 150 рублей.

Выигрыши по 3.000 рублей выпали на облигации № 23 серии № 33182 всех 53 разрядов займа.

«Известия» от 28.09.1941 г.
«Уманьская яма»
Рассказ старшего политрука С. Езерского, вырвавшегося из фашистского плена
Попав в руки немцев после ранения в бою, я был брошен в концентрационный лагерь близ местечка Голованевское. Здесь я находился около трех недель, испытав вместе с другими заключенными, жителями оккупированных районов и пленными, все мыслимые и немыслимые человеческие муки. Гитлеровцы изощряются в издевательствах над советскими людьми, как только могут.

В течение первых четырех дней нам не давали ни пить, ни есть. Только на пятый день нам принесли по две столовых ложки вонючего варева из концентратов, облитых керосином. Народ стал пухнуть и умирать от этой гадости, по 30–40 человек умирали ежедневно.

Никакой медицинской помощи нам не оказывали, люди гнили заживо. Раненые счищали червей с ран ложками. Так, в жутких мучениях умерли зенитчик политрук Ткаченко и мой сосед красноармеец Афанасьев. Находившаяся среди нас медсестра Нина Фастовец попросила у коменданта лагеря несколько бинтов, чтобы перевязать раненых, за это ее тут же избили палками до потери сознания. Гражданский врач, старик, заключенный вместе с нами, фамилии которого я не помню, пытался чем мог помочь раненым. Узнав об этом, комендант вызвал его во двор и стал избивать палкой.

– Танцуй, рус, – приказал комендант, избивая 62-летнего врача. Старик не хотел этого делать, и избиение усилилось. В конце концов он не выдержал и под ударами начал танцовать. После отого его заставили стоять весь день, не двигаясь, на солнцепеке.

Население местечка Голованевское старалось помочь нам. Через проволочные заграждения нам бросали мед, фрукты, но все это забирали немцы.

В самых невозможных условиях советские люди сохраняли свое достоинство, заботились друг о друге. Из своего белья мы сделали бинты, которыми ночью, украдкой от фашистов, начали перевязывать раненых.

Через девятнадцать дней меня повели в другой лагерь. Я в последний раз оглянулся, прощаясь с товарищами, и увидел вокруг много могильных холмиков. Не много нас уцелело, в каждой могиле лежало 12–15 трупов советских людей, замученных здесь фашистскими палачами.

Колонну в новый лагерь гнали безостановочно, отстающих конвоиры расстреливали на месте. По дороге фашисты придумали для себя кровавую потеху: в то время, как один приказывал строиться по четыре, другой командовал строиться по шесть, естественно, что из-за этого начиналась толчея, а за «невыполнение» приказа мерзавцы немедленно пускали в ход автоматы. Так в течение суточного перехода к Умани было зверски убито 64 наших товарища.

В Умани оказался еще более страшный концентрационный лагерь. Этот лагерь известен во всех захваченных районах Украины под названием «Уманьской ямы». Нас загнали в огромный глиняный карьер диаметром около трехсот метров. Отвесные стены этого карьера высотой по пятнадцати метров охранялись усиленным конвоем, открывавшим беспорядочную стрельбу из автоматов при малейшем движении в яме.

Здесь находилось несколько тысяч заключенных, из пленных красноармейцев и гражданского населения, много железнодорожников из-под Аккермана. Управляли нами по радио. Каждое утро репродуктор выкрикивал приказ одной группе строиться у стены номер один, другим – у стены номер два, номер три и четыре. Стена номер два часто означала смерть, около нее расстреливались без всякого повода все, не понравившиеся чем-либо охране.

Голодали мы здесь еще больше, чем в Голованевском. Умерших от голода хоронили тут же в яме, мертвых было так много, что мы не успевали их закапывать, да и закалывать было нечем. Для того, чтобы как-нибудь согреться, некоторые из нас руками вырыли в стене норы, стена обвалилась и похоронила под собой 36 человек.

Однажды фашисты затеяли своеобразный спектакль. Голодным людям кинули вниз раненую лошадь. Когда мы ее стали резать, наверху появился фотограф, который запечатлел это на пленке. Очевидно, таким путем создавалась очередная немецкая фальшивка, извращающая какие-то факты. У лошади собралось слишком много людей, фотограф был недоволен кадром, но автоматчик помог ему и убил несколько человек.

В этот же день тот же фотограф инсценировал в яме «гитлеровское милосердие». Среди нас находился старший лейтенант Новиков, он имел одиннадцать ран. Новиков был совершенно раздет, фашисты перед об'ективом аппарата перевязали ему раны и одели в чистую рубашку. Однако как только фотограф закончил свою работу, эту рубашку отняли у Новикова, сорвали с его ран все повязки и зверски избили.

Была у фашистов еще одна излюбленная забава – спускать в яму собак и натравливать их на нас. Не одному человеку перегрызли они руки и ноги. Практиковалась и такая пытка: раненого клали на землю и вливали в него через лейку ведро воды. В Уманьской яме я находился всего несколько дней, но пережитого здесь никогда не забуду.

Из Умани меня погнали в Винницу, в лагерь номер 183. Однако по дороге я должен был перенести еще одно испытание. В пересыльном пункте у Гайсино было то же, что и в первых двух лагерях, только вместо палок палачи применяли резиновые дубинки.

В Гайсине мне удалось бежать. Когда в ближайшем селе я рассказал крестьянам, что вырвался из Уманьской ямы, на меня смотрели, как на воскресшего мертвеца. Крестьяне отнеслись ко мне исключительно сердечно, переодели, накормили, указали дорогу.

Двигаясь дальше по земле, захваченной гитлеровскими бандитами, я всюду видел ту же жуткую картину издевательств и мучений, которым подвергают немцы советских людей. В Маньковском и Монастырищенском районах, которые я проходил, изверги-фашисты расстреляли всех активистов. В Белой Церкви я видел разграбленные квартиры, мать с ребенком на руках, заколотых вместе, кровь и трупы беззащитных стариков, женщин, детей. В селе Каменичи я видел обуглившийся труп женщины: ее заживо сожгли за то, что муж ее в Красной армии.

В селе Сосницы висел труп председателя колхоза. Его убили много дней назад, но труп запретили снимать. В Иванькове я видел старуху, убитую немцами за то, что, когда они стали рвать в ее саду груши, она пыталась остановить их.

Свыше полутора месяцев был я в лапах у немцев и каждый день снова и снова думал о том, что фашистский плен – хуже смерти. Прежде я бы просто не поверил, что возможны такие зверства, какие творят немцы над советскими людьми. Но теперь я видел это собственными глазами, на себе испытал эту муку. До сих пор мои раны не зажили. Но сейчас я окружен товарищами, я – у своих, обо мне заботятся, и силы мои мало-помалу восстанавливаются.

Сейчас мне хочется только одного, – чтобы поскорее зажили мои раны! Тогда я сполна рассчитаюсь за все с фашистскими негодяями. Я буду мстить им за кровь и страдания наших людей до тех пор, пока бьется мое сердце, я буду истреблять их беспощадно, как бешеных псов, как самых чудовищных гадин, какие есть только на земле.

«Красная звезда» от 28.09.1941 г.

Сообщения

Документы

От Советского Информбюро:

Утреннее сообщение от 28.09.1941 г.
В течение ночи на 28 сентября наши войска вели бои с противником на всём фронте.
В результате семидневных боёв на одном из участков Западного направления фронта части тов. Юшкевича нанесли тяжёлый удар противнику, вынудив его оставить укреплённые позиции. За неделю части тов. Юшкевича уничтожили 18 рот немецкой пехоты. На поле боя подобрано 2.300 трупов немецких солдат и офицеров. Уничтожено 18 вражеских танков, 41 автомашина с боеприпасами, 10 миномётных батарей, разрушено 10 ДЗОТов. Много немецких солдат взято в плен. Среди захваченного исправного вооружения 48 орудий, 19 миномётов, 64 пулемёта, 2 радиостанции и большое количество винтовок.

* * *

Наши части на одном из участков Северо-Западного направления фронта уничтожили 580 солдат и офицеров противника. Подбиты 6 немецких танков, захвачены 3 орудия, 20 пулемётов и 500 винтовок. На другом участке Северо-Западного направления фронта наши части захватили 5 станковых пулемётов, 26 автоматов и ручных пулемётов, 334 винтовки, 127 велосипедов, 4 автомашины и радиостанцию.

* * *

Части командира Городянского, действующие на Западном направлении фронта, 25 сентября уничтожили более 150 немецких солдат и офицеров, 10 танков, 27 автомашин и 6 зенитных точек.

* * *

Звено лётчиков-штурмовиков капитана Песлякова уничтожило на одном из участков Юго-Западного направления фронта до 37 автомашин с пехотой противника. На другой день звено капитана Песлякова атаковало аэродром противника. Несмотря на очень плохую погоду, советские лётчики точно вышли на цель и разбомбили 12 вражеских самолётов.

* * *

Смело действуют в тылу немецких и румынских войск партизанские отряды Одесской области. Отряд партизан под командованием тов. С. огнём из трофейного пулемёта уничтожил катер с 9 немецкими солдатами. На другой день этот отряд расстрелял труппу румынских солдат, пытавшихся переправиться через реку Б. Партизаны создают невыносимые условия для врага. Один из пленных заявил на допросе: «Партизаны — это вторая советская армия, которую мы не видим, но которая не даёт нам жить».

Три дня немцы восстанавливали мост через реку в районе города Г. Партизанский отряд дал переправиться по новому мосту большому обозу, а затем зажёг мост. В восьми километрах от реки обоз был встречен вторым отрядом партизан. В завязавшемся бою немцы понесли большие потери. Благодаря дружным совместным действиям двух партизанских отрядов, за один день было убито 57 немецких солдат и два офицера. В руки партизан попали 49 винтовок, 11 автоматов, 50 гранат, 19 пистолетов и 2 пулемёта.

Партизанский отряд из железнодорожных рабочих и служащих под командованием диспетчера тов. К. напал на воинский поезд. Захватив большое количество боеприпасов и несколько автомашин, партизаны сожгли состав. Паровоз был отцеплен от состава и на полном ходу пущен на железнодорожную станцию Н. На станции паровоз налетел на поезд, в котором находились немецкие солдаты. В результате крушения погибло не менее 150 фашистских солдат и офицеров.

* * *

Попытки гитлеровцев преуменьшить цифры потерь немецкой армии на Восточном фронте опровергаются многочисленными секретными немецкими документами, захваченными нашими частями, и показаниями пленных. Так, командир 9 армейского корпуса генерал Гейер в обзоре военных действий, захваченном нашей частью, признаёт, что за 22 дня корпус потерял только убитыми более 4.000 человек. Вместе с ранеными корпус потерял около одной трети личного состава.

Пленный ефрейтор 3 батальона 289 пехотного полка 98 дивизии Карл Гейнц показал: «Потери нашей дивизии значительны. Наш полк потерял свыше 50 процентов своего состава. Всё чаще потрёпанные батальоны и роты сводятся вместе». Винцель Рихтер, обер-ефрейтор 10 роты 282 полка 98 дивизии, рассказал: «Потери в роте очень велики. Они превышают 60 процентов личного состава. Почти все офицеры погибли. Такое же положение во всех подразделениях дивизии. Много солдат хозяйственных подразделений переведено в строевые части». Рудольф Цвифельофер, солдат 12 роты 4 пехотного полка 23 пехотной дивизии, говорит: «Наша армия несёт большие потери. На пути следования полка от Белостока до Рославля мы встречали тысячи машин и повозок с ранеными солдатами. В деревнях и лесах много полевых госпиталей, переполненных ранеными».

Рядовой второй роты 135 полка Рольф Дерр рассказывает: «Многие солдаты недовольны войной. Это недовольство возрастает с каждым днём, особенно в связи с потерями, которые имела наша часть. Из 1.200 солдат только по пути к передовой линии фронта мы потеряли от огня советской авиации и артиллерии убитыми и ранеными 500 человек». Шофёр первого полка 1 дивизии Герберт Грамс в неотправленном письме брату пишет: «Нам очень тяжело. Многие уже распрощались с жизнью или ранены. Очень часто наши обозы подвергаются нападению русских. Наши потери огромны».

* * *

В Румынии за последнее время произошло несколько железнодорожных катастроф и взрывов на промышленных предприятиях. На днях потерпел крушение воинский состав, в котором отправлялись на фронт немецкие солдаты. Свыше ста фашистов было убито. С 10 по 20 сентября в городах Крайова, Темишоара и Орадя сгорели 4 склада с продовольствием для германской армии. Почти каждый день на товарных станциях румынские антифашисты поджигают вагоны с военным снаряжением. В связи с многочисленными актами саботажа и диверсиями в румынской газете «Универсул» опубликовано распоряжение властей, в котором говорится: «На железных дорогах и промышленных предприятиях Румынии подготавливаются акты саботажа с целью сорвать транспортировку войск, вооружения и продовольствия. Все виновные в этих актах будут расстреливаться на месте».

Вечернее сообщение от 28.09.1941 г.
В течение 28 сентября наши войска вели бои с противником на всём фронте.

За 26 сентября уничтожено 98 немецких самолётов. Наши потери — 31 самолёт. Наши суда Северного флота потопили два транспорта противника водоизмещением в 8 тысяч и 5 тысяч тонн.

Береговые батареи и корабли Краснознамённого Балтийского флота потопили один крейсер и один миноносец противника и два миноносца сильно повредили.

В Чёрном море потоплен танкер противника водоизмещением в 6 тысяч тонн.

Под Москвой 27 сентября сбито два немецких самолёта-разведчика и 28 сентября сбито ещё два самолёта.

В ночь на 27 и утром 27 сентября отдельные группы наших самолётов, действующих на Западном направлении фронта, с большим успехом бомбардировали аэродромы противника. Рано утром отряд советских штурмовиков внезапно налетел на несколько немецких аэродромов. На земле было обнаружено 7 четырёхмоторных, 12 одномоторных и 15 двухмоторных самолетов. Сброшенными бомбами и пулемётным огнём вражеские машины были уничтожены. На одном из аэродромов сожжён ангар. Всего в ночь на 27 сентября и утром 27 сентября наша авиация, действующая на Западном направлении фронта, сбила в воздушных боях и уничтожила на земле 66 самолётов противника.

* * *

Замечательный подвиг совершила 27 сентября военный фельдшер Мария Крюкова. На одном из участков Западного направления фронта противник атаковал Энскую стрелковую часть. Тов. Крюкова неотлучно находилась в своём подразделении, оказывала помощь легко раненным, а тяжело раненных эвакуировала в тыл. За три часа она под непрерывным пулемётным и миномётным огнём сделала перевязки и помогла уйти с поля боя 20 раненым бойцам.

* * *

Наши части, действующие на одном из участков Северо-Западного направления фронта, уничтожили 30 танков, 10 противотанковых пушек, 10 миномётов, 3 штабных машины, 8 крупнокалиберных пулемётов противника.

* * *

У немецкого ефрейтора 4 полка 32 немецкой пехотной дивизии Эрхардта Шредера, убитого на Северо-Западном направлении фронта, найден дневник. Ниже мы приводим некоторые выписки из этого дневника:

« 9 ИЮЛЯ. У нас очень большие потери.

Притаившиеся русские стрелки убили многих из наших офицеров. Сегодня полк потерял 16 офицеров и 182 рядовых.

19 АВГУСТА. Ужасающие потери. Стрелок Лаубер и один старший стрелок наскочили на мину. Значит, в нашем взводе осталось только 15 человек. Мы должны оборонять позицию в 300 метров. Когда, наконец, нас сменят и выведут отсюда.

21 АВГУСТА. Мы лежим в грязных ямах. Весь день русские глушат нас артиллерией.

Это страшно действует на нервы. Наша артиллерия почти не стреляет. Говорят, что снарядов мало.

30 АВГУСТА. Все думали, что нам дадут немного отдохнуть и мы сможем, впервые за 4 недели, умыться. Оказывается — нет. Сегодня ночью мы должны выступать дальше. Нас гонят на верную смерть».

С этого дня ефрейтор забросил свой дневник. В вещах Шредера найдено также недописанное письмо невесте:

«РОССИЯ, 13 СЕНТЯБРЯ 1941 Г. Дорогая Мэди! Два часа тому назад погиб Вернер Мейер. В 7 часов мы начали атаку, и Вернер выехал вперёд с лейтенантом. Дорога была минирована. Обоих разорвало в клочья. Вигант ранен в голову. Карл Юслорф тоже ранен в голову и, видимо, сойдёт с ума. Знаешь, сколько нас осталось? Из всего взвода уцелели только Ганс Грон да я.

Позавчера рота за два часа потеряла 82 человека. От всего нашего гордого батальона осталась только маленькая кучка. Война эта жестока, и ещё многие лягут костьми в России...».

* * *

Фашисты глумятся над бойцами и командирами Красной Армии, попавшими в плен, и подвергают их мучительным пыткам. Вырвавшийся из фашистского плена комиссар полка тов. Гуменюк рассказал о таких фактах. На станции Грейгово фашисты, захватив в плен небольшую группу красноармейцев, несколько дней им не давали пищи и воды. Немецкая банда подвергла группу пленных красноармейцев и командиров жестоким пыткам. Нескольким пленным отрезали уши, выкололи глаза, отрубили руки; а затем закололи их штыками. Когда оставшихся в живых пленных погнали в лагерь, некоторые из них падали от истощения. Того, кто не мог идти, фашистские палачи убивали. На станции Лоцкино немцы долго издевались над пленными лейтенантом и политруком, а затем обоих зарубили тесаками.

* * *

Партизанское движение в Югославии продолжает успешно развиваться. Недалеко от города Требине партизаны атаковали поезд, в котором находились немецкие и итальянские солдаты. В завязавшемся бою 93 фашистских солдата было уничтожено. Партизаны захватили большое количество боеприпасов и свыше ста винтовок. Этот же отряд под командованием югославского офицера К. разрушил железнодорожный путь между ст. Рагуза и Херцегнови. В порту Дубровник партизаны потопили итальянский пароход.

Крупный партизанский отряд сербов совершил нападение на итальянский отряд вблизи города Фоча. Партизаны пулемётным огнем и гранатами уничтожили 67 солдат. Итальянская газета «Пополо ди Рома» в связи с усиливающимся партизанским движением в Югославии вынуждена признать, что на территории между Аграмом и Сараевом тысячи сербов разрушают коммуникации держав оси.

Графика

Сканы газет

«Известия» № 230 (7606) от 28-09-1941
«Красная звезда» № 229 (4984) от 28-09-1941
«Московский большевик» № 229 (777) от 28-09-1941
«Правда» № 269 (8677) от 28-09-1941
^