ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
3.4.2020
Москва
к списку
Свидетельские показания финского генерала Сийласвуо
Перед нами пухлая папка документов, захваченных при разгроме одного белофинского штаба. Среди них большое количество приказов, подписанных командующим третьим армейским корпусом генерал-майором Сийласвуо. Каждый из приказов – свидетельское показание о начавшемся разложении в финской армии.

Предчувствуя неминуемую гибель, финские солдаты бегут с фронта. Дезертирство приняло такие размеры, что полевой суд третьего корпуса уже не разбирает каждый случай в отдельности, – он выносит приговоры пачками. Вот приказ № 10. В нем перечислено более сорока имен солдат, приговоренных полевым судом к тому или иному наказанию за дезертирство. В другом приказе перечисляется 15 дезертиров.

Как правило, за многими осужденными числится не одно, а несколько преступлений: тут и дезертирство, и невыполнение приказа командира, и подделка документов, и членовредительство. «Полевой суд, – читаем мы в одном приказе, – на своем заседании приговорил солдата Эйно Аксели Туорила из пулеметной роты 32-го пехотного полка на основании военного кодекса к одному году заключения за самовольную отлучку, к полутора годам – за невыполнение приказа начальника, в пяти месяцам заключения – за попытку освободиться от выполнения задания путем обмана».

Пышно расцвело в финской армии воровство. Солдат Аарне Нуманен, – читаем мы в приказе, – приговорен к одному году заключения «за наглую кражу». Солдат штабной роты Армас Пеотомаа приговорен «за продолжительное воровство к 10 месяцам заключения и двум годам лишения доверия».

Что воруют финские солдаты и у кого воруют? Тащат друг у друга продукты, личные вещи.

Правительство Финляндии скрывает от своего народа огромные потери на Карельском фронте. Страшную правду о войне приносят в города и села солдаты. Командование встревожено этим. В приказе «О поведении отпускников дома» говорится:

«Установлено, что отпускники, находящиеся дома, рассказывают об огромных потерях своих частей. Кроме того, они передают родным подробности гибели их сыновей, ярко освещая их последние минуты. Это возбуждает среди гражданского населения определенные чувства, которые никак не являются полезными делу войны».

Интересен приказ о письмах. Он гласит:

«Командирам частей и подразделений необходимо уделить больше внимания об'яснению, как надо писать письма. Если солдат не будет придерживаться нужных рамок, командир обязан запретить ему писать письма».

Война измотала финского солдата. Командование вынуждено признать это. В специальном приказе говорится:

«Подтверждаются явления физической и моральной усталости солдат. Главнокомандующий призывает начальников обратить серьезное внимание на это. Каждому командиру нужно лично, путем близкого соприкосновения с солдатами, следить за внутренней жизнью своих подчиненных».

Маннергейм пытается еще подбодрить финских вояк всякими посулами, наградами. Недавно он обратился с письмом в государственный совет. В этом письме старая белогвардейская крыса говорит: «Необходимо при распределении земель (речь идет о временно захваченных районах Карело-Финской ССР) в первую очередь удовлетворить нужды трудоспособных инвалидов, бывших унтер-офицеров и пограничных егерей».

Но никакие обещания не в состоянии, поднять дух финских солдат. Они чуют, что скоро их прогонят с советской земли.

Карельский фронт, 14 января