Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
16.2.2019 — Россия
вернуться к списку
Новое в воздушной тактике немцев
Как известно, с наступлением зимних холодов на многих участках фронта активность фашистской авиации резко снизилась. Это было обусловлено тремя основными обстоятельствами. Во-первых, значительно потрепанные в осенних боях, а особенно во время второго наступления на Москву, немецкие авиачасти не могли работать в прежнем темпе. Командованию вражеской авиации нужно было восполнить огромные потери в самолетном парке и еще обновить штаты своих частей, пополнить их летным и техническим составом. А заменить ушедшие на переформирование авиачасти свежими, чтобы иметь прежнее боевое напряжение на фронте, фашисты не могли.

Во-вторых, здесь сыграла свою роль наша русская морозная зима, в условиях которой летная работа имеет ряд особенностей. Фашистские летчики, видимо, не рассчитывали воевать зимой, и поэтому не было достаточного количества подготовленных летных кадров. Немецкие авиационные инженеры и механики до войны с СССР не имели опыта предполетной подготовки и полевого ремонта самолетов и моторов при низких температурах. Некоторые самолеты, например, небезызвестный истребитель «Хейнкель-113», оказались совершенно неприспособленными к зимним полетам. Искусственные бензины и масла, обеспечивавшие работу моторов в мягком климате кристаллизовались при температуре в 20-25 градусов ниже нуля. К тому же полевые аэродромы быстро покрылись снегом, взлёты и посадки на колесных шасси стали невозможны, а средств для расчистки и укатки летных полей подготовлено не было. Все это, естественно, сковывало боевую деятельность немецких военно-воздушных сил.

Наконец, нужно учесть и третье обстоятельство, весьма важное. Терпя поражения на фронтах и отводя назад свои потрепанные дивизии, фашисты старались снасти технику. Они уводили в тыл танки, а вместе с ними и авиацию, чтобы заново переформировать части этих родов войск.

Это стремление, безусловно, играет не последнюю роль во всех оперативно-тактических приемах немцев зимой.

Однако было бы ошибочным считать, что фашистские воздушные силы с наступлением зимы вовсе потеряли свою боевую способность. Период временного затишья в декабре и первой половине января последние недели сменился некоторым усилением активности немецкой авиации. Уже с конца января стало появляться в воздухе все больше самолетов, случаи бомбардировок и обстрелов наших войск участились. Если, скажем, в первой половине января на Западном фронте бывало не больше 15-20 вылетов со стороны противника, то сейчас суточное напряжение его боевой деятельности достигает 100-150 вылетов.

Какова же теперь тактика действий немецкой авиации и чем она отличается от прошлого? Фашисты стремятся использовать свои авиационные части в первую очередь на тех направлениях и участках, где их наземным войскам грозит наибольшее поражение от наступающих частей Красной Армии. Тактика как будто осталась прежней. Однако размах действий и характер выбираемых целей мало напоминают то, что происходило па фронте в дни фашистского наступления.

Если раньше, сосредоточивая па главном направлении крупные воздушные силы, враг стремился к одновременному удару с воздуха по всей глубине расположения наших войск, бомбил глубокие коммуникации, производил разбойничьи налеты на населенные пункты, отстоящие на 200-250 километров от фронта, то теперь его действия ограничиваются преимущественно близкими к фронту целями. На большую глубину ходят только одиночные разведчики и то редко. Свою боевую авиацию немцы используют главным образом для воздействия на боевые порядки и ближние тылы наступающих частей и для ударов по нашим передовым аэродромам.

Сокращение глубины полетов объясняется самым характером зимнего базирования немецкой авиации, а также слабой подготовкой летного состава к зимним действиям. Отступающие немецкие соединения вынуждены держать приданные им авиачасти па постоянных глубинных аэродромах. Это, несомненно, ограничивает радиус действий, заставляет выбирать только более досягаемые цели. Неустойчивая зимняя погода, связанные с ней трудности самолетовождения и эксплуатации материальной части, — все это тоже вынуждает командование немецкой авиации быть весьма осторожным в размахе действий.

В этой связи принимаются некоторые меры организационного характера. Например, за последние дни немцы особенно охотно применяют многоцелевой самолет «МЕ-110». Он берет с собой большое количество горючего, имеет приличную бомбовую нагрузку и вооружение и поэтому более способен к разрешению текущих задач фашистской авиации, нежели другие типы самолетов. Экономя моторесурсы и не располагая большим самолетным парком, немцы все чаще используют эту машину, производя на ней за один вылет и бомбардировку наших войск и прикрытие с воздуха своих обороняющихся частей.

Следует отметить небезынтересную деталь. Пытаясь создать видимость массированных .действий с воздуха, немцы выпускают на определенную цель один и тот же самолет через некоторые промежутки времени. Это не раз было зарегистрировано на различных участках фронта. Действуя на поле боя, фашистские летчики вновь вернулись к излюбленной в первые дин войны «охоте» за отдельными бойцами, повозками, автомашинами, самолетами связи Такой «охотой» занимаются не только истребители, но и бомбардировщики «Ю-87», «Ю-88» и «Х-111».

Раньше немцы поднимали над линией фронта свои истребители главным образом для барражирования и перехвата наших бомбардировщиков. Сейчас, экономя свои авиационные средства, они применяют истребители в первую очередь для атаки наземных целей в дневное время. На линию фронта приходит группа в 4 или 6 самолетов типа «ME-109». Часть из них патрулирует, а остальные производят атаки. Затем, выйдя из атаки, нижняя пара самолетов поднимается вверх, занимая пост патруля, который в свою очередь начинает атаку. Так происходит в течение 30-35 минут. Если же в воздухе появляются паши самолеты, немцы немедленно бросаются наутёк, сразу переходя на бреющий полет.

Малые высоты весьма характерны для зимних боевых действий немецкой авиации. Несмотря на трудности ориентировки па бреющем полете, фашистские летчики предпочитают его все же полету в облаках или за облаками. Дело в том, что во втором случае поиск ближних и мелких целей требует более длительного пребывания над нашей территорией. Естественно, что и возможность быть сбитым истребителями или зенитной артиллерией возрастает Летая на средних высотах, немцы чаще всего прокладывают свои маршруты вдоль заметных линейных ориентиров — дорог, рек, телеграфных линий, чтобы не сбиться с пути.

Немало усилий прилагает фашистская авиация также и к воздействию на наши передовые аэродромы, имея основной целью сковать боевую деятельность наших воздушных сил, тесно взаимодействующих с наступающими наземными войсками. В этом виде боевой работы немцы как можно больше хитрят, стараясь застать наши авиачасти врасплох. В дневное время они посылают на выслеженный аэродром сравнительно большие группы бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Ночью на наши аэродромы нападают эшелонированные по времени одиночные самолеты, а иногда один самолет рыскает в определенном районе в поисках аэродрома, чтобы, напасть на него в момент посадки наших машин.

Излюбленные приемы фашистов — подача световых сигналов с воздуха, якобы с просьбой посадки, или пристраивание по кругу к приземляющемуся нашему самолету. Вот два типичных примера подобной хитрости врага.

На одном аэродроме приземлялись самолеты, возвратившиеся с задания. Когда часть из них села, в воздухе появился один «МЕ-110». Определив его появление по звуку моторов, стартовой наряд потушил посадочные огни и подал сигнал опасности Однако наш самолет, находившийся над аэродромом, видимо, не заметил тревоги. Летчик, идя по кругу, продолжал бортовыми огнями запрашивать разрешение на посадку. «МЕ-110» вплотную пристроился к нему, дал несколько очередей и сбил зазевавшегося летчика.

Там, где высока бдительность летного состава, подобные уловки фашистов никакого успеха не имеют. Над аэродромом, где происходили ночные полеты подразделения старшего лейтенанта Меняева, тоже появился немец и начал давать сигнальные ракеты. Цвет и порядок подачи ракет не соответствовали установленному на эту ночь паролю. Аэродром был немедленно затемнен, личный состав залег в укрытия. Немец все же бомбил площадку, но, как и следовало ожидать, безрезультатно. В эту же ночь другой самолет типа «Ю-88» пришел в район соседнего аэродрома и также «просил» посадки ракетами. Немцу осветили старт на ложной посадочной площадке. Все бомбы незадачливого фашистского экипажа пошли в чистое поле, а сам он был в это время подбит огнем зенитных пулеметов.

Действуя как днем, так и ночью, немцы пытаются создать впечатление высокой активности своей авиации. Она несколько возросла за последнее время, но для крупных воздушных операций у врага, очевидно, нет. достаточных сил и средств. Вся тактика фашистских летчиков сводится к ударам па небольшую глубину и преследует главную цель — задерживать наступление наших войск на тех участках фронта, где немцам грозит наибольшее поражение. Тщательная маскировка всех родов войск, активная противовоздушная оборона, удары по передовым и тыловым аэродромам противника — вот что помогает срывать нее эти усилия немцев и обеспечивать паши наступающие войска от воздействия с воздуха.

// Красная звезда № 48 (5112) от 27 февраля 1942 г.
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Милитера (Военная литература)
^