Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
16.12.2018 — Россия
вернуться к списку
На Западном Буге
1. В полосе прорыва
Оборонительная линия немцев, которую они из любви к рекламным ярлычкам назвали «восточным валом принца Евгения», в упорных боях была протаранена нашими войсками на всю тактическую глубину. В просторные, крепко обеспеченные с флангов, ворота прорыва хлынули конные и механизированные соединения.

Когда уже были пройдены, боевые порядки пехоты и саперы расчистили в минных полях проходы, наши танки растеклись по полевым и лесным дорогам, устремляясь к намеченному командованием пункту. В этот момент из-за росистых хлебов взошло жаркое солнце. Вместе с солнцем двинулись в великий путь борьбы советские танки. Много километров дорог,

много городов, поселков, деревень предстояло им пройти, много нужно было подавить немецких огневых точек, прежде чем достигнуть намеченного пункта.

Сплошные минные ноля тянутся вдоль дорог. Едем по узкому разминированному коридору. Пока это единственная дорога, но скоро их немало будет у танкистов.

Танки смело идут вперед, рвутся на простор. То и дело разыгрываются бои. Пыльная вьюга бушует под колесами и над машинами. Движемся в непроглядном тумане. Десантники с ног до головы покрыты седой порошей, только глаза блестят. Впереди опять минные поля. Короткая остановка, разведка. Сворачиваем, с дороги в рощу. Во ржи началась стрельба.

Оказывается, стреляют немецкие автоматчики. Проходим сквозь старые, дремучие леса. Великаны дубы и буки видали, наверно, казаков Богдана Хмельницкого, а теперь смотрят на советских танкистов.

Земля на многие километры потрясена могучим железным потоком. Тысячи закрепощенных советских людей, очевидно, прислушиваются в эти минуты к грозной поступи наших войск. Теперь скоро придет к ним свобода, вольная жизнь.

Небо над нами полно гула. На запад и обратно проносятся краснозвездные самолеты: пикирующие бомбардировщики, штурмовики, истребители. Над лесами, над полями ржи, над переправами через маленькие речушки вспыхивают скоротечные воздушные бои. Танки — под надежной крышей.

Старинный парк бывшей помещичьей усадьбы. В глубине белеют полуразваленные постройки фольварка, превращенного немцами в опорный пункт. За час или за два перед этим фольварк обработала наша дальнобойная артиллерия, пробивая дорогу танкам. Это последний пункт, до которого она сопровождала части, вошедшие в прорыв.

Танковый таран всё глубже вонзается в оборону врага. Разрезанные надвое немецкие войска обстреливают коридор прорыва, из минометов и орудий, а подчас даже из автоматов. Отбивая яростные контратаки, танкисты мчатся вперед. Они не оглядываются. Позади — наша славная пехота, еще и еще танки, артиллерийские орудия, авиация, позади тысячекратный запас советской силы, позади русское побоище.

Мотострелки ведут навстречу первых пленных немцев. Это саперы из мотодивизии противника, переброшенные сюда со специальной целью — минировать пути наших прорвавшихся танков. Еще колонна пленных — саперы другой дивизии.

Они тоже пытались минировать пути и тоже не успели. Наши штурмовики, а особенно истребители, расчищающие дорогу танкам, всё ниже и ниже летают над землей. Наших самолетов так много в небе, что они не только штурмуют крупные объекты, но еще «охотятся» за отдельными машинами и разрозненными группами немцев, разбегающихся по ржи.

Враг пытается остановить наш танковый таран огненным барьером подожженных деревень и хуторов, пушечными засадами.

Танки давят немецкие батареи и сквозь огонь мчатся на запад, всё ближе к заветным берегам Буга.

Призрак белорусской катастрофы бродит по холмам и долинам Украины над немецкими войсками. Великое и ясное видение Сталинградской, Касторненской, Курской, Ровенско-Луцкой и Белорусской побед, заря кремлевских салютов ведут вперед наши войска. Дороги налево, и направо покрыты разбитой техникой врага и свежими, еще не тронутыми разложением, трупами немцев.

Выскакиваем на танках к большой деревне, заросшей садами. Здесь немцы уже не имели ни времени, ни возможности предавать огню крестьянские хаты.

Крестьяне толпами стоят у плетней, машут нам руками и платками, улыбаются.

Они ждали Красную Армию, крепко верили в ее возвращение. Со всех сторон танкистам предлагают молоко, воду, черешню, вишню, пироги. Но некогда останавливаться. Пехотинцы пройдут по нашему следу, обнимут этих освобожденных братьев, побеседуют с ними.

На боковой дороге встречаем большой отряд пехоты с противотанковыми ружьями и пулеметами, тяжело нагруженный боеприпасами. Генерал Аникушкин с изумлением останавливает машину:

— Кто такие?

— Гвардейцы N части.

— Откуда же вы здесь взялись? Как вы успели сюда пробиться?

— Наперерез! Мы всё ножками, товарищ генерал, ножками, — улыбается запыленный с ног до головы, потный боец.

Генерал Аникушкин с радостной улыбкой оглядывается на пехотинцев, и долго вокруг его глаз не пропадают ласковые морщины.

Со стороны солнца показались двухмоторные тяжелые бомбардировщики. По характерному гулу и силуэтам узнаем, что это «Юнкерсы». Танки, рассредоточившись, уходят в лес, подминая под себя кустарник. По их следу устремляются самоходные орудия, бронетранспортеры с пушками на прицепе, штабные «Доджи» и «Виллисы». Немцы наугад бомбят лес. Выскакиваем на дорогу с другой стороны леса и по теневой его опушке мчимся дальше. Разведчики противника кружатся в небе в поисках танковой колонны и, наконец, нападают на ее след. «Юнкерсы» снова заходят на бомбежку, но танки опять скрываются в лесу.

Потом штаб генерала Аникушкина делает привал под соснами, чтобы связаться с частями, уточнить обстановку. Колонна «Студебеккеров» с понтонами догоняет нас. Офицер Зыкин, командир понтонного батальона, докладывает генералу, что прибыл тяжелый понтонный парк. Зыкин просит определить момент, когда и где потребуется наводить понтоны на Буге.

Ведут новую колонну пленных. Из допроса выясняется, что немецкие части, изрядно потрепанные в ожесточенных боях на «линии принца Евгения», сейчас пытаются оторваться от наступающих, чтобы занять промежуточный рубеж обороны на подступах к Бугу. Генерал Аникушкин сейчас же приказывает по радио своим командирам усилить натиск, не давать врагу, потерпевшему в первых боях поражение, собраться с силами.

Стемнело. Трогаемся дальше. Разноцветные трассирующие пули мелькают вдоль и поперек коридора прорыва. Из густой июльской мглы один за другим выступают курганы огня — горят деревни, близко и далеко, может быть, уже на Буге. Ночь полна гулом танков, и в свете пожара страшны лица танкистов. Берегись, немец, ты получишь сторицей за все муки украинского народа!

Полночь. По Москве, по всему Советскому Союзу¬ раздается бой часов Кремля. Страна засыпает, не зная еще, какой новый большой подарок готовит ей Красная Армия. Черные тучи заволокли небо. Пошел бесконечный мелкий дождь. Генералу Аникушкину принесли от командиров частей радиотелеграммы с донесениями, что их танки направились к промежуточному рубежу немцев, прикрывающему подступы к Бугу. Здесь у немцев подготовлена сильно укрепленная оборона, и они оказывают упорное сопротивление. Генерал приказывает атаковать опорные пункты, расположенные на пути наступления, и продвигаться вперед, не обращая внимания на отдельные очаги обороны.

Танки пошли в атаку. Генерал приказывает дать ему схему инженерных сооружений противника на Буге, молча изучает ее. Потом он долго, заложив руки за спину, крупными, быстрыми шагами ходит по хате, как будто никого не замечая.

Адъютант уже в десятый раз напоминает генералу об ужине. Аникушкин с улыбкой, преобразившей его усталое лицо, измученное бессонницей и напряжением, достает из баула завернутые в бумагу яблоки и угощает штабных офицеров этим подарком жены, присланным на фронт из Средней Азии.

После остановки движемся дальше. Опять нагоняем пехоту. Бойцы промокли, покрыты грязью с ног до головы, дождь хлещет им в спину. Больше ста километров прошли они с боями, а идут так, будто только что начали марш. Генерал Аникушкин сходит с машины, говорит несколько благодарственных слов своим друзьям-пехотинцам. Те улыбаются, и в их улыбках чувствуется всё то, чем живет наша Родина в эти победоносные дни.

Трогаются танки, трогается и пехота. Где-то мы еще встретимся с пехотинца? Конечно, на Буге и обязательно на Буге.

Перед рассветом танки нашего соединения подошли к главному опорному пункту немцев на промежуточном рубеже, прикрывающем подступы к Западному Бугу. Местечко на перекрестке семи дорог. С хода вонзаются туда танковые клинья. Начинается, жестокий бой за местечко.

— Здесь я начинал войну три года тому назад, — говорит генерал. — Как будто целое столетие прошло... Что ж, хорошо смеется тот, кто смеется последним. Слова генерала покрывает грохот пушек. Танки прорывались через местечко, и бой достиг высшего напряжения.

Вскоре мы проезжали по следам этого боя. На главной улице местечка вытянулся дивизион немецких тяжелых орудий с еще теплыми мощными тягачами. Разбитые автомашины в кюветах. Штабной автобус лежит на боку. Оперативные карты и шифровальные документы устилают мостовую. Всюду валяются пулеметы, снаряды, автоматы, винтовки, патроны. И опять трупы немцев в самых различных видах.

Вырываемся за местечко, на подступы к Бугу. Здесь тоже по лесам и во ржи часто встречаются засады, крупные группы немецких автоматчиков. Громя тех, которые пытаются преградить путь наступающим, и отдавая на «съедение» своей пехоте мелкие группы, танки рвутся к Бугу. Дождь перестал, но местность болотистая, грунтовые дороги, и без того топкие, окончательно испортились. Танковый поток устремился на единственное шоссе. Сюда, несмотря на хмурое небо, ринулась, и вражеская авиация. Генерал Аникушкин, вопреки сильному воздействию авиации, бросил свои танки, самоходные орудия, мотопехоту к берегу Буга, чтобы разрезать силы врага на восточном берегу, не дать им собраться в кулак. Нужно с хода форсировать Буг. Дерзость, так дерзость до конца!

Леса в Прибужье полны гулом танков, грохотом артиллерии. Густой дым стелется над полянами. Из-за туч пробиваются длинные косые лучи солнца. Наши войска всё дальше врубаются в прибужские леса.

На лесном перекрестке наперерез танкам выскочили с боковой дороги на взмыленных лошадях кавалеристы. Они прорвались сюда с другого направления, через леса и болота. И вот перед конниками и танкистами блеснула сквозь сосны заветная, долгожданная река. Танки рассредоточиваются на опушке леса, маскируются.

Десантники соскакивают на землю, через рожь и пшеницу бегут к Бугу, к его плоским, заросшим густыми травами берегам. Еще одна задача выполнена!

1-й УКРАИНСКИЙ ФРОНТ, 20 июля. (По телеграфу от наш. спец. корр.).
Подготовка текста: Ольга Федяева. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны
^