ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
17.5.2022
Москва
к списку
Суровая юность
Недавно зашел ко мне один из наших старшеклассников, юноша рослый, широкоплечий, с непокорной прядью волос, упрямо падающей на лоб, – настоящий волгарь. Он был чем-то очень взволнован.

– Нет, как это верно, Елизавета Васильевна, как это мудро, – беспрестанно повторял он.

И он протянул мне томик Белинского, который держал в руках. Я прочла знакомые, отчеркнутые карандашом, строки: «Осина ломится и сокрушается ветром. Дуб мужает и крепнет в бурях».

– Это же о нас он пишет, о русском народе, о характере вашем, – об'яснил он, откидывая прядь со лба. – И как подходит это к теперешнему времени. Вот у Пушкина тоже, помните?

Перетерпев судеб удары,
Окрепла Русь. Так тяжкий млат.
Дробя стекло, кует булат.

Его глаза заблестели, он читал стихи вдохновенно, видно было, что они глубоко трогают его душу. Чувство большой национальной гордости жило в этом шестнадцатилетнем пареньке. Наша молодежь, наши дети до войны не знали никаких невзгод; страна, полная горячей материнской заботливости, старательно оберегала их. И. вдруг мгновенный переход от этого безоблачного существования к жизни трудной, суровой, напряженной, требующей от всех максимальных жертв. Нелегко было вынести такую резкую перемену неокрепшей юной душе. По наши подростки, наши дети с честью проходят сквозь испытания войны. Они стали серьезнее, сосредоточеннее. Много недетских забот возникло у них, но, высоко подняв голову, твердо и уверенно входят они в свою юность.

За всем тем радостным и беззаботным, что видели мы в наших детях и что (к сожалению!) иные педагоги главным образом только и воспитывали в них в мирное время, таилось где-то, совсем недетское, упорное, большое.

Как-то среди наших школьниц зашел разговор о любви. Война – войною, а все-таки в этом возрасте – пятнадцати, шестнадцати, семнадцати лет, когда возникает первое молодое и чистое поэтическое чувство, все связанное с любовью приобретает острый интерес. Девочки говорили о Ромео и Джульетте, о Тургеневе и Виардо, о гетевской Гретхен – и вспомнили, во что превратилась любовь в современной фашистской Германии.

– Какой ужас! – сказала одна из девочек с внезапной усталостью. – Подумать только, что и с нами бы... – она не договорила.

– Да, и нас бы превратили тогда в людей второго, третьего, чорт знает какого, сорта, в рабов, – сказала вторая. – Когда подумаешь обо всем этом, хочется жизнь отдать, чтобы только не допустить их...

И они, наши юные школьники и школьницы действительно готовы отдать жизнь, «чтобы только не допустить их». Так страстна, так яростна их ненависть к врагу. У Игоря Ч., ученика школы № 1, на фронте убили отца. Он немедленно подал в военкомат заявление, чтобы его отправили добровольцем на фронт. Военкомат уважил просьбу Игоря. Он был отправлен на фронт, защищал Москву, и сейчас гонит врага на запад.

В одной из школ много юношей ушло на фронт добровольцами Кушнер, увлекавшийся стрелковым искусством, пошел в снайперский отряд, Дюрянкин, без отрыва от учебы закончивший летную школу, – в летную часть, Репин – в кавалерийскую. Шефталович – в бронетанковую; и другие тоже были распределены по разным родам оружия. В школе было несколько учениц, прошедших курсы медсестер. Первой мыслью их было: на фронт. Но всех их пока оставили в тыловых госпиталях. Тяжко было разочарование.

Им все казалось невыносимо стыдным, что их братья на полях сражений отдают свою кровь, свою жизнь за родину, а они – в тылу, в безопасности, просто работают не рискуя ни здоровьем, ни жизнью. Со всем пылом юности считали они себя за это чуть ли не преступницами. Не сразу пришла к ним трезвая, простая и справедливая мысль, что ведь и тыл решает победу, и всякая работа, как бы внешне скромна она ни была, необходима для обороны страны.

Но, уже раз поняв это, девушки-школьницы решили отдать все свои силы служению родине там, где она этого потребует. Не оставляя школы, многие из них пошли работать на заводы, в учреждения. Романова, Диденко, Букина теперь фрезеровщицы станкозавода. Тагушева – оптик-механик, Савина – телеграфистка, Осиньковская – работница завода «Автотрактородеталь». И, удивительное дело, школьные занятия их с тех пор идут успешнее: глубокое удовлетворение, которое получают они, помогая отчизне, чувствуя себя деятельными борцами великой отечественной войны, вдохновляет и окрыляет их. Конечно, подчас бывает им и трудно, но ведь недаром в мирное время все они зачитывались повестью «Как закалялась сталь» и каждая из них мечтала стать похожей на Павку Корчагина. И кто из них не помнит взволнованных слов: «Мужество рождается в борьбе. Мужество воспитывается изо дня в день в упорном сопротивлении трудностям. И девиз нашей молодости: только вперед, только на линию огня, только через трудности к победе – и никуда назад».

Война прочно вошла в сознание школьников – старших и младших. Сколько раз приходилось мне видеть пятиклассников и шестиклассников, поглощенных изучением карты; с каким азартом 12-летние и 13-летние подростки толкуют об операциях генерала Говорова, о разгроме гудериановских дивизий, о взаимодействии сухопутных и морских войск при взятии Керчи я Феодосии.

Война изменила наших ребят. Они стали отзывчивее, серьезнее, деятельнее, самоотверженнее; всегда готовы они теперь притти на помощь тем, кто в ней нуждается. Тимуровцы отдают все свое свободное время заботам в семьях красноармейцев; ребята отказываются от развлечений – от посещения кино, от лыжной прогулки для того, чтобы прибрать комнаты, приготовить обед и посмотреть за ребенком в чужой, казалось бы, им семье, где отец – на фронте, а мать – на работе. Перед новым годом тимуровцы нашего класса 7А пошли на трикотажную фабрику, договорились с директором и несколько дней работали там, таскали вату. На все заработанные деньги они накупили новогодних подарков для бойцов.

Все свои мечты, стремления, надежды школьники подчиняют одному – победе. Лето наши ученики проработали в совхозе «Волгарь»: весь свой заработок отдали она в фонд обороны. Труд на пользу родины дал им большое удовлетворение. Смущало только одно: никакой сельскохозяйственной квалификации у них не было, и потому приходилось им заниматься подсобными работами, что, конечно, менее производительно. Поэтому сейчас с особенным интересом готовятся они изучать трактор. Школа выпустит к весне 300 трактористов. В весенние и летние каникулы наши ученики будут трудиться на колхозных полях – трудиться настойчиво, упорно, охотно.

И уж с подлинной страстыо изучается военное дело. Четверг в старших классах нашей школы весь посвящен военным занятиям: ребята проходят огневую подготовку, овладевают винтовкой и пулеметом; девушки идут на практику в поликлинику, в госпитали. И, у кого ни спросишь, все отвечают в один голос, что четверг – самый чудесный день в неделе.

Многие наши старшеклассники, не довольствуясь курсом всевобуча, который они проходят, занимаются еще в осоавиахимовской школе снайперов. И какой завистью полны к ним ученики младших классов!

Мы постоянно напоминаем нашим школьникам, что время сейчас – военное, что каждую минуту нужно быть в состоянии боевой готовности. Недавно в одиннадцатом часу вечера, когда кончались последние уроки, в школе была об'явлена учебная тревога. Спокойно, без спешки и суеты, каждый занял место на своем посту. В ожидании отбоя мы стояли у шланга с одним из наших снайперов. Это было вскоре после Нового года.

– Ну, какие же у тебя планы на будущее, на этот год? – спросила я у юноши.

Он ответил быстро и горячо, – видно, уж много думал об этом:

– Кончу школу, пойду в армию, буду биться изо всех сил. А когда победим, поступлю в вуз...