Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
18.11.2018 — Россия
вернуться к списку
Весна в воздухе
С приходом весны деятельность немецко-фашистской авиации заметно оживилась. Пытаясь сдержать наступление Красной Армии, фашисты местами переходят в контратаки, вводят в бой танки и спешат также активизировать свой воздушный флот. Еще не везде сошел снег и не просохли аэродромы, а «весенние резервы» германской авиации, напрягаясь изо всех сил, пытаются летать с наспех сделанных взлетных полос.

Особую активность проявляют воздушные силы немцев в районе Старой Руссы, где нашими войсками окружена 16-я немецкая армия. Ожесточенные бои в воздухе происходят на Западном, Калининском, Юго-западном и других участках фронта.

Тактика в воздухе определяется положением на земле, общей оперативной обстановкой. Фашистская авиация смешанными группами бомбардировщиков и истребителей пытается действовать преимущественно по боевым порядкам наших войск и ближним тылам. Сосредоточение основных усилий фашистского воздушного флота на поле боя — это попытка облегчить положение своих обороняющихся войск, отнюдь не характеризующая наступательных действий немецкой авиации.

Время от времени немецкое командование, видимо, больше для создания морального эффекта, чем с осмысленными оперативными целями, предпринимает более глубокие удары с воздуха по нашим тылам и коммуникациям. Но эти удары, как правило, не приносят желаемого для фашистов результата. Воздушные нападения на Ленинград, Севастополь, Мурманск и другие города и крупные населенные пункты обычно завершаются тем, что большие группы немецких самолетов рассеиваются нашими истребителями и зенитной артиллерией еще на подступах к цели и, неся значительные потери, поворачивают вспять.

Как и зимой, преимущество в воздухе остается в наших руках. Об этом свидетельствуют хотя бы итоги последних боев.

С 22 марта по 18 апреля нашей авиацией, зенитной артиллерией, огнем стрелков и пулеметчиков уничтожен 891 фашистский бомбардировщик, истребитель и транспортный самолет. В то же время мы потеряли 239 машин.

Весна открывает известный оперативный простор для действии авиации. Как только подсохнет почва, будет возможен широкий аэродромный маневр. Масштабы воздушных боев, несомненно, возрастут. Можно ожидать, что немецко-фашистское командование попытается увеличить размах боевой деятельности своего воздушного флота, организует ряд глубоких воздушных операций. Но что бы ни делали фашисты, как бы они ни напрягались, — то, что было в прошлом году, не может повториться. Соотношение сил в воздухе теперь совершенно иное, чем это было летом прошлого года, когда фашисты вероломно напали на нашу страну.

Гитлеровская авиация понесла за время войны огромный урон в кадрах. По самым скромным подсчетам у врага выбиты десятки тысяч пилотов и штурманов, в том числе множество различного рода «асов». На их место пришли скороспелые летчики, кое-как выпеченные немецкими летными школами. Но воздушный боец — не пехотинец. Если пехотные дивизии немцев, формируемые теперь главным образом за счет необученных резервистов, стариков и подростков, еще будут палить из автоматов и пулеметов, то с эрзац-летчиками много не навоюешь. Неизмеримо снизилось моральное состояние кадров фашистской авиация. Наши удары сбили спесь с летчиков Гитлера, ослабели их веру в победу.

Самолетный парк фашистской авиации потерял огромное количество машин. Фашисты грозятся, что их авиационная промышленность готовит-де новые типы «Юнкерсов», «Хейнкелей», «Мессершмиттов». Но в действительности производственная мощность авиационных заводов Германии не дает возможности массового выпуска новых образцов самолета. Германская авиапромышленность едва-едва справляется лишь с тем, чтобы залатать прорехи в существующем самолетном парке и модернизировать в известной степени уже имеющиеся самолеты. Дело, однако, не только в промышленности. Перевооружение авиации, да еще в ходе войны, требует отличных летных кадров, способных быстро, буквально на ходу, пересесть с одного типа на другой, мастерски освоить новую материальную часть и умело применить ее в бою. Но немцы не располагают теперь нужным количеством таких кадров. Большая часть их уже истреблена.

Иначе встречают весну наши военно-воздушные силы. За время войны самолетный парк нашей истребительной авиации обогатился такими грозными и мощными машинами, как прославленные в боях МИГ’и, ЯК’и, ЛАГГ’и. Они выпущены гораздо позднее, чем германские «Мессершмитты» и «Хейнкели», в их конструкции более полно учтен опыт современной войны. Наша штурмовая авиация вооружена теперь знаменитыми ИЛ’ами, мощные и стремительные удары которых наносят врагу огромный урон, сеют панику и страх среди фашистов. Наша бомбардировочная авиация располагает теперь такими превосходными самолетами, как «ПЕ-2» и «ПЕ-3». Мы имеем много частей, вооруженных дальними бомбардировщиками.

Кадры нашей авиации как по своей выучке, так и по своему моральному состоянию, своей отваге превосходят фашистских летчиков и штурманов. В то время, как людские резервы немцев истощены, мы располагаем огромными резервами. Наш воздушный флот, неся меньшие, чем немецкий, потери, все время растет. Готовя новые самолеты, мы неустанно готовим для них полноценные экипажи. Они вместе с сохранившимися и возмужавшими в боях летными кадрами будут умело и доблестно, со всей страстью советских патриотов, сражаться с неприятелем в воздухе, бить немцев.

Таким образом, нынешней весной соотношение сил в воздухе совершенно иное, чем это было в первый период войны. Немцы потеряли преимущество внезапности, у них теперь хуже и с кадрами, и с материальной частью. В то же время наши силы возросли. Обстановка, следовательно, складывается более выгодно для нас, чем для немецко-фашистской авиации.

Но враг еще не разбит, и тем более не добит. Немцы еще не раз и не два попытаются вернуть утраченное преимущество в воздухе. Предстоят упорные воздушные сражения. Нам придется не раз еще отражать атаки и массовый нападения авиации на наши объекты и города. Надо помнить об этом и быть готовыми к этому.

Инициатива в наземных боях — за нашими общевойсковыми соединениями. Это значительно облегчает нашей авиации сохранение инициативы в воздухе. Излюбленный немцами массированные удары авиации, психически еще и действовавшие подчас на некоторых в начале войны, сейчас уже не могут дать прежнего эффекта. Наши воины понимают, что отдельный успех немецкой авиации, достигнутый нападением большого количества самолетов на какой-нибудь пункт, отнюдь не означает ее превосходства в воздухе. Сила воздушного флота определяется силой его воздействия в совершенно иных, оперативных масштабах. У нас есть теперь все, чтобы победить в борьбе за превосходство в воздухе. В ходе боев Красная Армия нашла мощные, губительные для врага средства борьбы с его авиацией, и задача состоят теперь в том, чтобы применить их в полную силу.

Мы обладаем сильной истребительной авиацией. Смертельной грозой для немецко-фашистских захватчиков стали наши комбинированные удары с воздуха по их аэродромам. Огонь наших зенитных батарей преграждает путь врагу и опустошает его ряды. Искусство маскировки, которому научил наши войска опыт боев, не только защищает от воздушного нападения, но, и, вводя в заблуждение врага, помогает бить его.

Кроме всего этого, в ходе боев родилось новое средство борьбы с неприятельской авиацией. Огонь пехотного оружия против фашистских самолетов, удачно примененный на многих фронтах, показал, что бойцу или группе стрелков, вооруженных винтовками, не страшен воздушный враг, что они могут успешно сражаться с ним. Хладнокровно ведя прицельный огонь по вражеским машинам, наши стрелки и пулеметчики изо дня в день увеличивают счет сбитых фашистских самолетов, затрудняют действия немецкой авиации, гонят ее на большие высоты, снижают меткость ее бомбометания.

Наши возможности борьбы с немецкой авиацией — огромны. Мы научились вовремя разгадывать оперативные и тактические замыслы воздушного противника.

Мы должны срывать их в самом зародыше, не давая фашистам никакой инициативы в воздухе. Организаторские способности командного состава авиации должны быть направлены прежде всего на то, чтобы не дать врагу застичь нас врасплох. В любой воздушной операции, любом воздушном бою, надо стремиться обеспечить за собой не только качественное, но и численное превосходство над противником. Тогда он понесет наибольшие потери, скорее будет смят и уничтожен.

Весна наступила. Бои разгораются с новой силой. Озверелый враг попытается «новь бомбить наши войска, города и мирное население. Но налеты фашистских бомбардировщиков и истребителей должны разбиться и разобьются о гранитную стойкость наших бойцов и командиров, умудренных опытом и вооруженных мощным средствами борьбы с фашистской авиацией, начиная от винтовки и кончая пулеметно-пушечным огнем скоростного советского истребителя.

Летчики-истребители, экипажи штурмовиков и бомбардировщиков, зенитчики, пулеметчики и стрелки! Хладнокровно встречайте воздушного врага, действуя умело и сноровисто, ведите по нему меткий прицельный огонь. Уничтожайте вражеские самолеты, истребляйте фашистских пилотов и штурманов! Крепко держите инициативу в своих руках. Превосходство в воздухе должно быть за нами!

// Красная звезда № 95 (5159) от 23 апреля 1942 г.
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^