ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
4.4.2020
Москва
вернуться к списку
Риомский процесс
ЖЕНЕВА, 4 марта. (ТАСС). Вчера на заседании суда в Риоме продолжался допрос Даладье. Отвечая на обвинения в том, что проведенная им национализация предприятий военной промышленности привела к снижению производства вооружений, Даладье заявил, что закон о национализации крупных предприятий военной промышленности был утвержден почти единодушно парламентом. Это мероприятие дало хорошие результаты. Они были бы, однако, еще лучшими, заявляет Даладье, если бы промышленники, в частности Шнейдер, не саботировали различными замаскированными методами производство.

Даладье опроверг также обвинение в том, что по его вине не были целиком использованы отпущенные в 1938 году на военные нужды кредиты. Даладье заявил, что цифры, которыми оперирует обвинение, неправильны. Касаясь обвинения в том, что он утверждал для пуска в производство негодные образцы вооружения, Даладье привел факты, показавшие, что утверждением образцов вооружений занимался французский генеральный штаб.

На этом же заседания суд перешел к допросу Гамелена. Как сообщает агентство Гавас–ОФИ, этот допрос превратился фактически в монолог председателя суда, ибо Гамелен отказался отвечать на вопросы и сохранял молчание. На настойчивые требования председателя суда выступить Гамелен заявил, что он не может сделать этого «в связи с принятыми против него мерами».

Нью-Йорк, 4 марта. (ТАСС). Корреспондент агентства Ассошиэйтед пресс сообщает из Риома, что Даладье привел на суде ряд фактов, свидетельствующих о том, что французские промышленники, недовольные проведенной национализацией предприятий, умышленно срывали производство вооружений. Трест Шнейдер-Крезо отказался участвовать в созданной правительством организации национализированных военных заводов. Промышленник Бранд также отверг предложение правительства. План развития производства вооружений на основе привлечения ресурсов Северной Африки был принят только после того, как началась война, т.е. тогда, когда, по словам Даладье, было уже слишком поздно. Даладье обвинял трест Шнейдер-Крезо в том, что он мешал различным своим филиалам сотрудничать с национализированными сталелитейными заводами. Бранд после того, как национализировали его завод в Шатийоне, похитил чертежи заказанных этому заводу орудий, в результате чего производство орудий задержалось.

Стокгольм, 4 марта. (ТАСС). Официальная гитлеровская печать не скрывает своего раздражения по поводу того, что риомский процесс протекает не так, как он был намечен в Берлине. Главной задачей процесса, по замыслу его инспираторов, было доказать, что Франция повинна в войне. Между тем, сетует газета «Фелькишер беобахтер», эту задачу выполнить не удалось. Суд, заявляет раздраженно гитлеровская газета, «стремится замять и заставить забыть главное обвинение в том, что Франция об'явила войну Германии».

Газета «Мюнхенер нейесте нахрихтен» откровенно заявляет, что процесс имел бы значение и был бы полезен только в том случае, если бы он установил виновность Франции в войне. «Но, – сокрушается газета, – суд касается других вопросов, которые не имеют никакого значения. Создается впечатление, что французское правительство ничего не может возразить обвиняемым по поводу причин вступления Франции в войну и поэтому пред'являет им обвинение лишь в том, что они не сумели подготовить войну. Другими словами, – заявляет газета, – судья обвиняет подсудимых не в том, что они совершили преступление, а в том, что они не сумели его подготовить с необходимым умом для обеспечения успеха».

Лондон, 4 марта. (ТАСС). Агентство Рейтер сообщает, что, по полученным сведениям, начальник отдела печати германского министерства иностранных дел сделал заявление о риомском процессе, в котором выразил недовольство ходом суда. «Процесс в Риоме, – сказал он, – пошел бы по ложному пути, если бы не осветил основную проблему, а именно, почему Франция вступила в войну с Германией». В заявлении указывается, что «Германия не может допустить, чтобы из хода риомского процесса был сделан вывод, что Франция могла бы выиграть войну, если бы она лучше подготовилась». «Если бы, – цинично заявил гитлеровский чиновник, – суд пошел по такому пути, то процесс в Риоме не стоило бы начинать».

Выходящая в Лондоне газета «Франс» пишет, что риомский процесс пошел, вопреки воле его организаторов, в неугодном для Германии духе. «По плану Гитлера суд должен был изобразить дело так, что Франция ответственна за войну, однако дело приняло иной оборот. С самого начала процесса немецкие лицемерие и ложь разоблачены и с очевидностью показано, что преступниками являются прежде всего Гитлер, чей безумный империализм привел к войне, а также французские пораженцы, которые пытались выдать Гитлеру родину и которым это удалось. Попятно, что подобный процесс не по вкусу Берлину и что правители Виши уже получили строгое порицание. Но уже слишком поздно. Вопреки воле инициаторов процесса, он отражает сопротивление оккупантам, которое не перестает проявляться в стране. Ни Петэн, ни Дарлан, ни Бартелеми, ни Пюше и даже генерал Штюльпнагель, который приказал недавно расстрелять новых заложников, ничего не смогут изменить».

Подготовил Пётр Андриянов, источник текста: Милитера (Военная литература)