ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
18.1.2022
Москва
к списку
Дни наступления
Две недели, всё в том же темпе, с той же стремительностью, идет наступление наших войск. Это наступление можно без преувеличения назвать великим. В нем больше, чем когда бы то ни было, ощущается день победы, во имя которого наша армия дралась и под Москвой, и под Сталинградом, и под Орлом, и на Висле. Это наступление по силе натиска и гениальности замысла, по плодам и последствиям не имеет себе равных ни в мировой истории, ни в этой войне. В душе нашего солдата, в его неутомимости, в его умении идти к цели, сметая всё на своем пути, не зная ни сна, ни отдыха, в его нравственном превосходстве над врагом таится то великое, что отличает битву на огромном пространстве от Вислы до Варты и Одера.

Немцы нервно ждали советского наступления с тех плацдармов, которые были созданы нами на западном берегу Вислы. Они ждали его, как надвигающейся грозы с востока, грозы, вместе с которой придет и кара за кровь и муки порабощенных гитлеровцами народов, кара беспощадная и страшная. Но немцы не могли предположить, что удар будет нанесен с такой внезапностью, силой и искусством. Они не могли предположить, что темп и стремительность наступления и на четырнадцатый день будут не ослабевать, а всё больше возрастать.

Между тем больше, чем когда бы то ни было, темп движения войск маршала Жукова определял и победу. После прорыва обороны врага все войска устремились вперед. Где-то сбоку наступающих оставались разгромленные полки и дивизии немцев — на них подвижные части не обращали никакого внимания. Незачем было задерживаться для окружения и уничтожения — разгром довершали наши пехотинцы. Главные ударные силы двигались вперед, не давая врагу опомниться, захватывая узлы дорог, устремляясь всё дальше на запад.

Войска маршала Жукова появлялись у Калиша, у Бромберга, под Познанью с такой неожиданностью, что немцам приходилось всё бросать — и обозы, и технику, и заводы, и аэродромы. Наши войска спасли Лодзь. Этот прекрасный город уже живет теперь полнокровной жизнью. На текстильных фабриках сохранились все машины и запасы сырья. Факельщики не поджигали домов — им пришлось бежать в лес, а теперь их вылавливают наши обозы или жители польских деревень.

Немцы не успели взорвать ни одного дома ни в Радоме, ни в Жирардуве, ни в Лодзи, ни в Калише, ни в Бромберге. У них не было времени — им нужно было спасать себя, но и это им не удалось. На аэродромах и заводе в районе Познани немцы, застигнутые врасплох, бросили 292 самолета. Враг бросает эшелоны с хлебом и амуницией, всё, что он награбил здесь, всё, что он привез сюда, готовясь к обороне.

Оказалась обойденной и парализованной вся система укреплений. На подступах к Познани найден план оборонительных сооружений, в котором с немецкой педантичностью были произведены все расчеты, отмечены грузоподъёмность мостов, пропускная способность дорог, характер и мощь огневых гнезд и узлов сопротивления. Давались точные «ориентиры для стрельбы, произведены были все артиллерийские вычисления, на вычерченном плане указывалось, где и какому взводу быть.

Немцы вынуждены бросать в бой все свои наличные силы. Наряду с кадровыми дивизиями под огонь идут батальоны «фольксштурма».

Никто на фронте не преуменьшает силы врага, еще предстоят ожесточенные сражения. Но полная победа над врагом уже завоевывается теперь на пути к Одеру, и уже близок день, когда гроза с Востока придет и в Берлин. Ее несут туда наши войска, окрыленные гневом и надеждой, люди, уверенные в своей силе и правоте, верные своему долгу и освободительной миссии.

1-й Белорусский фронт, 27 января. (По телеграфу).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны