ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
6.7.2020
Москва
вернуться к списку
Франция в огне
14 июня 1940 года немцы вошли в Париж. Я был одним из редких свидетелей этого злодеяния — город был пуст. Я видел, как немцы шли по улицам оскверненного Парижа..

Магистр полицейского права, рыжий и веснушчатый, шагал мимо статуи «Марсельезы». Дева из камня, казалось, пела: «Свобода, свобода дорогая!..» А рыжий и веснушчатый орал: «Зиг гейл!». Во что верил этот крот? В фюрера, в расписание, в новый порядок, в подтяжки, в решетку, в «эйнцвай».

Пивовар из Швейдница оправлялся у памятника Дантону. Колбасник из Падерборна отрыгивал возле Степы коммунаров. Скотовод из Зюбингена гоготал перед статуей Бальзака. Они пришли в Париж Гюго с цитатами из Геббельса. Они пришли в Париж Делакруа с мордами боровов. Они пришли в Париж цветов и шуток с черепом на рукаве и с могильными червями в сердце.

Глядя на них, я пошл, до чего, они презренны. О, конечно, у них, было много танков. Оки могли расстрелять гения. Они могли оплевать Венеру Милосскую. Они могли сжечь все книги. Но не было у меня в ним ничего кроме презрения. Глядя на немцев, я готов был преклониться перед каждой парижской коптели, прославить баранов, воспеть свиней. Даже крысы чище этих, гадов. И они смели называть другие народы «недочеловеками»! Кто же они? Недоскоты.

Это было четыре года тому назад. У справедливости долгие сборы, и она тяжела на подъем. Но, выйдя в путь, справедливость не останавливается. Три года Красная Армия, крошила, давила, рвала бывших завоевателей. Авторы диссертаций о преимуществе германского навоза над человеческой мыслью давно зарыты — под Сталинградом, под Касторной, под Ржевом. Зарыты и блондинистые душегубы, и пустоглазые мясники, и расовые производители, и дегустаторы человечины. Если знамя вольности бьется на берегу Нормандии, то это потому, что три года, летом и зимой, днем и ночью Красная Армия уничтожала фашистов.

И вот для Парижа настали великие дни. Он весь в огне. 6 июня на его бульварах собирались толпы. Они пели «Марсельезу». Песня разгневанного народа вырывалась из-под земли, как гейзер. Она неслась над взволнованными старыми домами: «К оружию, граждане!» И в других городах Франции толпы пели «Марсельезу «— в Лионе, в Бордо, в Марселе.

Они не только поют про оружье: они подняли оружье, лети Франции. Швейцарские газеты сообщают, что Юра, Дофинэ, Савойя охвачены огнем. Взорваны пути к Базелю и в Женеве. Гренобль окружен повстанцами. Партизаны в Юре истребляя ют немцев и предателей.

Патриоты уничтожили пути в Испанию. Они вмешались в расчеты Рундштедта. Они перечеркнули график Роммеля. Идет бой у Тулузы, у Тарба, у Лиможа. Гроза над Францией, растет Париж зовет войска союзников: «Я здесь, на посту. Спешите! Я еще жив. И я схвачу моих тюремщиков за горло...»

По улицам Парижа еще шагают немцы. Скажем: последние. У них не будет ни сыновей, ни преемников. Они не уйдут из Парижа. Француженка показывает ребенку на, обер-лейтенанта: «Смотри...» Они шатают, еще живые удавленники, заведенные трупы. Предсмертный страх на их лицах и посмертная муть в их глазах. Это уже падаль истории. Они пришли в то черное лето. В это лето они не уйдут.

Мы читали о десантных кораблях, о разведчиках, о планерах. Я хочу сказать о другом: о том, как французы облегчили выездку союзников. Партизаны и франтиреры Нормандии взорвали электростанции, обслуживавшие оборонительные сооружения, перерезали дороги Париж — Шербур, Париж — Гранвиль, Шербур — Лизье, Сен-Ло — Кан. Французы не ждали у моря погоды, французы делали погоду.

Представитель временного правительства Французской республики сообщает из Байе:

«Вчера Байе праздновал свое освобождение. Из всех окрестных сёл пришли французы. К представителю временного правительства обращались тысячи патриотов с криками «Мобилизуйте нас». Этого требовали бывшие фронтовики, подростки, даже женщины. Мне задавали те же вопросы повсюду: «Когда нам дадут оружье? Когда нас включат в армию да Голля?». Многие жители Байе уже заняты выполнением ответственных и опасных заданий на передовой и по ту сторону фронта».

Вот Франция в июне 1944. Может быть, некоторые думали, что они найдут спящую красавицу, которую нужно разбудить поцелуем? Нет, перед ними женщина-воин, республика-солдат, Марианна Вальми и Вердена. Одного она хочет: оружья.

Орудия у Балтики отвечают орудиям Ла-Манша. Красная Армия не любит отдыхать, когда перед ней плененные девушки и оскорбленные города. Красная Армия идет на запад. Ее победы окрыляют наших союзников. Ее победы вдохновляют Францию. Париж, ты скоро расплатишься за тот июнь! Над трупами последних бошей взовьется знамя свободы.

Подготовил Ярослав Огнев, источник текста: Блог Ярослава Огнева
^