ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
СССР
30.11.2021
Россия
к списку
Атаки врага отражены
Артиллеристы, обороняющие подступы к городу Н., не дают фашистам покоя ни днем, ни ночью. Все попытки врага прорваться к городу разбиваются об огневой заслон наших батарей. Снова и снова бросает немецкое командование отборные свои части на штурм позиций героических защитников города. Ежедневно то на одном, то на другом участке противник, вводя свежие силы, бросается в атаку. Он ищет слабое звено, но такого звена нет. Цепь обороны города неразрывна. Все атаки захлебываются.

Только один раз, пользуясь огромным превосходством сил, немецким частям удалось потеснить наше пехотное подразделение и подойти к самой окраине города. Тогда на помощь пехотинцам пришла артиллерийская часть майора Болобанова, получившая приказ отогнать врага и восстановить положение.

Заняв села К. и С, гитлеровцы расположили в окружающих лесах наблюдательные пункты. Майор Болобанов выслал вперед разведку. Она установила, что вражеские наблюдательные посты находятся в домиках на опушке рощи. В бой вступили батареи дивизиона капитана Малишевского. Один за другим грянули орудийные выстрелы. Два наблюдательных пункта противника были уничтожены. Лейтенант Громовенко заметил еще один, особенно активно действующий, наблюдательный пункт на высотке у дороги. И он был сожжен.

Прочесав леса шрапнелью, не оставив в них ни одного непростреленного места, наши артиллеристы перенесли огонь с одного рубежа на другой. Под прикрытием огня сосредоточивались для атаки части Красной Армии.

Продвижению пехотинцев сильно мешали немецкие минометы, расположенные на флангах. Это быстро учел командир батареи лейтенант Гладкий. Метким огнем он уничтожил вражеские минометы и открыл путь пехоте. С артиллерийского наблюдательного пункта заметили усиленное движение вражеского автотранспорта, подвозившего боеприпасы. Лейтенант Гладкий перенес огонь на дорогу. Боеприпасы врага к месту назначения не дошли.

Поддержанная артиллерийским огнем, наша пехота стремительно ринулась в атаку, выбила противника из села К. и гнала его еще 5 километров.

* * *

Пехотинцы проходят лесом. Всего час тому назад здесь разрывались наши снаряды. Вот следы смертоносного огня. На изрытой земле рядом с брошенными пулеметами и автоматами лежат сотни неубранных трупов немецких солдат.

Кругом могилы. В одну из них попал снаряд. Лишний раз разоблачены несложные уловки врага, пытающегося «сократить» размеры своих потерь. У развороченной могилы лежит каска, рядом дощечка с надписью: «Здесь похоронен солдат Фриц Каузнер». А в яме – десятки трупов...

К окопчику, где была расположена вражеская огневая точка, подходит группа бойцов и командиров. Здесь остался пулемет с разбитой казенной частью. Рядом четыре трупа – весь расчет, уничтоженный прямым попаданием снаряда. – Узнаю болобановский почерк, – говорит один из командиров.

* * *

На рассвете младшие лейтенанты Адонин и Воловик отправились в разведку. Через некоторое время они донесли командиру части:

– Из села X. по лощине в направлении высоты 187,9 движутся два батальона немцев.

Скоро стало известно, что фашисты готовятся к атаке. Главные их силы расположились в лощине и на кладбище у окраины села.

– Они у крестов засели, – сказал Воловик. – Значит, будут там свежие могилы, – заметил майор.

Наши батареи открыли ураганный огонь. Тонны металла обрушились на головы фашистов. Немцы не ожидали внезапного удара. В стане врагов началось замешательство. С нескрываемым удовлетворением следили наши наблюдатели за разрывами: снаряды ложились точно в цель. Лощина стала могилой для многих батальонов немецких солдат.

Несмотря на огромные потери, противник не отказался от мысли сломить сопротивление наших частей. На участок, обороняемый болобановцами, германское командование бросило свежий 172-й пехотный полк. Он сосредоточился в лесу вблизи совхоза Т.

Дав немецким частям возможность сгруппироваться в лесу, наши артиллеристы начали простреливать его насквозь. Немцы стали приноравливаться к нашему огню. Когда наши батареи били по глубине леса, фашисты подтягивались к опушке, обращенной в нашу сторону. Майор нашел выход из положения. Несколько залпов по опушке, затем залпы в глубь леса и неожиданный перенос огня снова на опушку.

Крики и стоны огласили лес. Остатки немецкого полка бежали, побросав оружие. Утром наши наблюдатели видели, как десятки повозок и автомашин увозили раненых. Это продолжалось несколько часов.

В разгроме 172-го немецкого полка блестящее мастерство показала батарея старшего лейтенанта Гринштейна. Отлично работал орудийный расчет сержанта Сабитова.

К вечеру следующего дня фашисты перенесли удар на наш левый фланг. Новый их маневр не ускользнул от советских разведчиков. Командир части вовремя узнал, куда стягиваются резервы и боеприпасы врага, и приготовился к достойной встрече.

Батарее лейтенанта Гладкого было поручено зажечь лес, в котором скопились готовившиеся к атаке немцы. Десять минут стрельбы зажигательными снарядами – и лес запылал. Через короткое время послышались оглушительные взрывы. Это взлетел на воздух немецкий транспорт со снарядами.

* * *

Болобановский «почерк» знаком бойцам и командирам нашего участка фронта. Недаром фашисты всячески стараются избежать встреч с частью Болобанова. Меткий огонь наших артиллеристов настигает их всюду.

Действующая армия, 5 сентября
^