ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
1.3.2021
Москва
вернуться к списку
Зрелость гнева
В фашистской неволе томилась родная деревня Алексея Ивановича Ижукина. Непокоренный и непобедимый советский народ не принял рабской жизни. Неустанно накапливал он силы в тылу врага. Созревал в нем великий гнев против поработителей.

Всю силу народного гнева и всю любовь к Родине принял в свое смелое сердце Алексей. 6 октября 1941 года он вступил в партизанский отряд. С этого дня начались героические труды и подвиги знаменитого подрывника, крушителя мостов и вражеских эшелонов.

Изобретательный ум Алексея Ивановича неустанно искал и находил новые приемы подрывной работы. Немецкой хитрости подрывник противопоставлял русскую смекалку.

До сентября 1942 года Алексей Ижукин уничтожил одиннадцати воинских эшелонов врага, семь железнодорожных мостов, несколько складов с боеприпасами, танк и танкетку, истребил экипаж подбитого партизанами немецкого самолета. Только при крушении взорванных товарищем Ижукиным поездов немцы потеряли несколько сот солдат и офицеров. При этом было уничтожено огромное количество военной техники, вооружения и боеприпасов врага, паровозов и вагонов. на длительный срок были парализованы железные дороги противника.

Алексей Иванович подготовил много смелых и инициативных партизан-подрывников. Отличный разведчик, он доставляет командованию ценные данные о противнике.

Он прост и скромен, этот замечательный человек, славный патриот Родины. Черные волосы с редкими искрами пробивающейся седины коротко пострижены. Пытливо и ясно смотрят его глаза. Среднего роста, он крепок и коренаст. Темный костюм гражданского покроя внешне не придает ему воинственного вида, и только висящий через плечо на ремешке наган указывает на его принадлежность к славной семье партизан.

...Мы лежим под могучим дубом, Алексей Иванович тихо и неторопливо рассказывает мне о своей жизни. По стволу дерева крадучись ползет рыжая белочка. Гибкое тельце вытянулось и прильнуло к замшелой коре, черные ушки насторожены, темный пушистый хвост вздрагивает от напряжения. Зверек с любопытством разглядывает нас, готовый вмиг сверкнуть молнией и скрыться в зарослях дубняка и кленовника... Хлопок в ладоши — и белка красной птицей взлетает на вершину дуба.

— Наверно, гнездо здесь. Тоже ведь детишки, семья у зверушки, — задумчиво произносит Алексей Иванович. — Много пропало наших детей, много семей погибло от гитлеровцев, — продолжает он разговор. — Моя мать, три сестры и младший брат не успели уйти от фашистских гадов... Их немцы повесили... Много мирных людей замучил враг... Но мы отплатим! Наша будет победа!

Я вижу энергичное лицо подрывника, слушаю его речь, полную уверенности в нашей конечной победе, и мне становится ясно, почему мы победим: народ, имеющий таких героев, не может не победить!

Над нами проносятся осенние свинцовые тучи. Под упругим дыханием ветра грозно шумит лес.

О чем он шумит? Не о славных ли ратных подвигах богатырей русских? Не о битвах ли советских людей с фашистским Змеем Горынычем?

Не о великих ли подвигах героев-партизан шумит лес?

Смерть немецким оккупантам!