ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
21.4.2021
Москва
вернуться к списку
Как был взят вражеский укрепленный пункт
Красноармейцы недаром окрестили этот населенный пункт новым названием – «месиво». Здесь в бою уничтожено, буквально смешано с землей несколько сот немецких солдат и офицеров. Погиб от штыкового удара командир немецкого батальона, его ад'ютант взят в плен. До сих пор в развалинах изб торчат трупы немцев. Обычно в оставляемых пунктах немцы закапывают убитых в одном месте. Здесь – по меньшей мере десяток немецких кладбищ.

Этот узел взяли гвардейцы. Деревня расположена на высоте. Отсюда видны многие села, разбросанные по безлесной местности. Только с юго-запада к основанию возвышенности подступает небольшой лесок. С северо-востока деревню огибает железная дорога, по которой день и ночь курсирует немецкий бронепоезд.

Первыми начали наступление саперы. Ночью они замерили глубину снежного покрова и расчистили путь для наших танков. Все это – скрытно, незаметно.

Днем, когда немцы меньше всего ожидали атаки, наши танки под прикрытием артиллерийского огня стремительно пошли на сближение с противником. Немцы открыли ураганный огонь. По танкам били минометы, пушки. Вой снарядов и гул разрывов все время нарастал. На прицепах наши танки тащили не только сани с пехотой, но и пушки.

Артиллерийские расчеты ловко соскочили с танков и быстро заняли огневые позиции. Наши пушки, подтянутые к самой деревне, прикрывали теперь работу танков, а за танками в наступление шла пехота. Несколько раз танкисты бросались на укрепления, и все же немцев не удавалось выкурить. Теперь, после боя, это упорство врага понятно каждому, – стоит только посмотреть на характер укреплений. Большинство изб в деревне – каменные. Немцы внутри домов подняли полы, вырыли колодцы глубиной в полтора-два метра, сверху колодцев положили бревна в 3–4 ряда, засыпав их вырытой землей. Из такого дзота идет подкоп к стенам дома. В самой стене, внизу пробиты амбразуры. Таков характер почти всех укрепленных точек. Бой шел за каждую избу.

Танк лейтенанта Глазко ворвался в деревню и прикрыл несколько вражеских амбразур. То же сделали и другие наши танки. Защищенные танками, пехотинцы бросились в избы, и в дело пошли гранаты.

В разгар боя из леса выскочили четыре средних немецких танка. Их вовремя заметили советские танкисты. Два наших тяжелых танка встретили немецкие машины и в коротком бою уничтожили их.

Наступила уже ночь, но бой продолжался. Чтобы виднее было драться, немцы подожгли сараи. Пламя, взрывы, трассирующие пули, лязг танков, крики бойцов, – все слилось в одни рев.

Отважные пехотинцы влезали в избы и там в рукопашном бою решали успех схватки. Уже вся деревня была в наших руках. Только в ее центре, в большом здании держались немцы. Наши командиры поставили врагу ультиматум – сдаться, иначе здание будет взорвано. Тогда из подвала раздались женские и детские крики:

– Не взрывайте, мы сидим здесь в плену у немцев!

Уже на рассвете, когда бой затих, немцы решили выбраться из подвала через глухое окно, выходящее в сад. Они вылезали по одному, но далеко уйти им не удалось. Часть беглецов была перебита, часть – захвачена в плен.

Бой за село – один из интереснейших эпизодов на этом участке фронта. Не помог немцам и бронепоезд, вызванный на помощь. Наша тяжелая артиллерия, перенося огонь, отгоняла его все дальше от места боя.

Немцы, видимо, собирались долго сидеть в этом пункте. Только патронов они заготовили, а наши захватили 100 тысяч штук, снарядов 6 тысяч, мин 6 тысяч. Полностью уничтожен 1-й батальон 377-го пехотного полка 208-й немецкой стрелковой дивизии и второй батальон 406-го пехотного полка.

Утром следующего дня, подбросив свежие силы, враг предпринял четыре контратаки, пытаясь вернуть укрепленный пункт. Три атаки отбили наши легкие танки, в четвертой атаке немцам удалось подойти близко. Тогда со штыками выскочили паши пехотинцы. До рукопашной дело не дошло. Как только послышалось русское «ура», немцы повернули назад.

Западный фронт, 1 апреля. (От спец. корреспондента «Известий»)
Подготовил Пётр Андриянов, источник текста: Милитера (Военная литература)