ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
4.12.2022
Москва
к списку
Знамя летит на запад
Вспыхивает сквозь ночь синее пламя, вызывающееся из выхлопных патрубков. Зеленый и красный огни мерцают на незримых плоскостях, скрытых пеленой ночного снежного тумана. Скоро разноцветное созвездие подымается ввысь, и к белым огням крупных морозных звезд присоединяются рубиновые и изумрудные звезды фар. Это ночной бомбардировщик уходит на боевое задание.

Есть торжественная красота в подготовке бомбардировщиков к ночному рейсу. Экипажи стоят у кораблей, сосредоточенные и молчаливые, лишь изредка перебрасываясь скупыми репликами. Ревут и затихают прогреваемые моторы. Зеленые и красные линии трассирующих пуль на мгновение исчерчивают ночное небо. Голубой столб приводного прожектора качается, как маятник, почти ложась на горизонт.

Аэродром полка, которым командует майор Рассказов, находится на много километров к западу от места предшествующего базирования. Каждый раз при перебазировании на одном из самолетов перевозится знамя полка. Теперь оно полетело на запад.

Истории этого полка – хроника пятилетия, но она включает в себя события на Халхин-Голе, войну с Финляндией, куда полк летал в полном составе, годы мирной учебы, когда полк держал переходящее красное знамя наркома. Грудь многих пилотов украшают боевые ордена.

Насыщенность истории полка событиями способствовала созданию традиций полка, концентрированного кодекса воинской чести, обязательного и твердого, как будто его выковывало не пятилетие, а по крайней мере полвека: летать безотказно днем и ночью, в любую погоду, находить цель при любой видимости, не сбрасывать ни единого килограмма бомб, пока штурман точно не засек цель, не уходить от цели, пока на головы врагов не сброшен весь груз и не расстреляны все патроны, не покидать самолета, пока он держится в воздухе, хотя бы и об'ятый пламенем, с перебитым управлением, не оставлять товарища и беде, смело глядеть в лицо смерти. Вот краткий перечень этих традиций, вот принципы этой части.

В месяцы, когда знамя полка, раздуваемое ветром кровопролитных сражений, еще отходило на восток, летчики Рассказова немало содействовали задержанию и изматыванию врага. Бомбардировщики полка разгромили важный мост через Днепр. С первого же налета десятки стокилограммовых бомб легли на цель, и мост, по которому двигались танки, обугленными обломками зарылся во вспененную воду. Интересно для сравнения вспомнить, что когда немцы бомбили приторно такой же Каневский мост, то из 163 налетов только один раз они попали в... перила.

Непрерывными бомбежками вражеского переднего края и мотоколонн полк задерживал немецкое наступление. – Летчики, штурманы, стрелки-радисты спали по 2—3 часа в сутки, совершая по нескольку вылетов. Моторы почти не останавливались, только перезаряжались пулеметы и подвешивались бомбы. Это называлось «капать немцам на мозги».

Боевые орлы полка – отец полка майор Рассказов, с рыжеватыми жесткими волосами, твердыми голубыми глазами и красным как у рыбака, обветренным лицом. Это искуснейший летчик, воспитавший всех лучших летчиков полка, дважды награжденный орденами; даже из грозового облака, куда он залетел в горячке боя, благополучно вывел машину майор Рассказов.

Один из самых молодых воинов – штурман Мягков с нежным девическим лицом и ласковыми глазами. По внешность, как и фамилия, обманчива. Твердая рука бесстрашного юноши-штурмана сбрасывает смерть, точно и хладнокровно, среди огня зениток, пытающихся сбить штурмана с прицела и курса.

Майор Хардин – командир эскадрильи, тоже дважды орденоносец. Самые удачные и дерзновенные боевые вылеты, занесенные в журнал полка, связаны с именем пилота Хардина. Нет в части такого стрелка-радиста или штурмана, который не мечтал бы летать с Хардиным. Сколько раз он горел, зажженный вражескими снарядами, но никогда не сбрасывал бомб, не дойдя до цели, никогда не бросал машину.

Такие пилоты, как Ефремов и Скляров, – «зеленая молодежь» полка, но среда опытных и искушенных в искушенных в битвах воинов быстро выковала из них советских «ассов». Сейчас, несмотря на свою молодость, оба они в числе лучших летчиков полка. Ефремов, как в Хардин, как и Барышников, тоже не раз приводил разбитую в боях машину на аэродром. Товарищи только диву давались, как он дотягивал совершенна безнадежный самолет до дому. В отечественную войну Ефимов в один день получим сразу два ордена. А такая, совсем еще безусая молодежь, как Панченко и Бочин, – налетавшая до войны всего лишь по пять часов, а сейчас награжденная орденами и летающая почти, как «старички», – подтверждает мысль о том, что счастлив молодой летчик, попавший в полк, где бережно хранят воинские традиции и честь своего знамени.

Высокая политическая сознательность питает воинское дерзание. Преобладающее большинство летного состава, стрелков-радистов, штурманов и пилотов – члены партии и комсомольцы. Многие отважные бойцы полка – страстные политработники, темпераментные агитаторы.

Старший политрук Николаев – не только отличный комиссар эскадрильи, но в бесстрашный штурман, награжденный двумя орденами. Он летает каждую ночь. Летает в любых условиях, нередко на высоте 5 метров от земли. Бывали случаи, когда в машинах, вернувшихся с боевого задания, находили колосья украинский ржи.

Можно назвать еще десятки воинов, в равной мере отличившихся на поле боя, вернее – в небе боя, можно сотни строк посвятить подвигам летчиков Терлецкого и Барышникова, штурманов Иляшенко и Нелизова, стрелков-радистов Немцова, Капитонова, Манзульса и Лазуренко, комиссара Акулинина и других.

Наземные работника полка достойны своих пилотов. Инженер полка Скрипченко, дважды орденоносец, имеет много боевых заслуг, воевал и в Финляндии. Оружейник Чайкин лично испытывает работу своих пулеметов в воздушных боях, отправляясь по собственному почину в боевые вылеты. Недавно во время одного из таких «испытаний» снаряд пробил кабину и тут же взорвался. Но герой не выпустил из рук пулемета.

Всех этих людей, от пилотов-«ассов», увенчанных воинской славой, до младших техников, до медсестер и официанток в столовой, тесно объединяет и сплачивает любовь к своему полку: гордость за него, любовь к его знамени. Раненые не хотят уходить из полка, не хотят уезжать на отдых. Летчик Никишев прислал письмо из госпиталя, из далекой Сибири, – письмо полно заботы о товарищах и тоски по своему полку. Рука раненого летчика пока еще не поднимается до горизонтального положения, но он считает, что здоров, и рвется в свой полк. Такова сила любви к родине, такова любовь пилотов к своему делу, к своему полку, к его боевому знамени.

Сейчас это знамя движется на запад. Дальше на запад залетают самолеты, все дальше на запад сбрасываются бомбы.

Юго-Западный фронт.
Подготовил Пётр Андриянов, источник текста: Советская авиация в Отечественной войне