ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
21.4.2021
Москва
вернуться к списку
Гитлеровские провокаторы заметают следы
«Покушение» на Папена было событием необычным, но вполне понятным. Гитлеровские провокаторы – организаторы поджога германского рейхстага – осуществляли провокации и посложнее, чем «покушение» на германского посла. Зачем им сейчас понадобился взрыв бомбы именно в Анкаре и наглая клевета о том, что бомба брошена «коммунистами» по наущению СССР или Англии, – догадаться нетрудно: гитлеровцам нужно создать обстановку для пред'явления Турции требований, идущих вразрез с интересами ее безопасности и нейтралитета, вразрез с интересами поддержания ею дружественных отношений с СССР и его союзниками.

Но судебное дело, начавшееся на-днях в Анкаре в связи с этим «покушением», является, пожалуй, событием более необычным, чем сама провокация со взрывом бомбы в Анкаре.

Необычно в этом процессе все.

Действительные организаторы «покушения» на скамью подсудимых не попали. Турецкие следственные органы, по-видимому, не пытались или не решались их разыскать, хотя ясно, что смелое и полное расследование анкарского «покушения» было бы весьма полезно с точки зрения интересов Турции и приветствовалось бы всеми друзьями ее независимости. На скамье подсудимых сидят два турецких гражданина югославского происхождения – явные проходимцы, которых прокурор упорно, но безуспешно пытается изобразить «коммунистами». Это – людишки, которые по «своему моральному облику и умственному уровню, видимо, мало отличаются от подбиравшихся гитлеровцами для своих судебных инсценировок авантюристов типа Ван дер Люббе. Россказни этих подсудимых о «большевиках с бомбами», о чемоданах с двойным дном – на уровне копеечных детективных романов. Представления обоих подсудимых, так же как и прокурора, о том, что такое коммунисты, – на уровне бредней какого-нибудь грязного гитлеровского листка. А юридическая весомость показаний этих обвиняемых определяется тем, что оба они ссылаются прежде всего на недоказуемые утверждения двух отсутствующих людей: одного убитого и одного сбежавшего. Поистине, необычный процесс.

Но уже не только необычным, а недопустимым является тот факт, что к этому процессу в качестве обвиняемых совершенно произвольно привлечены не имеющие ровно никакого отношения к данному делу советские граждане, сотрудники советских учреждений в Стамбуле – т.т. Павлов и Корнилов. Они не нуждаются в нашей защите. Они, как мы видим из помещенной сегодня телеграммы из Анкары, сами умеют себя защищать, разобрались в грязной подоплеке гитлеровской провокации, хранят достоинство советских граждан. Их непричастность к пресловутому «покушению» самоочевидна так же, как и лживость утверждений обоих турецких подсудимых о том, будто они поддерживали связь с этими советскими гражданами. Попытки турецких чиновников и судей, которые решили потакать гитлеровским провокаторам, свалить дело с больной головы на здоровую и подсунуть советским людям ответственность за гитлеровские козни в нейтральной Турции, провалятся неизбежно. Не помогут ни пристрастность анкарского суда, ни потуги прокурора, почему-то прикрывающего истинных виновников и одновременно с этим изобретающего мнимых виновников анкарского «покушения». Не поможет анкарским судьям и нарушение ими таких элементарных прав подсудимых советских граждан, как, например, права получить перевод на русский язык материалов предварительного и судебного следствия. Рано или поздно истинные виновники анкарской провокации, ныне пытающиеся замести свои следы, будут разоблачены и предстанут перед судом турецкой общественности.

Но уже теперь турецкая общественность, естественно, задает себе такие вопресы:

Кому мог быть выгоден взрыв бомбы в Анкаре? Если, как утверждает обвиняемый Абдурахман, целью покушения было развязывание войны между Германией и Турцией, то кто же, кроме самих гитлеровцев, мог быть заинтересован в этом «покушении»? Каким образом два честных советских гражданина могли иметь какое бы то ни было касательство к провокации, затеянной для того, чтобы, в разрез с интересами их советской родины, облегчать немцам задачу втягивания Турции в войну? Допустимы ли, с точки зрения самой Турции, попытки тех или иных турецких кругов откупаться за счет интересов СССР и его граждан от шантажа, интриг и угроз гитлеровской Германии? И не даст ли все это результатов, прямо противоположных тем, на которые рассчитывают люди, желающие этим путем «умиротворить» гитлеровских провокаторов?

Мы не сомневаемся в том, что турецкая общественность без труда правильные ответы на эти вопросы.