ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
7.2.2023
Москва
к списку
Бомбардировщики летят на запад
Ночью мы слышим в воздухе гул: это летят на запад наши самолеты. Они проносятся низко и сами мерцают на звездном небе, как звездочки. Лишь только самолеты достигают вражеских позиций, немцы прекращают огонь. Они боятся выдать свое расположение.

Н-ская часть легких ночных бомбардировщиков сформировалась недавно, и летчики ее воюют недолго, но в короткий срок они стали грозой для противника. Они научились выжимать из машины даже больше того, что было положено ей «по штату».

Наши пехотинцы по вечерам нетерпеливо ожидают прибытия «звездочек». На-днях несколько бойцов Н-ской части следили за фрицами, словно за подопытными животными, как они ведут себя во время ночного налета. Еще засветло они приметили на поляне две немецких пушчонки. Когда зашумели в небе ночные бомбардировщики, прислуга разбежалась, бросив орудия. Бойцы тотчас же кинулись на полянку и из-под самого носа у фрицев, совершенно потерявшихся от страха, утащили пушки на свою сторону.

На участке железной дороги, откуда наши части отогнали немцев, мы насчитали в полотне 23 воронки от бомб. Всего бомбардировщики сбросили 26 бомб. Три из них легли метрах в 15–20 вправо от полотна, где также прятались немцы. Больше они уже не поднимались.

К ночникам приехал на день подполковник, ходивший со своей частью по тылам врага. Пилоты слушали его с величайшим вниманием. Подполковник поблагодарил летчиков, которые несколько раз выручали его, сбрасывая продовольствие.

– А впечатление, действительно, такое, что машина останавливается перед тем, как сбросить груз, – рассказывал подполковник. – Особенно нам понравилась работа одного летчика. Мы стояли на сухом островке посреди болота, и он, должно быть, жалея нас, все нацеливался, как сбросить груз к нашим ногам.

Друзья стали толкать в бок лейтенанта Малашека.

– Ну, допустим, что это я летел, – оказал Малашек, краснея.

Подполковник его крепко обнял.

– Вот друг, так друг! Не заставил лезть в болото и грязью не обдал. Только об одном условимся, – сказал он в шутку, – добычи у нас не отбивать.

– А разве случалось что-нибудь подобное? – насторожились летчики.

– Однажды мы с вами не поделили колонну фрицев. Мы ее ночью подстерегали из засады, а вы на нее налетели сверху. Мы легли за деревьями и смотрим, что будет. Вдруг – бац-бац! Бомбы рвутся шагах в двадцати. Мы подальше в лес. А когда все утихло, вернулись к дороге, видим: несколько автомашин вверх колесами, две разбитых танкетки, по дороге и в канавах множество немецких трупов. Сняли документы. Оказалось, что ночью на фронт шел 3-й батальон 2-го полка 11-й пехотной дивизии.

– Эти? – спросил командир авичасти, протягивая лист протокола.

То были показания пленных солдат батальона. Протокол прислали летчикам из наземных частей. «Советская авиация, – в один голос заявляли пленные, – точно сбрасывала бомбы и косила из пулеметов нашу колонну. Весь батальон разбежался. Немногих удалось собрать офицерам после этого ночного налета советских бомбардировщиков».

Действующая армия