С 1 мая 2018 года сайт «ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945» начал работу. Отчётный срок — 1 мая 2020 года. Что будет — см. тут. А Именно сейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами или трудом.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
14.8.2018 — Россия
вернуться к списку
Поражение 211-й пехотной дивизии противника
Среди разбитых на Орловском направлении немецких дивизий 211-я пехотная принадлежит к числу тех, которые потерпели тяжёлые поражения. За время последних боев от неё почти ничего не осталось.

Эта дивизия формировалась в Кёльне и вела бои в Бельгии, Голландии и Франции, а затем несла службу береговой охраны в районе Бреста (Франция). В связи с огромными потерями, которые несли немцы в боях с Красной Армией, 211-я дивизия вместе с десятками других была переброшена на восток. В январе 1942 года она уже действовала в районе Сухиничи.

До начала нашего июльского наступления 211-я дивизия много раз пополнялась, особенно после февральско-мартовских боёв, когда под ударами наших частей она потеряла около 5000 солдат и офицеров. К нынешнему сражению дивизия снова была доведена до полного штатного состава. В нее входили: 306-й, 317-й и 365-й полки. Кроме того, дивизия имела артиллерийский полк, саперный батальон, противотанковый дивизион и другие специальные подразделения.

Эту дивизию немецкое командование считало особенно стойкой, умеющей создать прочную оборону и вести упорные бои за свой рубеж. Такой славой пользовался и командир дивизии генерал-лейтенант Мюллер, уделявший между прочим большое внимание разведке боем. Видимо, только этот вид разведки он находил наиболее приемлемым. Во всяком случае, частые попытки разведывательных отрядов этой дивизии проникнуть на наши позиции свидетельствовали о нервозности ее командира. Быть может, он догадывался о готовящемся ударе. Однако он не узнал, когда наше командование предпримет этот удар, ибо был введен в заблуждение.

Впрочем, какой стойкой ни считалась у немцев 211-я дивизия, чувство нависающей угрозы испытывал и офицерский и рядовой её состав. В этом смысле характерно показание попавшего в плен 11 июля старшего ефрейтора восьмой роты 306-го полка Курта Заундери. Он показал следующее: «В июне нашу роту предупреждали о готовящемся наступлении русских, но тогда оно не состоялось. Я слышал, как командир второго взвода старший фельдфебель Мауль спрашивал командира первого взвода Еке, знает ли он о том, что русские будут наступать. Еке ответил, что это болтовня, так как подобные предсказания в июне не сбылись. У офицеров полка, сказал далее Еке, просто большая боязнь русских. Офицеры дрожат при каждом звуке, доносящемся со стороны русских. Отсюда и столь частые рассуждения». Это показание, как и другие, подтверждает одно обстоятельство: немцы хотя и путались в догадках о наших намерениях, но были бдительны, что, естественно, требовало от наступающих ещё большего искусства.

Нашим войскам пришлось иметь дело с противником, который создал сильные укрепления и подготовился к отражению удара. Самый прочный узел сопротивления, располагавшийся на командной высоте, находился на участке обороны 306-го полка 211-й дивизии. Весь полк занимал здесь первую линию обороны, а учебный батальон и подвижный отряд занимали вторую линию. Таким образом, противник держал войска на подготовленных позициях в глубине. Наш главный удар был нанесен как раз на этом участке, в стыке между 211-й и 293-й дивизиями противника, с расчетом оторвать их друг от друга и пробить брешь в обороне.

11 июля батальон N части вместе с батальонами соседних частей предпринял разведку боем, производившуюся по всем правилам наступления. Сначала вела огонь артиллерия, потом, прижимаясь к разрывам, пошел в атаку батальон, который ворвался в переднюю траншею на участке 306-го полка. Противник посчитал это за генеральную атаку и ввёл в действие всю систему огня. Кроме того, он предпринял семь контратак, чтобы выбить наш батальон из траншеи. Контратаки были безуспешны, и неприятельский полк потерял около 300 человек убитыми, ранеными и пленными.

Однако это была лишь разведка боем, сбившая с толку немецкое командование. Настоящее наступление началось позже. В этом и заключалась внезапность удара, приведшего к быстрому поражению 211-й и разгрому 293-й немецких дивизий. Атаке пехоты и танков предшествовала мощная артиллерийская подготовка, которая в сравнительно короткий срок (два с лишним часа) совершенно парализовала всю огневую систему немецкой дивизии, а особенно 306-го полка, т. е. основного узла первой линии обороны на направлении главного удара. Когда на позиции этого полка ринулись наши танки и пехота, они лишь в глубине встретили сопротивление отдельных оживших огневых точек. Последние были быстро добиты, и к исходу дня N часть вместе с другими прорвалась на глубину до 10 километров.

Таким образом, 211-я дивизия была оторвана от 293-й. Чтобы затянуть брешь, немцы бросили части 5-й танковой дивизии. Однако уже было поздно. Новые немецкие части были разбиты с помощью авиации и подтянутой в глубину обороны артиллерии. Вместе с тем продолжалось развитие успеха и осуществление плана разгрома по частям 211-й и 293-й немецких дивизий. Наши войска стали распространяться в стороны флангов и заходить в тыл обеим дивизиям. С фронта, на участках 365-го и 317-го полков 211-й дивизии, нажим был слабее. Зато эти полки оказались под угрозой окружения благодаря обходному манёвру наших частей в глубине неприятельской обороны.

Эта операция явилась характерным примером умелого разобщения вражеских частей после прорыва обороны с целью окружения и разгрома, каждой в отдельности. Советская тактика маневрирования проявилась здесь в полной мере. Наступая, наши части повернули на юго-запад, прижимая немецкие полки к реке и нанося удары по их опорным пунктам с тыла, т. е. в северном направлении. К этому времени, как сейчас вполне достоверно установлено, 211-я дивизия потеряла уже 5000 человек, лишившись 205 пулеметов, 55 орудий и 50 минометов. Значительную часть орудий противник стягивал к переправам, куда стремились выйти и остатки живой силы дивизии. Однако наши части не давали врагу оторваться, отсекая один его опорный пункт за другим.

Немцы бросили из-за реки ещё один полк, чтобы выручить потрепанную 211-ю дивизию, но этот полк постигла та же участь, что и части 5-й танковой дивизии. Он также был разбит и не остановил нашего натиска. Поражение 211-й дивизии завершилось в лесу на пути к переправам. Здесь в числе 4000 немцев из различных частей был разгромлен последний боеспособный отряд этой дивизии, насчитывавший немногим более 600 человек. Тут же дивизия потеряла и остатки своей техники.

В лесу разгорелся ожесточенный бой, в ходе которого бойцы командиров Шафранова и Щербины врукопашную уничтожали врага. Кончилось тем, что из разрозненных групп 211-й дивизии, сумевших поодиночке убежать за реку, едва собрался один батальон. Уцелело у неё лишь 25 пулеметов, несколько орудий и минометов. Это было всё, что осталось от дивизии генерал-лейтенанта Мюллера, на которую немецкое командование возлагало большие надежды как на лучшую дивизию. Сводный батальон был подчинен командиру 183-й пехотной дивизии и выведен в резерв.

ОРЛОВСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ.
// Красная звезда № 179 (5550) от 31 июля 1943 г.
Подготовка текста: Анатолий Никифоров. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны
^