ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
6.7.2020
Москва
вернуться к списку
Выступление Рузвельта на пресс-конференции
ВАШИНГТОН, 6 июня. (ТАСС). Выступая на пресс-конференции, Рузвельт заявил, что вторжение развивается в соответствии с намеченным планом. До сегодняшнего полудня американские военно-морские силы потеряли 2 эсминца и одно десантное судно для переброски танков. Потери авиации составляют один процент.

Рузвельт указал, что планы вторжения, по-видимому, осуществляются удовлетворительно. Отвечая на вопросы, президент заявил, что на Тегеранской конференции была решена дата вторжения, которая вполне удовлетворила Сталина. Рузвельту было известно, что приблизительно вторжение должно произойти в конце мая или в первых числах июня. Точно дата была установлена только в последние несколько дней, так как это зависело от погоды в Ла-Манше. Рузвельт заявил, что, когда он выступал вчера по радио, он уже знал, что войска погружены на суда и пересекают Ла-Манш. Президент указал, что в 12 часов он получил сообщение от Эйзенхауэра, в котором указывалось, что американские военно-морские силы потеряли 2 эсминца и 1 десантное судно для переброски танков. Во время высадки десантов потери военно-воздушных сил составляли примерно 1 процент, т. е. авиация понесла сравнительно, незначительные потери. По словам Рузвельта, непрерывно поступает большое количество информации, которая публикуется в Лондоне настолько быстро, насколько это возможно. На вопрос по поводу решения, принятого на Тегеранской конференции относительно даты вторжения, Рузвельт заявил, что вопрос о сроках вторжения в значительной степени зависит от условий погоды на Ла-Манше. Необходимо было начать вторжение в период,, когда мелкие суда могут пересечь Ла-Манш, а такие условия погоды не создаются ранее конца мая. Президент указал, что вторжение было отложено всего лишь на один день по сравнению с установленной датой и причиной этого были неблагоприятные условия погоды. Корреспонденты, сказал Рузвельт, понимают, а в будущем еще яснее поймут причины, по которым второй фронт. не был открыт год назад, когда начали раздаваться требования об открытии второго фронта. Обстоятельства были настолько серьезными и сложными, что никто, за. исключением военных, не мог определить их заранее. Союзники открыли второй фронт настолько быстро, насколько это было возможно. Далее Рузвельт указал, что вопросы высшей военной стратегии и вопрос о втором фронте обсуждались уже в конце декабря 1941 года и после, этого обсуждались на каждой конференции. Необходимо было подождать, а затем открыть второй фронт как можно быстрее. Президент повторил, что переговоры о втором фронте начались еще в декабре 1941 года и продолжались в Тегеране и в Каире. На вопрос о том, не появилась ли в последние 6 месяцев возможность удвоить армию вторжения, Рузвельт заявил, что он не хотел бы делать такие категорические заявления, так как он не располагает точными цифрами, но союзники хорошо использовали это время. Появилась возможность подготовить значительно большее число дивизий и значительно большее число десантных судов. Рузвельт указал, что 6 месяцев назад не было достаточного количества десантных судов. На вопрос о том, когда стало очевидным, что необходимо будет отсрочить вторжение на один день, Рузвельт, шутя, ответил, что это было очевидно уже тогда, когда впервые обсуждалась дата вторжения, ибо только бог мог сказать, когда на Ла-Манше установится достаточно спокойная погода. На вопрос, за сколько времени до даты вторжения было принято решение об его отсрочке, Рузвельт заявил, что ему это неизвестно, но за весьма короткий срок, так как это зависело от последних метеосводок. Приблизительно за полчаса. Рузвельт отрицательно ответил на вопрос — было ли выбрано место вторжения на Тегеранской конференции, Президент подтвердил, что точная дата вторжения всегда может изменяться, так как это является вопросом стратегии. Определение дня и часа вторжения было предоставлено верховному командованию, и этот вопрос решил Эйзенхауэр. На вопрос о сообщении ДНБ, в, котором устье Соммы упоминалось, как место высадки десанта, и на вопросы о других слухах относительно мест высадки, Рузвельт заявил, что он не может это комментировать. По словам Рузвельта, вопросы представителей печати о местах высадки—в высшей степени неуместны. Когда один из корреспондентов спросил Рузвельта относительно слухов о том, что Красная Армия в ближайшие 48 часов нанесет мощные удары противнику, Рузвельт снова заявил, что такие вопросы не являются уместными. На вопрос по поводу слухов о том, что французские подпольные круги сотрудничают с вторгшимися войсками, Рузвельт указал, что такое сотрудничество еще не имеет места. Один из корреспондентов спросил Рузвельта о том, как отражается вторжение на положении на внутреннем фронте. Рузвельт ответил, что вся страна страшно взволнована.Такое волнение является вполне понятным, до президент выразил надежду, что люди не будут проявлять чрезмерную уверенность, так как это мешало бы. военным усилиям. Рузвельт подчеркнул, что война, еще не кончилась. Он указал, что нельзя просто высадиться на побережье и без всяких затруднений продолжать путь на Берлин. Страна должна понять это. Несколько ранее на конференции, отвечая на вызывающий вопрос о том, известна ли была Сталину приблизительная дата открытия второго фронта, когда из русских источников исходили требования об открытии второго фронта, Рузвельт заявил, что Сталин хорошо понимал всю, обстановку после конференции в Тегеране. По словам Рузвельта, проблема была понятна Сталину, и он, был вполне удовлетворен, когда. Тегеранская конференция приняла свое решение.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^