Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
19.6.2019 — Россия
вернуться к списку
То, что видно с наблюдательной вышки
Уже далеко позади командный пункт дивизии и землянки штаба полка. Завал из бревен на железнодорожном полотне. Часовой предлагает свернуть влево. Дальше по насыпи итти нельзя, отсюда все видно противнику, и, как только здесь появляются люди, он открывает огонь.

Итти надо в сторону, по воде и болоту, мимо землянок стрелковой роты, и вот мы – у цели. Отсюда до вражеского переднего края менее 400 метров. Но как много здесь бойцов с артиллерийскими петлицами.

Старший лейтенант Чпгринов поясняет:

– Артиллеристов принято видеть где-то далеко, от передней линии, на огневых позициях у батарей. Но там, позади, бывает только часть артиллеристов; другая находится, наоборот, впереди пехоты. Это – разведчики-наблюдатели.

Наблюдатели – глаза и уши своих батарей: указывают им цель, проверяют результаты орудийных ударов, движутся всегда вместе с первой линией пехоты и днем и. ночью непрестанно следят за противни ком.

Надо взобраться на вершину высокой сосны но дощечкам, приколоченным к стволу, и выползти на хитроумно замаскированную площадку. Тут можно только лежать, прижавшись к доске и не поднимая головы. Враг все время щупает наблюдательные пункты; То и дело лопаются вокруг разрывные пули. Почти не прекращается минометный обстрел.

Вести здесь наблюдение нелегко. Если отсюда, с этой вышки, запрятанной в хвойных иглах, посмотреть в самую сильную стереотрубу, вначале ничего подозрительного не заметишь. Знакомая картина. Деревянные крестовины, окутанные колючей проволокой, одиноко торчащие печные трубы, развалины зданий, взорванный мост, разрушенное железнодорожное полотно, а вблизи зеленеющее поле или покрытое кустарником болото. Между тем именно здесь, в этом обычном фронтовом ландшафте, заключена целая система вражеских укреплений.

Для того, чтобы обнажитъ эту систему, расшифровать ее отдельные звенья, нужны и диковинное упорство, и тонкий глаз, и специфическое чутье, нужна недюжинная сообразительность. И в каждом новом открытии артиллерийского наблюдателя виден поистине творческий процесс, блеск разума, интуиции.

Один из виртуозов этого дела – разведчик Девбилов рассказывает:

– Был недавно такой случай. Просматривал я проселочную дорогу вдоль вражеского рубежа, несколько раз глядел на нее – и ничего! Но потом обратил внимание на какой-то бугорок. Много их было, по этот показался мне странным. Начал внимательно приглядываться, но ничего особенного не приметил и хотел было уже оставить его в покое. Да, поверьте, что-то внутри подсказывало – нет, тут нечисто! И как же я обрадовался, когда вдруг заметил выползающую из бугорка тоненькую черную змейку. Это был провод. Куда он шел, установить было невозможно, но именно в этом месте он чуть-чуть показывался из земли. Значит, телефон, связь. Теперь уж не отрываюсь от трубы. И вот вижу, вблизи этого бугра, нивесть откуда, взлетает горстка грязи и хлоп на дорогу, потом еще одна горстка и еще! Так продолжалось всего несколько минут, но мне было вполне достаточно и того, что я видел. Не хотелось фрицам по болоту ходить, вот они и очищали траншею, что ведет к блиндажу, – небось загрязнилась! Сами носа наружу не показывают, а нечисть лопатами или касками вверх выбрасывают. Ладно, думаю, придется все-таки вылезти, недолго с вами в прятки играть будут. Немного выстрелов дали по этому бугорку батарейцы, а два раза попали прямо! И что только не вылетело оттуда: и фрицы вверх тормашками, и кирпичи, и бревна, и дула пулеметные, и печурка железная.

Девбилов продолжает:

– Немцы – мастера маскироваться, но от нашего глаза уйти трудно. Было на-днях такое. Смотрю на зеленую лужайку – травка молодая, свежая и птицы по траве ходят. Вот одна поднялась и улетела, потом вторая. И в другой раз я на эту лужайку мимоходом взглянул, и в третий, и попрежнему на ней птицы и больше ничего. Оказывается, все же не напрасно я туда глядел. Однажды птицы эти целой стаей с лужайки как вспорхнут и прочь! Значит, спугнули, подумал я, а кто – не видать. Еще понаблюдал и опять увидел: то по одной садятся и взлетают, а то вдруг все до единой, да быстро как, сорвутся и вверх. И на этот раз стало ясно – под землей блиндаж, а наверху крышка, дерном покрытая. Крепко ударили и тут наши огневики. И отсюда полетели и винтовки, и шпалы, и фрицы. Так лужайка и стала для них могилой.

Наверх взбирается другой наблюдатель – С. Шевченко, тоже в своем деле мастер. Каким-то шестым чувством угадывает он, куда зарылся враг.

– Вот перед нами небольшой лесок, – начинает Шевченко. – Лиственные деревья. Ни сосны большой, ни ели вблизи, а между тем на опушке торчали хвойные деревца. Расположены они были как будто вполне естественно, но откуда они здесь, среди осин? Местечко было взято на учет. И как-раз в этот день с опушки прозвучала очередь. Пришлось пощупать это место снарядами. Оказалась крупная огневая точка противника. Вместе со всей живой силой она и была уничтожена.

Затем Шевченко продолжает:

– Теперь смотрите, это у нас новинка! Вот торчат в районе немецкой линии две высоких печных трубы. Это все, что осталось от сгоревшего жилого дома. Сожгли бандиты! И стоят эти трубы одиноко среди развалин, никто к ним не ходит, и мы раньше не наблюдали за ними. А вот разведчик Лазарев сказал, что ему здесь дело кажется неладным, и вчера мы увидели среди развалин еле приметную тропинку. Вон она! И грязь там чуть-чуть присохла. Значит, кто-то ходит, но зачем?! Смотрим внимательно дальше, и вот сегодня утром обнаруживаем, что в одной трубе наверху кирпич вынут и отверстие зияет. Еще раз взглянули в это место – дуло автомата! Смотрите! И в соседней трубе, наверное, та же история. Но теперь их дело кончено. Ждем разрешения майора.

И Шевченко многозначительно улыбнулся. Полчаса спустя телефонист с батареи резко крикнул:

– Выстрел! – и одновременно послышался грохот. Тут же полетели и второй снаряд, и третий.

Шевченко волновался. А вдруг все эти построения ложны? Но в эти мгновения уже простым глазом можно было увидеть, как среди взлетевших вверх кирпичей мотался, широко разбросав руки и ноги, немецкий автоматчик.

Теперь Шевченко, как мастер, вызвавший восхищение своим трудом, торжествовал, и вместе с ним радовались его разведчики.

А майор с командного пункта горячо поздравил их с новой удачей.

Действующая Армия
// Известия № от июня 1942 г.
^