ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
7.2.2023
Москва
к списку
Пушка «зверобой»
В пасмурные апрельские дни, когда утренние туманы густой стеной ложились в приодерские низины, шла упорная битва за Зееловские высоты, прикрывавшие войскам маршала Жукова подступы к Берлину. У немцев были выгодные позиции. На вершине сплошного гребня высот они поставили все уцелевшие к этому времени пушки от полковых до тяжелых мортир. Туда же, на гряду высот, были стянуты остатки танковых соединений.

Штурм, пожалуй, за все время войны самый насыщенный всеми родами оружия, продолжался несколько дней. В эти дни нам и довелось быть свидетелями разящ ей силы одной из новых систем советских орудий.

Три «тигра» каруселью ходили на холме высот, отвесно обрывавшемся в сторону наших войск. Перед холмом была сплошная равнина, без единого кустика, без построек, за которыми могли бы укрыться пехотинцы или замаскироваться пушки и танки. Все, что наше командование выдвигало на эту равнину, «тигры» расстреливали в упор. «Мертвая зона» до подножья холма простиралась почти на два километра. С наблюдательного пункта командира дивизии генерал-майора Дорофеева мы невооруженным глазом видели курсирующие по холму «тигры». Уже много раз над гребнем холма кружились девятки советских штурмовиков. Но «тигры « в это время уходили, видимо, в ранее приготовленные укрытия. Стоило штурмовикам отбомбиться, как три стальных махины снова занимали свои позиции, брали под контроль всю равнину.

Генерал-майор Дорофеев уже не раз советовался с артиллеристами. Выдвигать пушки вперед — значит посылать орудия их расчеты на верную гибель. Надо было бить издалека, но бить наверняка.

Дорофеев связался с командующим артиллерией армии.

— Пришлите, да поскорее парочку ваших «зверобоев». Без них мы тут протанцуем еще сутки.

Тогда я впервые услышал новое название советских орудий. Смысл этой клички был ясен: пушка, прозванная «зверобоем», предназначена уничтожать все бронированные чудовища, которым немцы для устрашения противника понадавали звериные клички. Через полчаса недалеко от наблюдательного пункта командира дивизии развернулись две пушки, с длинными-длинными стволами, похожими на колодезные журавли. Высота станка и колес пушки почти ничем не отличалась от наших семидесятишестимиллиметровых. Но ствол был чудовищно велик. Казалось, что вся пушка состоит из одного ствола.

Минуты через две пушки спрятались в придорожный кювет. Они выжидали. Расчеты заняли свои места. Стволы были наведены на гребень холма.

Вот раздался первый выстрел — расчеты, видимо, выбрали нужный момент. Потом второй, третий, теперь уже лица штабных офицеров были обращены к гребню холма. Линзы биноклей приблизили высоту, явственными сделали очертания немецких танков. И, как на экране в кино, вскоре мы увидели одну, две, потом три копны густого черного дыма. Примерно десятью Выстрелами все три немецких танка были превращены в обгоревший железный лом. Последовала общая команда: «В атаку!» Орудийные расчеты немцев, уцелевшие еще на холме, были деморализованы и, побросав свои пушки, бросились к Берлину.

Так была пробита еще одна брешь в обороне немцев на подступах в Берлину.

Потом уже на улицах Берлина мы еще несколько раз видали «зверобои». Они стояли на покое. Стволы их были до блеска начищены, а выходные отверстия покрыты чехлами. Тогда же мы узнали, что «зверобои» сыграли выдающуюся роль в боях за Будапешт, где эта система впервые была применена. А после этого уже на многих фронтах она была неизменной спутницей пехотинцев и артиллеристов во всех наступательных сражениях.

На днях, осматривая цехи небольшого экспериментального завода, в одном цехе, среди многих пушек, расставленных в ряд и представлявших как бы своеобразную выставку образцов советского артиллерийского вооружения, я увидел пушку с длинным-длинным стволом. Это был «зверобой».

— Ваша? — спросил я у начальника конструкторского бюро Героя Социалистического Труда генерал-полковника В. Г. Грабина.

— Да, эта пушка — плоды трудов конструкторов и всего коллектива нашего бюро, — ответил Грабнн и рассказал историю создания новой пушки, прозванной на фронте «зверобоем».

Как известно, в половине сорок третьего года на различных фронтах немцы бросили в бой против Красной Армии армады бронированных чудовищ: «тигры», «пантеры», «фердинанды» и др. Перед конструкторами-артиллеристами стала задача: создать такую пушку, которая с большого расстояния и наверняка поражала бы любые немецкие танки. Свои предложения выдвинуло и конструкторское бюро, возглавляемое тов. Грабиным. Эти предложения были одобрены товарищем Сталиным, по существу являющимся отцом всех систем советских пушек, созданных нашими конструкторами как до войны, так и за годы войны.

Начался напряженный творческий труд всех конструкторов. Легко сказать: создать новую систему! Вначале нужно теоретически решить, при чем решить точно, наверняка, много задач. Весь коллектив конструкторов, а особенно т.т. Рене, Хворостин, Назаров, Норкин, Колесников, Покровский все свои расчеты переложили в чертежи, многократно их обсуждали, исправляли, искали более простые решения задач, на которые им указывал главный конструктор.

Наконец, теоретическая часть как будто разрешена успешно. Нужно создать первый образец новой пушки. В работу включается большой производственный коллектив во главе с инженером Антипиным. Каждая деталь первого образца пушки обрабатывается хотя и на станках, но по существу вручную — требуется исключительная тщательность обработки, точность лекальщика.

Все детали готовы, выверены. Теперь начальник сборки т. Мигунов воплощает идею конструкторов в пушку, реальную, осязаемую, грозную для врага. Чертежи стали историей, а новая пушка — действительностью. Наступает последний этап: опытные стрельбы, испытание правильности всех расчетов и теоретических положений. А вдруг все окажется не таким, каким предполагали конструктора, над чем с творческим упоением работал весь коллектив инженеров и рабочих?

Пушку вывезли на полигон. Там уже находился один из трофейных «тигров». Пушку от танка поставили за полтора километра. На броне «тигра» мелом нарисовали крест. Наводчик поставил прицел. Кто был на полигоне, затаил дыхание. Выстрел! Все бросились к танку. Попадание в центр креста абсолютно точнее! Броня пробита!

Такова история одной из советских пушек, созданных нашими конструкторами за годы Отечественной войны.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны