ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
28.2.2020
Москва
вернуться к списку
Будапештские встречи
ПРИБЛИЖЕНИЕ к венгерской столице ощущается не только потому, что все чаще на изгибах шоссе мелькают стрелки с надписью. Об этом прежде всего говорит, напряжённое движение. Идут бензоцистерны, машины с боеприпасами, продовольствием, тянутся тягачи с пушками на прицепе, идут пехотинцы... И над всем этим с ревом проносятся «Ильюшины».

Навстречу колоннам бредут вереницы пленных в немецких шинелях.

По сторонам от дороги — немые свидетели недавних боев: проволочные заграждения, окопы, замаскированные у стогов соломы и кукурузы танки, орудия, подбитые и выведенные из строя. В стороне от дороги мелькают таблички с надписью «Осторожно, мины».

Ночью выпал снежок. Ветер гонит по шоссе поземку, снежные вихри вырываются из-под колёс машин. По шоссе идёт боец. Мы поравнялись с ним.

— Подвезите до Будапешта! — обращается он к нам.

Фамилия бойца — Трубачев, зовут его Михаил Николаевич. До ухода на фронт одиннадцать лет работал электромехаником на одной из московских электростанций. Воюет с осени 1942 года. Был пехотинцем, сражался в Финляндии, под Ленинградом, в Эстонии. При прорыве блокады Ленинграда тяжело ранен и контужен. После госпиталя Трубачева направили в подразделение железнодорожников на должность электромеханика.

— Наша передовая команда во главе с капитаном Васильевым, — рассказывает Трубачев, — находится в Будапеште с самого начала штурма. Она помогала пехоте выбивать врага с вокзала. Как только станцию очистили от немцев, железнодорожники приступили к её расчистке, подсчёту, сколько и каких материалов нужно для восстановления вокзала. Там была обнаружена электростанция. Немцы не успели её взорвать. Для пуска этой электростанции меня и вызвали как старого специалиста.

Вот почему боец спешил в Будапешт. В городе он сошел с нашей машины и затерялся среди зданий...

Будапешт начинается промышленными пригородами. Многие фабрики, заводы, гарант разбиты, разрушены, сожжены. Везде следы недавних боёв. Сапёры выискивают мины, связисты на столбах разбираются в лабиринте проводов. Ремонтируются шоссе, железная дорога.

А в это время над городом разворачиваются шестерки «Ильюшиных». В западной части города то на растает, то затихает канонада, там идет бой. Через каждые 10–15 метров при въезде в Будапешт на столбах крупные надписи: «Дорога разминирована».

Первый, с кем нам удалось побеседовать в Буде, был гвардии сержант Иван Яковлевич Горлов — командир орудийного расчёта. Он спешил на огневую позицию из штаба дивизиона.

— Вы спрашиваете, как воюют артиллеристы? — переспросил он. — А воюют очень просто. Вот здесь за поворотом на улице был опорный пункт немцев. В каменном здании сидели немецкие автоматчики, на чердаке стоял пулемёт. Стены толстые, крепкие, обзор хороший, и стрелки ничего не могли сделать. Тогда нам пришлось выкатить орудие и немного поработать. Прямой наводкой мы ударили по чердаку, потом по окнам. Раз, другой... А тем временем пехота бросилась на дом.

В разбитое окно с последнего этажа большого дома мы смотрели на город. Хотя во второй половине дня небо стало чистым и ярко светило солнце, над западной частью города стояла дымка. Непрерывно ухали орудия. Время от времени доносился визг мин.

Мимо проходит пехота. Она идёт к Дунаю. Сумерки сгущаются. Вечерняя синева окрашена густым дымом. Кончился день — один из последних дней вражеской группировки, окружённой в Будапеште.

БУДАПЕШТ, 9. (Спец. корр. ТАСС).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны