ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
5.4.2020
Москва
вернуться к списку
Риомский процесс
ЖЕНЕВА, 28 февраля (ТАСС). После недельного перерыва вчера состоялось очередное заседание риомского суда, посвященное допросу Даладье. Даже скупые и тенденциозные, сообщения Гавас–ОФИ, являющегося официальным агентством правительства Виши, показывают царящую на суде атмосферу произвола, грубого нарушения элементарных правил судопроизводства и зажима в отношении защитников и обвиняемых.

Суд без всякой мотивировки отклонил заявление Блюма, в котором оспаривается законность суда а также треоование Даладье о проведении дополнительного следствия. Когда второй защитник Блюма Шовель заявил, что пристрастная «пропаганда вводит общественное мнение в заблуждение о характере и ходе процесса», и когда он с фактами в руках доказал, что делают попытки помешать тому, чтобы страна получила правильное представление о процессе, председатель суда Кау в неслыханно грубом тоне оборвал Шовеля и предложил ему замолчать. Шовель, однако, продолжал говорить. Он заявил решительный протест против того направления, которое придается судебному следствию. В этом месте председатель суда вновь резко оборвал Шовеля и пригрозил ему, что, если он не замолчит, к нему будет применена сила.

После этого был продолжен допрос Даладье. Председатель суда напомнил основное содержание обвинения, пред'явленного Даладье. В ответ Даладье, ссылаясь на цифровые данные, опровергал пред'явленные ему обвинения. Даладье заявил, что опубликованные правительством Виши данные о военной подготовленности Франции являются грубым подлогом. Даладье отверг попытки об'яснить военное поражение Франции тем, что правительство, опирающееся на народный фронт, якобы препятствовало увеличению военных кредитов и расширению военного производства. Даладье привел данные и цифры, стремясь показать, что правительство ассигновало на военные нужды гораздо большие военные кредиты, чем требовали сами военные руководители. К началу войны Франция имела достаточное танковое вооружение. К 1 мая 1940 г. число танков составляло 4.000, а число танкеток – 6.200. Однако в ходе войны обнаружилось неумение, неспособность и нежелание военного командования использовать это вооружение. Бронетанковые части оказались разбросанными. Многие танковые части были применены в бою неправильно и преждевременно.