ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
28.6.2022
Москва
к списку
Откуда ты родом, товарищ?
Бывалый солдат Никита Брусков любил рассказывать. О родном Поволжье он говорил всегда с жаром. По его словам выходило, что нет на свете лучшего края, где он родился и вырос. Даже обыкновенная приволжская береза, которая растет в каждом уголке России, куда красивее, чем березы в других местах, не говоря уже о пальмах и кипарисах, хотя ни пальм, ни кипарисов Брусков никогда не видел.

— Мастак ты, Никита, рисовать природу, — слушая его, говорили бойцы. — А какой на Волге народ?

— Нет лучше волжанина, — отвечал рассказчик. — На Волге все такие кряжистые дубы, как я.

А когда Никита Брусков приводил в пример самого себя, никто не мог ничего возразить. Действительно, это был настоящий солдат.

Несмотря на восемь ранений, он был всегда бодрым, в бою — всегда впереди. Выпала роте возможность отдохнуть — и тут первые шутки услышишь от Никиты Брускова.

В одном бою Брусков, как всегда, шел впереди товарищей. Вдруг из какой-то норы выскочили три немца.

Несколько бойцов бросилось к нему на выручку. Но они не успели добежать до места схватки, как Никита двоим гитлеровцам размозжил головы прикладом, а третьего взял в плен.

После боя, когда товарищи начали расспрашивать Никиту, как он разделался с тремя немцами, он коротко ответил:

— Кишка у фрицев тонка против волжанина, — и снова перевел разговор на свою любимую тему о Поволжье...

Вот тут-то и случалось, что Брусков впервые уступил; себе. Только начал было он свой очередной рассказ, как подходит взводный с двумя бойцами и говорит:

— В нашем полку прибыло. Знакомьтесь, товарищи, с вновь прибывшими. Ребята толковые — сибиряки!

Усадили мы новых товарищей в кружок, угостили махоркой. Ну, начались, как всегда, расспросы...

Брусков молчал. Но когда один на пришедших бойцов сказал, что он родом из Томска, Никита приподнялся и спросил:

— Выходит, значит, что ты коренной сибиряк?

Тот ответил утвердительно.

— Не удалось мне побывать в Сибири, — продолжал Брусков. — Стало быть, и природы сибирской я не знаю. А вот людей узнал. По всему видно, золотой народ сибиряки.

И поведал нам старый солдат Никита Брусков быль о бессмертном подвиге взвода сибиряков-добровольцев:

— Случилось это во время уличных боев в одном городе. На окраине его стоял отдельный небольшой домик. Издали он был похож на бесформенную развалину. Крыша была давно сорвана и разбросана по полю мелкими кусками железа, а уцелевшие стены сплошь изъязвлены разрывами снарядов. Вся земля на сотни метров вокруг развалин была вспахана немецкими снарядами.

Вот в этих-то развалинах, где камень был превращен в пыль, сидела горстка наших бойцов. Советские воины отбивали жесточайшие атаки немцев, не имея связи со своим подразделением. После каждого артиллерийского налета казалось, что в домике все погибли. Но как только поднималась цепь немецкой пехоты, из развалин дома начинали бить наши пулеметы и автоматы. Снова начинала бить немецкая артиллерия, снова появлялись цепи немцев.

Нам был отдан приказ любой ценой пробиться к развалинам дома и помочь героям. По лощине, где ни на минуту не переставали рваться вражеские снаряды, устремился наш взвод. Люди знали, что идут на смерть, но она не страшила их.

Одному из первых мне удалось проскочить стену огня и достичь домика.

Среди груды кирпичей стоял полуразбитый пулемет, а рядом с ним лежал весь израненный боец.

Увидев меня, он приподнял окровавленную руку и тихо спросил:

— Откуда, товарищ?

— Из первой стрелковой! — ответил я и хотел помочь подняться истекающему кровью бойцу.

— Не надо! — еле слышно сказал он и повторил свой вопрос: — скажи, откуда ты родом, товарищ?

— С Волги, браток, из Сызрани, — ответил я.

— А я из Сибири, иркутянин. Будешь жив, — передай, что взвод добровольцев-сибиряков отстоял свой рубеж, — прошептал он потрескавшимися и обескровленными губами и поник головой на тело своего пулемета...

Не шелохнувшись, слушали мы рассказ-быль своего товарища Никиты Брускова.

После продолжительной паузы Никита Брусков погладил пожелтевшие от махорки усы и, как бы в заключение, сказал:

— Вот, братцы, какие у нас люди! Золотой народ...

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 4.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны