ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
28.2.2020
Москва
вернуться к списку
Кистжинь
Когда подъезжаешь к городу Кистжинь и поднимаешься на прибрежные кряжи, — перед глазами открывается большая и красивая панорама. Отсюда видны серый Одер, бегущий с юга. и его широкие рукава на крутом изгибе, видна Варта, впадающая в капал Фридриха Вильгельма, а затем в основное русло Одера, видны речка Штром, множество мелких речушек, озер и прогонов. Мартовское половодье вывело их из берегов, соединило между собой.

В час нашего приезда на панораме этой водной стихии отчетливо рисовалось огромное дымное пятно, в глубине которого сверкали белые огни. Эго был Кистжинь. Там шел бой.

Город и крепость Кистжинь (Кюсгрин) расположен на берегах Одера и Варты и на островах между широкими протоками этих рек и каналом Фридриха Вильгельма. Северная часть города — Нойштадт — находится на правом берегу Одера и Варты, а центральная часть — так называемый Альтштадт и крепость — на островах. Таково географическое положение этого большого города, от которого идут железные дороги на Берлин, на Франкфурт, на Штеттин и разбегаются в разные стороны широкие асфальтовые магистрали.

Кистжинь лежит на главном берлинском шоссе, на кратчайшем пути к германской столице и является важным опорным пунктом на ее подступах. Кроме фортов старой крепости, здесь имелись укрепления, построенные по последнему слову техники.

Немцы приложили максимум усилий, чтобы сделать эти укрепления неприступными. Немецкое командование всё время провозглашало: «Ни шагу назад! Кюстрин — ворота Берлина». В маленькой газетёнке под названием «Крепость Кюстрин» так и писалось: «Советы будут пытаться как можно скорее овладеть средним течением Одера и крепостью Кюстрин — воротами Берлина. Наша задача — держать эти ворота закрытыми: Крепость Кюстрин — важнейшая фигура в современной военно-шахматной игре за восточную часть Германии».

Для защиты этой «военно-шахматной фигуры» немецкое командование бросило эсэсовские полки, моторизованные отряды, охранные части. Во главе их был поставлен возвеличенный Гитлером разбойник — «отличившийся» при подавлении варшавского восстания генерал-лейтенант Райненфарт. Он построил в Кюстрине новые оборонительные сооружения, превратил каждый дом в крепость, поставил пулеметы на крышах и за спинами своих солдат.

Борьба за Кистжинь была упорной и ожесточенной, После того, как наши войска ворвались в город, завязались уличные бои, не прекращавшиеся ни днем, ни ночью. Наши бойцы врывались во дворы и в дома, выбивали немцев гранатами и штыками, отвоевывали улицу за улицей, квартал за кварталом. Почти целый день шла борьба за водокачку, за стрельбище, за прибрежный квартал. Несколько дней наши войска штурмовали крепостные форты.

Для того, чтобы попасть на наблюдательный пункт наших сражавшихся частей, нам пришлось переправиться через реку. Сильный северный ветер гнал волны по реке. Маленькая наша лодочка с трудом приблизилась к наскоро сбитому из досок причалу.

С вершины дамбы, которая на много километров протянулась вдоль озера, была видна картина боя. Слеза и сзади — в глубоких ямах, обсыпанных кругом землей и прикрытых сухими ветвями, стояли паши орудия. Их выстрелы гулким эхом отдавались за рекой. Снаряды, шурша, пролетали вдоль дамбы и рвались впереди, в дымной туче, окутавшей кистжиньскую крепость. В пригороде, в последних его кварталах, шел жаркий бой. Горели дома, разрывы снарядов и гранат сливались в один общий гул. Время от времени сквозь этот грохот пробивалась трескотня автоматов.

Слева, на железнодорожной станции и на окраине города, рвались немецкие снаряды, пущенные из крепости. Паши бойцы то ползли вдоль тротуаров, то вновь подымались и шли в атаку, лезли на крыши, на чердаки, с боем очищая от врага каждый метр зданий и улиц.

На наблюдательном пункте — в маленькой землянке, вырытой в дамбе, разместился штаб энского соединения. Командир соединения склонился над картой, расчерченной квадратами, часть которых была заштрихована красным карандашом. Это были отвоеванные кварталы Кистжиня. Генералу докладывали по телефону:

— Тридцатый квартал очищен полностью, в двадцать седьмом осталось два дома. Противник сильно сопротивляется. В двадцать шестом идет бой. В последнем доме взят второй этаж. Слева закончился оптовой налёт, роты идут в атаку.

И из маленькой землянки штаба, где четко ощущался весь ход, весь пульс боя, летели по проводам короткие приказания: — Смотрите за правым флангом. Не упускайте из вида северную группу, набросайте там мин и поставьте боевое охранение. Продвигайтесь дальше. Быстрей! Патроны послали...

Спускались сумерки, но бой не утихал. Еще отчетливее стали видны огненные всплески артиллерийских разрывов, еще чаще грохотали наши орудия. Весь город был уже очищен, шёл штурм крепости.

Ночью с лесистых высоток мы увидели на западе бледные лучи прожекторов и зарево. Это американская авиация бомбила Берлин.

Вчера войска маршала Жукова завершили разгром немецкого гарнизона в Кистжине и полностью овладели этим мощным опорным пунктом обороны немцев на Одере, прикрывающим подступы к Берлину. В боях за Кистжинь взято много пленных и большие трофеи.

1-й Белорусский фронт, 13 марта. (По телеграфу).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны